Церкви михаила архангела михайловского монастыря

Миха?йловский собо?р, храм во и?мя Архистрати?га Михаи?ла — одна из древнейших построек и памятник архитектуры XI—XVIII веков в ансамбле Выдубицкого монастыря. Собор был сооружён в 1070—1088 годах Всеволодом Ярославичем, сыном Ярослава Мудрого.

Православный храм
Михайловский собор
50°25?00? с. ш. 30°34?08? в. д. H G Я O L
Страна Украина
Город Киев
Конфессия ПЦУ
Строительство 1070—1088 годы
Медиафайлы на Викискладе

Содержание

  • 1 История
  • 2 Изображения
  • 3 Литература
  • 4 Ссылки

В 1070 году киевским князем Всеволодом Ярославичем был заложен и построен собор Архистратига Михаила по случаю рождения своего сына Ростислава. После строительства был освящён митрополитом Иоанном III.
Изначально собор представлял собой крестово-купольное, трёхнефное шестистолпное, вытянутое по восточно-западной оси сооружение с узкими боковыми нефами, построенное в технике утопленного ряда. С севера и юга к собору примыкали княжеские усыпальницы.

С точки зрения геологии, место, выбранное для возведения собора, было сложным — на обрыве, прямо над Днепром. Поэтому, уже с XII века восточную стену храма периодически разрушали оползни, случавшиеся вследствие наводнений, подмывавших берег.
При княжении Рюрика Ростиславича с 10 июля по 24 сентября 1199 года зодчим Петром Милонегом была сооружена подпорная стена (Выдубицкая стена, не сохранилась), поддерживавшая склон холма, на котором стоял храм.

Тем не менее, в XVI веке половина Михайловской церкви (купол и вся алтарная часть) всё же рухнула в Днепр вместе с подпорной стеной Милонега.

В середине XVII века полуразрушенный храм реставрировал на собственные средства митрополит Пётр Могила, при котором в 1630-е годы Выдубицкий монастырь был отобран у униатов. Интерьер собора был поделён на два этажа сводами, сохранившимися до наших времён. В нижней части расположился Михайловский алтарь, а в верхней — в честь Благовещения. Алтарь и купол были сооружены из дерева.

После пожара 1760 года и уничтожения деревянных пристроек, собор был восстановлен в 1767—1769 годах архитектором М. И. Юрасовым [uk] в стиле украинского барокко, по проекту которого был сооружён каменный алтарь и завершение купола — «баня».

В 1920—1930 годах Михайловский собор принадлежал УАПЦ.
В 1934 году, после ареста последнего настоятеля отца Павла (Высочанского) собор был закрыт. Здание использовалось как военный склад. После Великой Отечественной войны в нём размещалась часть фондов Центральной научной библиотеки.
С 1975 года в нём располагались фонды Института археологии.

Архитектурно-археологические исследования собора в разное время проводили: А. Д. Эртель и В. П. Пещанский в 1916 году, М. К. Каргер в 1945 году, И. И. Мовчан в 1972—1973 годах.
Во время реставрационных работ в 1974—1981 годах в интерьере была обнаружена фресковая живопись XI века и росписи XVIII—XIX веков.

В южной стороны собора находится небольшое здание отпевальни, построенное в середине XVIII века.
На фасаде Михайловского собора в 1982 году, в связи с празднованием 1500-летия основания Киева, была установлена мемориальная доска Петру Милонегу. Доска выполнена из гранита, на ней — барельефный портрет Милонега. Архитектор проекта — В. В. Савченко.

В 1991 году храм был передан УПЦ КП.

В наши дни из домонгольских времён сохранилось две стены с характерной кладкой периода Киевской Руси. [ источник не указан 2537 дней ]

  • дороги
  • спутник
  • гибрид

Решением мунициального собрания внутригородского муниципального образования «Пресненское» в Департамент культурного наследия направлена просьба о включении здания храма Чуда Михаила Архангела в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. На основании того же решения формируется обращение в Москомархитектyру с предложением разработать проект восстановления фасада здания в первоначальном виде.

Храм заложен в 1914 году и являлся подворьем уфимского Михайловского монастыря. Отнят у Церкви и закрыт в 20-х гг. XX века и превращён в 3-этажный дом. В конце 70-х гг. XX века в здании находился трест «Гидромонтаж», в 90-х гг. «Союзснабимпорт». Сегодня здание делят между собой насколько арендаторов, в том числе Йога-центр.

Церковь Чуда Архангела Михаила на подворье Михайловского женского монастыря Уфимской епархии. Б. Пресненская, ныне ул. Красная Пресня, 46, у Пресненской заставы близ угла Пресненского вала.

Михайло-Архангельский женский монастырь находился в Уфимском уезде Уфимской епархии, учрежден в 1901 г. Синодом разрешено монахиням Михайловского монастыря соорудить храм и подворье в Москве. В нижнем этаже будет престол св. мч. Иоанна Нового, а в верхнем — чуда арх. Михаила и св. Алексия митрополита в память рождения Наследника цесаревича. Закладка храма была летом 1914 г. Предполагалось впоследствии устроить приделы: Алексия митрополита и Иоанна Нового Белградского (Сочавского, память 2 июня ст. ст.). Находящиеся в архиве чертежи храма подписаны архитектором Машковым. 21 дек. 1916 г. при подворье освящена часовня Богоматери «Нечаянная радость», вмещающая до 200 богомольцев. Его совершил еп. Модест при пении хора монахинь обители.

Осенью 1918 г. в подклете была освящена церковь Спаса Нерукотворного Образа». Вероятно, это был единственный освященный престол храма, который вскоре закрыли. М.Л. Богоявленский записал рассказ старожилки о том, что в 1918 г. в подклете была церковь, куда народ ходил молиться. Здесь особо чтилась икона Богоматери «Нечаянная радость». Над зданием тогда был купол с крестом, остатки которого сохранились до сих пор.

О закрытии храма существует косвенное свидетельство в газете «Известия» от 3 апреля 1923 г.: «Рабочие фабрики и завода Мамонтова, заводов «Санитарная техника», «Водомер» и других подняли в президиуме Краснопресненского райсовета вопрос о ликвидации ц. Воскресения по ул. Красная Пресня (речь идет о церкви подворья Михайловского монастыря, так как на ул. Красная Пресня других храмов не было. — П. П.) и о достройке ее в целях использования для другого назначения».

Здание действительно надстроили, внутри сделали перекрытия, превратив его в 3-этажный дом. Внутри в 1979 г. находился трест «Гидромонтаж» Министерства энергетики и электрификации. Наверху сохранилось основание барабана главы. В 1990 г. его уже занимал «Союзснабимпорт» В/О Внештехобмен Госснаба СССР.

Здание на государственной охране не стоит.

Паламарчук П.Г. Сорок сороков. Т. 3: Москва в границах 1917 года. М., 1995, с. 155-156

Церковь Михаила Архангела на Сковородке

  • Яндекс-карты
  • Google maps
  • OpenStreetMap
  • Wikimapia
  • 2Gis Карты
  • Bing maps
  • дороги
  • спутник
  • гибрид
  • Статьи (4)
  • Комментарии (0)

Церковь Михаила Архангела, народное название — церковь Михаила Архангела на Сковородке. Дата постройки — 1355 г. Расположена на территории бывшего монастыря. Практически уничтожена в Великую Отечественную войну, не восстанавливается.

За Сиверсовым каналом, немного южнее Нередицы находятся остатки каменного храма Михаила Архангела в Сковородском монастыре. Древнерусские монастыри назывались по посвящению главного храма – собора, а прозвание имеют по местоположению или по имени основателя. В данном случае следует предполагать, что название монастыря произошло от конфигурации местности, похожей на сковороду. Однако несмотря на свою очевидную древность, собор Сковородского монастыря почти не привлекал внимания исследователей, а после открытия на его стенах фресок интерес к архитектуре памятника был как бы заслонен изучением его настенной живописи.

Основателем монастыря и строителем каменного храма был новгородский владыка Моисей (1324-1329 гг.). Хорошо известно, что он одно время был архимандритом Юрьева монастыря. В 1354 году во время второго пребывания на новгородской кафедре Моисей получил в знак особых заслуг от византийского императора Иоанна Палеолога и патриарха Филофея скресчатые ризы. Храм Михаила Архангела был построен по заказу архиепископа Моисея в 1355 году. По своим архитектурным формам Михайловский храм был близок волотовской церкви. Лаконично решенные фасады здания, которые не имели даже лопаток, завершались трехлопастной закомарой. Этот прием станет обязательным в постройках второй половины 14-15 веков. Дополняли объемную композицию притворы с севера, запада и юга. Оставив кафедру в 1360 году, архиепископ Моисей удалился именно в Сковородский монастырь, где скончался и был похоронен 25 января 1362 года. По своему стилю сковородские фрески сильно отличались от фресок «феофановской школы». В этом особенно легко убедиться при сопоставлении их с фресками волотовской церкви, выполненных с невиданной в новгородской живописи экспрессией. Михайловкие фрески отличает изысканный аристократизм, красота спокойных округлых форм, изящество жестов и утонченность колорита, построенного на мажорных оттенках фиолетового, зеленого и оранжевого тона.

Исследовательские работы 20-30-х гг. 20 века выявили значительное число хорошо сохранившихся фресковых композиций, выполненных вскоре после возведения храма. Во время войны храм был разрушен, его гибель и утрата первоклассных по качеству фресок – невосполнимая потеря для отечественной культуры. В 18-19 вв. храм неоднократно ремонтировался, дополнялся пристройками, получил новую кровлю, а вместо первоначальной одной главы был увенчан пятью главами. Этот монастырский памятник показывает усиливающееся движение в сторону складывания нового стиля, в формировании которого активно участвуют заимствованные романо-готические мотивы, а также конструкции и детали «смоленского» происхождения. Церковь на Сковородке сыграла, по всей видимости, не последнюю роль в формировании облика небольшого новгородского монастырского храма.

В 1355 г. Моисей строит каменный храм Михаила Архангела на Ско­вородке (Сковоротке), т.е. основывает ядро будущего монастыря (как Щил или Окинф Жабин или как сам Моисей в 1335 г. в Деревяницах и в 1352 г. на Волотовом поле). Хочется отметить частный, почти личный ха­рактер заказа владыки. В случае со Сковородским монастырем владыка Моисей несомненно готовил себе место последнего успокоения: в 1359 г. он сошел с кафедры и удалился в Сковородский монастырь, а в 1363 г. он был погребен владыкой Алексеем в притворе монастырского храма.

Интересно, что основанный в 1355 г. Сковородский монастырь находится в относительной близости к монастырю в Коломцах, где впервые появился Моисей, откуда он был поставлен в первый раз на кафедру и куда удалился на покой в 1330 г. Этот памятник в настоящее время находится в руинах и его жалкое состояние позволяет сделать только предварительные выводы о его месте в истории новгородской архитектуры. Несмотря на свою очевидную древность, собор Сковородского монас­тыря почти не привлекал внимания исследователей, а после открытия на его стенах фресок интерес к архитектуре памятника был как бы заслонен изу­чением его настенной живописи.

Первое описание монастырского собора было сделано Макарием, в этой сухой исторической справке наиболее ценны сведения о перестройках древнего собора и обстройке его приделами в 1798-1820 гг. В посвя­щенной фрескам собора статье В.А. Богусевича и путеводителе А.А. Стро­кова и В.А.Богусевича указано на близость типа храма на Сковородке и церкви на Волотове и подробно рассмотрены поздние перестройки. В.А. Богусевич видит в типе памятника на Сковородке указание на распростра­ненность форм Волотовской церкви в новгородском зодчестве своего вре­мени. Почти то же самое сказано в статье В.Н. Лазарева о фресках собо­ра. В работах А.А. Строкова и В.А. Богусевича, а также В.Н. Лазарева опубликован план древней части собора. М.К. Каргер добавил к общему мнению о близости собора на Сковородке к Волотову (отказ от членения стен лопатками и полопастное покрытие), предположение о трех притворах, перекрытых коробовыми сводами, что не подтверждается обследованием сохранившейся части стен: с северной стороны притвора не было, т.е. здесь видно, что к гладкой поверхности первоначального фасада примкнула кирпичная прикладка позднего придела. По всей видимости, в храме на Сково­родке был только один древний притвор с запада, как это показано на опуб­ликованном плане. В раннем издании книги М.К. Каргера опубликована уни­кальная фотография, сделанная с чердака над западным притвором до разрушения храма, на которой ясно видны два окна со стрельчатыми завершениями и между ними и немного выше — заложенное круглое окно с валиковой рамой. По краям фасада на этой фотографии видны кирпичные лопатки-пилястры, сделанные при перестройке в начале XIX в. и видные на фотографиях других фасадов. В путеводителе Л.А. Секретарь и Л.А. Филипповой сообщены краткие сведения о Сковородском монастыре и его соборе и опубликована реконструкция западного фасада собора, выполненная Л.Е.Красноречьевым. Следует упомянуть и беглый типологический очерк Е.В. Солениковой, в котором храм на Сковородке традиционно сравнивается с церковью на Волотовом поле, а к ним довольно произвольно присоединены храмы Знамения и Троицы на Редятине улице.

В настоящее время собор находится в развалинах: сохранился на значительную высоту только северо-восточный угол храма, виднеется стена северной половины абсиды, остальная площадь памятника представляет собой холм из щебня и фрагментов кладки, скрывающий основания стен основного объема и притвора. Храм сложен из плит известняка и ракушеч­ника, в ответственных частях (вокруг окон, в лопастной арке, восточной стене, сводах и арках) применен брусковый кирпич с характерными для се­редины XIV в. размерами 7,5-8 х 14-15 х 28-29 см. С внутренней сто­роны сохранившихся стен видна кладка «на иконку» — крупные плиты об­лицовывают поверхность. Толщина стен 110 см, видны каналы двух уров­ней связей (размер связей 25-21 см): средний уровень проходит над окном жертвенника, верхний — в основании полукоробового свода. Нижняя часть полукоробового свода сохранилась над северо-восточным угловым компартиментом, видны и части арок, перекинутых от стен к северо-восточному столбу. С внешней стороны под поздней прикладкой начала XIX в. видна гладкая первоначальная поверхность северного фасада, в верхней части которого заметна кривая двухуступчатой лопастной арки, обрисовывавшей завершение каждого фасада. От знаменитых фресок сохранился лишь не­большой фрагмент фона на восточной стене.

Несмотря на крайне плохое состояние памятника, мы можем, исполь­зуя старые фотографии, описания и план, попытаться определить его значение в истории новгородской архитектуры.

Тип церкви Михаила Архангела на Сковородке 1355 г. является очень близким повторением типа церкви Успения на Волотовом поле 1352 г., сооруженной также по заказу архиепископа Моисея и хорошо из­вестной по многочисленным публикациям. Храм на Сковородке имел, правда, уже несколько большие размеры (10х11 м при подкупольном квад­рате 3,5х3,5 м, в то время как церковь Успения имеет размеры 9х10 м при подкупольном квадрате 3х3 м). Большинство форм этих двух памят­ников совпадают: небольшой компактный объем без членения фасадов ло­патками, одноглавие, невысокая полукруглая абсида, притвор с запада, круг­лые столбы в западной части, деревянные хоры-настил над западной тре­тью, в которых нет столь характерных новгородских «палаток»-приделов. Очень близка и техника кладки двух указанных храмов. Поэтому вполне справедливой выглядит точка зрения большинства ученых, признающих за Сковородским храмом роль еще одного повторения типа, выработанного владыкой Моисеем для «своих» монастырей.

Читайте так же:  Церковь метро римская

Но в архитектуре храма Михаила Архангела есть уже некоторые фор­мы, которые свидетельствуют об изменениях по сравнению с Волотовской церковью. Это и уже отмеченное увеличение размеров, и вызванное этим увеличением умножение числа окон в барабане. В Сковородском памятни­ке их уже не четыре, как в Волотове, а восемь (во время росписи храма фресками диагональные окна были заложены). Это умножение числа окон в барабане ставит перед нами вопрос о своеобразном «пороге», с которого нужно было уже устраивать 8 окон. Напомним, что в церкви Николы на Липне их было тоже 8 при размерах 10х11 м при подкупольном квадрате примерно 3х3 м, восемь окон было и в барабане церкви Спаса Преобра­жения на Ковалеве 1345 г. (11х12 м, подкупольный квадрат 3,7х3,7 м), столько же окон было в Никольском храме в Изборске 1340-х гг. (12,2-12,2 м, подкупольный квадрат 3,4х3,4 м). В церкви на Сковородке этот порог был перейден благодаря увеличению подкупольного пространства и диаметра барабана, а боковые нефы остались примерно той же ширины, что и в Волотовском храме.

Вполне возможно, что в западной стене храма была внутристенная лестница на хоры, которой в Волотове не было (такая лестница есть в церкви на Ковалеве). Следует указать также на большее по сравнению с Воло­товым увеличение западной трети храма, вызванное желанием увеличить полезную площадь храма. Нам неизвестно количество и характер окон на боковых фасадах, но на западном фасаде над притвором была уже пара окон, что свидетельствует о желании заполнить увеличившуюся плоскость. Нет достоверных сведений и о порталах храма, которые Л.Е.Красноречьев ре­конструирует со стрельчатыми готическими завершениями, что, впрочем, вполне вероятно для этого времени.

Круглые восточные столбы церкви на Сковородке являются прямой цитатой из храма на Волотовом поле, но следует напомнить, что они пояляются уже в церкви Благовещения на Городище 1342-1343 гг., сооружен­ной архиепископом Василием Каликой. Сам мотив ведет свое происхожде­ние от четырех круглых столбов-колонн церкви Параскевы Пятницы на Тор­гу 1207 г. (сохраненных во время восстановления рухнувшего храма в 1345 г.) и иконографически, конечно, ближе к редуцированному варианту с восьмигранными столбами с запада в храмах Рождества Богородицы на Пе-рыни (вторая треть XIII в.) и Николы на Липне (1292 г.). Хотя этот мотив и был известен раньше и встречается в 1340-е гг. (здесь нет принципиаль­ной разницы между восьмигранной и круглой формой столбов), все же он достаточно редок, а в двух постройках Моисея он, вместе с полопастным покрытием без лопаток, выглядит своеобразной «маркой» архиепископской артели.

Угловые компартименты церкви Михаила Архангела перекрыты полукоробовыми сводами (в четверть окружности), что отличает этот памятник от храма на Волотовом поле, где угловые части имели коробовые своды. Полукоробовые своды, форма которых более отвечает покрытию с лопаст­ными арками на фасадах, стала во второй половине XIV в. (начиная с цер­кви Федора Стратилата на Федорове улице 1360—1361 гг.) характерной чер­той каждого новгородского храма. Но в первой половине столетия зодчие как бы выбирали между традиционными для монгольского Новгорода коро­бовыми сводами в углах и полукоробовыми сводами, пришедшими из смо­ленской архитектуры (известны в храме Михаила Архангела в Смоленске конца XII в. и церкви Параскевы Пятницы в Новгороде, выстроенной смо­ленскими мастерами в 1207 г. В храмах Рождества Богородицы в Перыни (вторая четверть XIII в.) и Николы на Липне (1292 г.) использовались полукоробовые своды в угловых компартиментах (в церкви Николы на Липне только в восточных углах), но в церкви Николы Белого 1312—1313 гг. и хра­ме Николы в Изборске 1340-х гг. в углах появились коробовые своды (вме­сте с традиционным расчленением фасадов на три прясла). В церкви Спаса на Ковалеве 1345 г. мы видим возвращение к полукоробовым сводам в углах, но это возвращение не было окончательным: в церкви Успения на Волотовом поле 1352 г. мастера опять устроили коробовые своды в угло­вых компартиментах. Полукоробовые же своды в угловых частях церкви Ми­хаила Архангела на Сковородке показывают, что мастера обратились к «смо­ленской» линии внутри новгородского зодчества и изменили формы прообраза (церкви на Волотове) в сторону более современную. Можно думать, что около 1355 г, в архитектуре Новгорода наступает переход от «метаний» (вы­ражение А.И.Некрасова) первой половины столетия к сложению нового сти­ля, где система сводов играет не последнюю роль.

На западном фасаде церкви на Сковородке два окна с готическим за­вершением и круглым окном-розой над ними как бы заключены в поле, обведенное трехлопастной аркой. Если готическая форма окон уже была из­вестна в новгородском зодчестве (церковь Николы Белого 1312—1313 гг.), то круглое окно практически не имеет аналогий и является прямым сви­детельством заимствований в западной архитектуре. Похожая композиция с двумя окнами, круглым окном над ними и завершающей аркой (правда по­луциркульной) известна нам в церкви в Вальяла на острове Сааремаа в Эс­тонии, которая сооружена в середине XIII в. Отдельные круг­лые окна розы с валиковыми обрамлениями известны и в Домском соборе в Риге XIII в. (средний неф, крестовый ход и зал капитула). Такое сход­ство с романо-готическими по стилю храмами говорит о возврате мастеров храма на Сковородке к поискам форм в архитектуре Балтийского региона, что существенно отличает исследуемый памятник от храма на Волотовом поле, где только окно с треугольным верхом в восточной части южного фа­сада свидетельствовало о западных влияниях, а общий слитный облик хра­ма, в самых общих чертах и с упрощениями воспроизводившего храмы в

Перыни и на Липне, говорил об аскетизме заказчика и мастерстве зодчих, использованием изящных пропорций буквально «вытянувших» памятник до уровня шедевра. В церкви на Сковородке при использовании того же типа западные формы занимают уже значительное место в декоре фасада, что воз­вращает этот памятник в круг новгородских храмов первой половины XIV в., в которых в той или иной детали фасада обнаруживаются романо-готические формы (аркатуры, окна, стрельчатые порталы). Здесь мы также видим появление новых форм, которые появились на фасаде как будто помимо воли заказчика и существенно сближают выработанный Моисеем и его мастера­ми в церкви на Волотове «очищенный» тип монастырского храма с архи­тектурной практикой своего времени.

Таким образом, при беглом обзоре архитектурных форм храма Миха­ила Архангела на Сковородке, исследование которого следует продолжить, раскрыв руинированные остатки, выясняется, что этот монастырский памят­ник показывает усиливающееся движение в сторону складывания нового стиля, в формировании которого активно участвуют заимствованные романо-готические мотивы, а также конструкции и детали «смоленского» про­исхождения. Этот процесс захватывает и такие оригинальные по заказу па­мятники, как монастырские храмы Моисея и сравнение Волотова и Сково­родки говорит о том, что новые формы вторгаются даже в программу, кото­рая, как следует из взгляда на архитектуру Волотова, была рассчитана на крайний архитектурный аскетизм и, возможно, «византинизм». Церковь на Сковородке сыграла, по всей видимости, не последнюю роль в формирова­нии облика небольшого новгородского монастырского храма: ее формы были «понятнее» исключительно скупых и рафинированных форм храма на Волотовом поле.

Источник: Седов Вл.В. Собор Михаила Архангела Сковородского монастыря. В кн.: Труды VI Международного конгресса славянской археологии. Т. 5. История и культура древних и средневековых славян. М., 1999. С. 264 – 270.

К югу от расположенной на берегу Cиверсова канала деревни Сковородки, в поле у берега Волхова возвышается небольшой лесистый холм с виднеющимися посредине развалинами старинной постройки. Прежде здесь находился мужской монастырь Михаила Архангела на Сковородке, а руины остались от одноименного главного монастырского храма. В средневековой Руси названия монастыря и его главной церкви, как правило, давались во имя одного и того же святого. Согласно Новгородской I летописи, храм был основан по замыслу новгородского владыки Моисея в 1355 г: «В лето 6683. Постави владыка Моси церковь камену святого Михаила на Скворотке».

По распространенному мнению, тогда же тем же архиепископом был основан и монастырь, хотя летопись сообщает только о закладке каменной церкви. В этом же сообщении впервые упоминается название местности — Скорородка, хотя, несомненно, оно появилось раньше и поэтому упомянуто как привычное. Предполагается, что оно произошло от конфигурации местности, напоминающей сковородку. Хотя чем она с ней схожа, не ясно. Вновь построенная каменная церковь напоминала многие известные новгородские храмы второй половины XIV века: однокупольная, одноапсидная, четырехстопная, с характерным трехлопастным закомаром (так на Руси называлась верхняя часть церковных фасадов). Пожалуй, больше всего он походил на сохранившуюся до наших дней церковь Успения на Волотовом поле, построенную по заказу того же владыки всего на три года раньше Михайловской, в 1352 г.

Однако, в отличии от Волотовской Успенской церкви и многих других новгородских храмов тех лет, церковь Михаила на Сковородке была расписана сугубо в местных, новгородских традициях, без влияния школы Феофана Грека и каких либо направлений исихазма. (Исихазм — модная в то время на Руси византийская иконописная традиция с живописанием аскетизма и суровости. Лики святых, написанные в манере исихазма, непременно резко очерчены, худы, сухи и грозны. Одним из виднейших представителей исихазма был в том числе и вышеупомянутый известный русский иконописец византийского происхождения Феофан Грек). Поэтому михайловские фрески отличались теплотой тонов, мягкостью и пластичностью. В настоящее время мы можем довольствоваться лишь их фотографиями: храм был почти полностью разрушен в Великую Отечественную войну.

Храм располагался на видном месте и живописно обозревался как со стороны Волхова и Ильменя, так от Перыни, Юрьева монастыря и городища. Вместе с расположенной напротив через Волхов Перынью он как бы венчал вход в реку из Ильмень-озера.

Что касается архиепископа Моисея, то он умер несколько лет спустя после закладки храма, 25 января 1363 года, был погребен в нем и положен в гроб лично новым новгородским владыкой Алексием.

30 ноября 1409 г. летопись сообщает о чуде, случившемся в церкви — в куполе «маковице» раздался неведомый страшный шум, который длился два дня подряд. Надо сказать, что ноябрь — время поздних осенних ветров и купол хорошо продуваемой с реки и Ильменя церкви действительно мог почти непрерывно долго гудеть. А в 1415 г. настоятель церкви, Михаил, выступил одним из трех кандидатов на пост нового новгородского владыки, ему помешала лишь случайность, так как, по новгородской традиции, избирали жеребьевкой, и на этот раз повезло не ему.

В XIX веке храму сменили кровлю, сделав ее четырехскатной, убрали трехлопастное завершение закомаров и сделали его пятиглавым. Да и главный купол изменили, сделав его в духе времени двухъярусным.

В годы войны монастырь был полностью уничтожен, а от главной церкви остались развилины, торчащийе около западной стены, и характерная округлая нижняя часть апсиды с востока. Холм, на котором стоял монастырь, за последние десятилетия порос лесом, в котором нетрудно отделить немного толстых вековых деревьев и море относительно молодой поросли. Земля в этом леску неровная: многие из этих небольших горок содержат внутри остатки уничтоженных войной храмовых приделов и традиционных жилых и хозяйственных монастырских построек.

Миха?йловский Златове?рхий монасты?рь (укр. Михайлівський золотоверхий монастир ) — действующий монастырь в Киеве, воссозданный в 1997—1998 годах в формах разрушенного в 1930-х годах соборного храма в честь Архангела Михаила. Является главным собором ПЦУ.

Монастырь
Михайловский Златоверхий монастырь
укр. Михайлівський золотоверхий монастир
50°27?20? с. ш. 30°31?22? в. д. H G Я O L
Страна Украина
Город Киев
Конфессия Православие (ПЦУ)
Епархия Киевская епархия
Архитектурный стиль украинское барокко
Архитектор Иван Григорьевич Григорович-Барский
Дата основания XII век
Дата упразднения 1934
Состояние действующий
Сайт archangel.kiev.ua
Медиафайлы на Викискладе

Включает также трапезную с церковью Иоанна Богослова (1713 год) и колокольню (1716—1719 годы, разрушена в 1930-х, восстановлена — 1997—1998). Предполагается, что Михайловский собор был первым храмом с позолоченным верхом, откуда на Руси пошла эта своеобразная традиция.

Содержание

  • 1 История
    • 1.1 Снос
  • 2 Современность
  • 3 Примечания
  • 4 Литература
  • 5 Ссылки

Предание приписывает основание монастыря первому митрополиту Киевскому Михаилу.

Первый храм в честь Архангела Михаила был заказан в 1108 году князем Святополком Изяславичем (в крещении Михаилом) на месте Дмитриевского монастыря, построенного предположительно его отцом — Изяславом Ярославичем (в крещении Димитрием).

Возведённый в 1108—1113 годах Михайловский собор имел особое значение для киевлян, ибо был посвящён архангелу Михаилу — небесному покровителю Киева. В XII веке монастырь был местом захоронения князей.

Предполагается, что при храме был тогда же учреждён и монастырь. С древнейшей поры церковь носит название Златоверхой, вероятно, потому, что была единственной в то время церковью с золочёным верхом. Ко времени Святополка предание относит и перенесение в Киев из Константинополя в 1108 году главной святыни Златоверхого монастыря, мощей святой великомученицы Варвары.

При Святополке Изяславиче (1093—1113) ограда стольного города была расширена постройкой нового земляного вала, охватившего и Михайловский монастырь.

Во время взятия Киева Батыем и во время нападения на Киев крымского хана Менгли I Гирея в 1482 году, Златоверхий монастырь сильно пострадал. Короли польские дали ему грамоты на свободный выбор игуменов и независимость от воевод и митрополитов. В XVI веке обитель была одним из богатейших киевских монастырей.

В 1612 году Сигизмунд III отдал Златоверхий монастырь униатам, но завладеть фактически ни монастырём, ни даже, по-видимому, монастырскими имениями униатам не удалось. Быть может, монастырь обязан этим поддержке казаков, благодаря которым в 1620 году михайловский игумен Иов Борецкий был посвящён в митрополиты. Иов остался жить в Златоверхом монастыре, который на время приобрёл значение митрополичьей резиденции.

С присоединением в 1654 году Киева к Российскому государству Златоверхий монастырь лишился большей части своих имений, лежавших в областях, оставшихся за Речью Посполитой; зато и гетманы, и казацкая старшина щедро наделили монастырь владениями на левобережной Украине. Много было приобретено монастырём земель и путём покупки. В 1800 году Златоверхий монастырь назначен для пребывания епископов Чигиринских, викариев Киевской епархии. В XVII—XVIII веках после реконструкции в стиле барокко домонгольская церковь составляла среднюю часть главного монастырского храма; от неё сохранялись алтарные абсиды, часть стен и главный купол. Древние мозаики с XIX века исследовались искусствоведами, а в 1888 году были расчищены и частично отреставрированы древние фрески.

В XVII веке по соседству с мужским Златоверхим монастырём находился и Златоверхий Михайловский женский, перенесённый в 1712 году на Подол.

Читайте так же:  Церковь при нацизме

Михайловскому монастырю принадлежал скит в Феофании, основанный в окрестностях Киева в 1861 году. До Октябрьской социалистической революции Михайловский монастырь был вторым по посещаемости храмом Киева после Киево-Печерской лавры.

Снос Править

В середине 1930-х годов, после переноса столицы УССР из Харькова в Киев, было принято решение о сносе собора и строительстве на его месте административных зданий. Для этого в 1934 году решили провести конкурс на проект Правительственного центра с местом для парадов [1] . На всех проектах, кроме одного, представленных на конкурс с размещением центра в районе площади Богдана Хмельницкого, сносился Михайловский Златоверхий собор [1] .

Единственным из четырёх проектов, представленных на конкурс с размещением центра в данном месте, в котором Михайловский Златоверхий собор и памятник Богдану Хмельницкому сохранялись, был проект Иосифа Каракиса [1] . В итоге в первом туре был утверждён проект архитектора Петра Юрченко [2] [3] . Данное решение, по словам архитектуроведа Бориса Ерофалова: «в принципе повторяющее общую схему Каракиса, но более лобовое, с ликвидацией Михайловского собора. И если расположение основных объёмов у Каракиса асимметрично — в перспективном завершении площади и по северному её флангу, — то Юрченко ничтоже сумняшеся выстроил оба функциональных объёма по бровке склона в виде строго шатающихся параллелепипедов, но сохранив Присутственные места» [2] . В марте 1934 года решили отказаться от прошлого решения и объявить новый конкурс, и в нём выбрали проект архитектора Иосифа Лангбарда [2] . Исследования Олега Юнакова с опорой на архивные документы показали, что, хоть в проектах Лангбарда и Юрченко собор отсутствует, не это является причиной сноса, так как решение о сносе монастыря было принято постановлением Политбюро ЦК КП(б)У в феврале 1934 года, а демонтаж мозаик начали производить ещё в 1933 году [4] .

Попытки ряда искусствоведов (в частности, репрессированных Николая Макаренко, Дмитрия Айналова) сохранить собор (хотя бы домонгольскую его часть) были отвергнуты властями, которые согласились только на снятие со стен здания древних мозаик и фресок. Правда, были и те, кто открыто высказывались за снос собора. К примеру, Александр Довженко одним из первых в 1932 году заявлял, что «при решении проблемы строительства парка культуры Михайловский монастырь попросится „уйти“, он отжил свой век. Абсолютно недопустимо даже думать, что эти стены кому-то нужны. Я думаю, когда мы снесём Михайловский монастырь, то строительство парка даст нужный эффект» [4] [5] [6] . Разборка собора осуществлялась в 1933—1936 годах [4] , в июне 1937 года оставшиеся его конструкции были снесены взрывом. В 1934—1935 годах сохранившиеся мозаики сняты на новое основание и перенесены в Софийский собор (группа реставраторов под руководством Владимира Фролова). Для мозаики «Евхаристия» в выставочном зале Софийского собора построили специальную стену, по форме повторяющую апсиду Михайловского собора. Были сняты и перенесены в музеи Ленинграда (Эрмитаж), Москвы (Третьяковская галерея) и Киева (Софийский собор) некоторые фрески. В 1941 году остававшиеся в Киеве мозаики и фрески попали в руки немецких оккупантов и были вывезены в Германию. После войны они вернулись в СССР, но не все из них вернулись в Киев: некоторые попали также в музеи Москвы, Ленинграда и Новгорода. Мощи великомученицы Варвары с начала 1960-х годов покоятся во Владимирском соборе.

Решение о строительстве административного центра на месте собора так и не было осуществлено, и весь советский период его место оставалось незанятым.

В 1973—1982 годах произведена научная реставрация трапезной церкви Иоанна Богослова (единственного здания монастыря, сохранившегося при сносе 1930-х годов). Авторы проекта — архитектор В. П. Шевченко, интерьеры и мебель — архитектор Ирма Каракис [7] . Церковь была отреставрирована в формах, близких к первоначальным.

Восстановленный в 1997—1998 годах Михайловский собор (архитектор Юрий Лосицкий; официально открыт 30 мая 1999 года) — один из главных в то время храмов Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), ныне — Православной церкви Украины (ПЦУ).

C 2001 года Министерство культуры России осуществляет передачу хранившихся в Эрмитаже оригинальных фрагментов фресок Михайловского собора и иных предметов в распоряжение Министерства культуры Украины [8] . 15 июля 2008 года возвращённые Россией фрески были выставлены [9] .

На прилегающей территории находятся Киевские духовные школы ПЦУ.

На колокольне монастыря установлены современные электрические часы-куранты и клавишно-колокольный музыкальный инструмент карильон, предназначенный для исполнения сложных мелодий специально подготовленным музыкантом.

На фронтоне собора установили копию древнего скульптурного изображения Архистратига Михаила. Оригинал скульптуры после сноса храма был спасён искусствоведом Павлом Жолтовским, он попал в Музей этнографии и художественного промысла во Львове, а затем вернулся в Киев [10] .

В ночь на 11 декабря 2013 года колокола Михайловского Златоверхого монастыря впервые за восемь веков били в набат, последний раз подобное происходило в 1240 году, во времена монголо-татарского нашествия. Именно благодаря звону колоколов в центре столицы собралось множество киевлян, и попытка зачистить евромайдан работниками спецподразделения «Беркут» и военнослужащими внутренних войск МВД Украины оказалась неудачной.

находился в Киеве. Основан в нач. XII в.

Кон. XI-XVII в.

Точное время основания К. З. м. неизвестно. В мае 1093 г. упоминается церковь «у святого Михаила», где, собрав войска против половцев, военно-политический союз заключили Киевский вел. кн. Святополк (Михаил) Изяславич и черниговский кн. Владимир (Василий) Всеволодович Мономах (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 210). По мнению Я. Н. Щапова, речь могла идти о Михайловском соборе будущего К. З. м. ( Щапов. 1989. С. 135). Однако вряд ли сбор войск проходил в верхней части города. Отсутствие упоминания в летописях о более статусном киевском во имя вмч. Димитрия Солунского муж. мон-ре дает основание полагать, что в источнике говорилось о Михайловской ц. киевского Выдубицкого мужского монастыря, рядом с которым располагался княжеский Красный двор.

11 июля 1108 г. на средства правителя Киева был заложен каменный собор (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1. Стб. 283; Т. 2. Стб. 259), посвященный арх. Михаилу — небесному покровителю вел. кн. Святополка Изяславича. Позднее с зап. стороны к Михайловскому собору была пристроена круглая лестничная башня, а в 10-20-х гг. XII в.- небольшой храм-крещальня ( Iвакiн Г. Храм-крещальня. 1997) — т. о., возможно, одной из целей создания К. З. м. было продолжение крещения городского и сельского населения Киева. В сер. XVII в. игум. Феодосий (Сафонович) считал, что на том месте ранее могло находиться языческое капище. В поздней традиции 1672 г., вслед за игум. Феодосием, и до нач. XXI в. основание собора ошибочно приписывалось Киевскому митр. Михаилу (см.: Феодосiй (Софонович). 1992. С. 68). Однако археологические раскопки не подтвердили эту версию. Михайловский собор, как и Десятинная церковь, был воздвигнут на месте древнего некрополя, где ранее производились погребения с сожжением ( Каргер. 1958. С. 134, 162-163). Возможно, что его материальные остатки игум. Феодосий ошибочно принял за следы языческого капища.

Согласно результатам археологических исследований, предположительно в посл. четв. XII в. в 30 м к северу от Михайловского собора вместо деревянных были построены из плинфы ворота с надвратной церковью, крыша к-рой была покрыта свинцом. Церковь украшали фрески. По мнению исследователей, «каменные ворота с надвратной церковью могли появиться в этой части города в связи со строительством или функционированием в северо-восточной части Михайловской горы Нового двора, упомянутого в летописи под 1194 и 1197 гг. Каменные ворота могли служить парадным въездом на территорию княжеского Нового двора со стороны монастыря» ( Iвакiн, Козюба. 2009. С. 85-100).

В 1190 г. в Михайловском соборе был погребен кн. Святополк Юрьевич, а в 1195 г.- его младший брат Глеб Юрьевич, тело к-рого для захоронения специально привезли из Турова в Киев (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 665-666, 694). 3 мая 1230 г. здание надвратной церкви пострадало во время землетрясения. В связи с этим в нем были проведены реставрационные работы и поновлены фрески ( Iвакiн, Козюба. 2009). Между тем 6 апр. 1231 г. игумен обители не упоминается среди наиболее видных настоятелей киевских мон-рей, участвовавших во главе с печерским архим. Акиндином в поставлении на Ростовскую кафедру еп. Кирилла I (ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 456-457).

Согласно Лаврентьевской летописи 1377 г. (свод 1305 г.), во время штурма Киева монголы и их союзники «святую Софью разграбиша, и манастыри все, и иконы, и кресты честныя, и взя оузорочья церковная взяша, а люди от мала и до велика вся убиша мечем» (Там же. Вып. 3. Стб. 470). Разорение монголами К. З. м. произошло в самом конце обороны города, т. е. в нач. дек. 1240 г. Укрывавшиеся на его территории жители Киева успели зарыть в мон-ре богатые клады. Частично пострадали иконостас, фрески и мозаики Михайловского собора, в алтаре к-рого во время сильного мороза захватчики разожгли костер. По-видимому, тогда же монголами была уничтожена круглая лестничная башня К. З. м., внутри к-рой нет вещей, бытовавших в сер. XIII — нач. XVII в. Некоторое время захватчики жили в надвратной церкви, к-рую затем сожгли, из-за чего она разрушилась. Установление ордынского ига (1242-1480) прервало тесные связи Киева и его обителей с соседними рус. землями. В это время угасают отношения К. З. м. с его прежними ктиторами — Святополчичами, к-рые уже не могли восстановить и поддерживать материальное положение обители. В сер. XIII — 1-й пол. XIV в. братия на территории К. З. м., вероятно, не проживала; мн. постройки, включая кельи и ремесленные мастерские (ювелирное, стеклодувное и керамическое производство), были уничтожены во время пожара 1240 г. и не восстанавливались. В отличие от территории Киево-Печерского и Выдубицкого мон-рей в К. З. м. археологи редко обнаруживают предметы сер. XIII — нач. XVI в. ( Каргер. 1958. С. 298-328, 352, 370-371, 386, 391-393, 416, 420, 422-423, 483, 492-498; Iвакiн, Козюба. 2009. С. 99).

В связи с тем что митр. Кирилл II в основном стал проживать в Сев.-Вост. Руси, лишь изредка посещая Киев, в городе и его сельской округе усилилось влияние братии Киево-Печерского мон-ря и возглавлявшего ее архимандрита. Особенно это проявилось в кон. 1-й четв. XIV в., когда турово-пинские князья потеряли политическую независимость и были вынуждены стать вассалами Литовского вел. кн. Гедимина. Его младший брат кн. Федор († после 1331) был правителем Киевской земли. Со 2-й пол. XIV в. источники свидетельствуют о подчиненности Киево-Печерскому мон-рю ряда киевских обителей. В сер. 50-х гг. XIV в. на связи братии К. З. м. с митр. свт. Алексием указывает известие синодика в Неделю Православия Успенского собора Московского Кремля. В нем среди лиц, убиенных от рук литовцев в правление вел. кн. Ольгерда между 1347 г. (казнью Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия) и 1368 г. (гибелью в бою московских воевод кн. Симеона Дмитриевича Стародубского, Дмитрия Минича и Иакинфа Федоровича Шубы), «вечная память» записана «Симеону Золотоверьхому новому мученику и исповеднику, убiенному за православную веру» (ДРВ. Ч. 6. С. 450). О подчинении К. З. м. властям Киево-Печерской обители известно из грамоты, относящейся ко времени правления Киевского митр. свт. Киприана (1375-1406). По-видимому, к этому периоду относится ремонт Михайловского собора и возникновение рядом с ним жилых и хозяйственных комплексов, к-рые археологи датируют XIV-XVI вв. Найденные здесь западноевроп. и ордынские монеты относятся к XV-XVIII вв. ( Iвакiн Г. Iсторичний розвиток Києва. 1996. С. 130; Iвакiн, Козубовський, Козюба, Поляков. 1998).

Вкладная грамота от 21 нояб. 1398 г. свидетельствует, что в состав печерских соборных старцев входил игум. Стефан (Переломило) из «Святаго Михаила Златоверхого». Его статус среди старцев Киево-Печерского мон-ря не был высоким. Игум. Стефан занимал место ниже нек-рых из них, напр. монастырского ключника Нифонта (Грамоти XIV ст. 1974). По-видимому, в это время состав братии К. З. м. был незначителен, а игуменство в обители в большей степени могло иметь символическое значение. Подчиненное состояние К. З. м. властям Киево-Печерской обители отразилось в его синодике. В нем ранее главного ктитора К. З. м., вел. кн. Святополка Изяславича, читалась «вечная память» архимандритам и братии Печерского мон-ря, их родителям и родственникам ( Де-Витте. 1903. Кн. 17. Вып. 1. С. 8). Летом 1416 г., когда темник Едигей совершил неожиданный набег на Киев, ордынцы сумели захватить его посад. К. З. м., находившийся за линией городских укреплений и подчинявшийся разоренной Едигеем Печерской обители (ПСРЛ. Т. 25. С. 242; Т. 40. С. 133), также мог быть захвачен и разграблен ордынцами.

В 1-й четв. XVI в. общежительный К. З. м. пользовался благосклонностью польск. кор. Сигизмунда I. В период настоятельства игум. Макария он «дал богомолью свою, храм святого Михаила на общину, на веки веком». Среди старинных владений К. З. м., принадлежавших ему до 1525 г., на р. Припяти были «звечные» церковные люди: Карповичи «дани дают 9 ведр меду», «Антоновичи дают 2 ведре меду», «з Масановича земле две ведре меду» и др. Обители принадлежало старинное «езовище» на р. Припяти и озеро «у Голубеевичох». Вблизи от обители его братия издревле владела полем «возле Борщовки», мельницей на р. Лыбеди («млын… звечный»), а на р. Днепре, «против Роздоров, на правой стороне», ей принадлежал «звечный» Михайловский остров «с озеры». Кор. Сигизмунд I Старый, способствуя укреплению имущественного положения обители, сделал в К. З. м. неск. земельных вкладов, в т. ч. «пашню за пробитым валом, по обею сторон дороги», «у Чорторыи озеро и с сеножатью», в Толстом лесу «селище Селивоновское, и с землею бортною и с пашнею, и со всими входы, што с старины прислухало к тому селищу; а дани с той земли идет две кади меду и ведро меду». Помимо этих владений власти К. З. м. на свои средства купили под Киевом неск. больших земельных наделов. Уже в это время нек-рые монастырские крестьяне в качестве повинности в пользу обители должны были делать плот, «монастырь городити, и кельи ставити» (АЗР. Т. 2. № 140. С. 167-168).

В 1612 г. польск. кор. Сигизмунд III Ваза вопреки сложившейся традиции отдал К. З. м. и его имущество униат. митр. Ипатию Потею, к-рый должен был вступить во владельческие права после смерти настоятеля (1601-1618) игум. Иоасафа (Мировского). Однако этот королевский приказ не был выполнен из-за преждевременной смерти митрополита и сопротивления населения Киева и казаков, к-рые в 1618 г. поддержали нового настоятеля К. З. м. игум. Иова (Борецкого). В 1620 г. он был хиротонисан во митрополита Киевского, Галицкого и всея Руси. В годы настоятельства митр. Киевского Иова (Борецкого) К. З. м. стал митрополичьей резиденцией. При игум. Филофее (Казаревиче; † 1645) на средства Киевской митрополии и благодаря денежной «милости» царя Михаила Феодоровича в обители был проведен ряд реставрационных и строительных работ ( Боплан. 2004. С. 147). По инициативе и на средства митр. Иова началось возведение колокольни, к-рую строил «каменщик Петро Нимец, обиватель киевский» ( Закревский Н. В. Описание Киева. М., 1868. Т. 1. С. 518-520). После смерти митр. Иова (Борецкого) на митрополичью кафедру был избран при активной поддержке казачества Исаия (Копинский). 29 окт. 1631 г. духовенство, собравшееся в обители, утвердило Киевским митрополитом Исаию (Копинского), а К. З. м. стал его резиденцией. После поставления на Киевскую кафедру свт. Петра (Могилы) митр. Исаия отказался покинуть К. З. м. Сторонники новопоставленного митрополита силой выдворили митр. Исаию из обители. При Киевском митр. Петре резиденция была перенесена в Софийский собор. Одновременно К. З. м. вошел в состав Софийской слободы В. Киева, управление которой осуществлялось непосредственно митр. Петром и его преемниками. С этого времени настоятелями К. З. м. несколько раз становились игумены др. киевских обителей, чаще всего Братского монастыря (напр., в XVII в. Иосиф (Кононович-Горбацкий; сподвижник митр. Петра (Могилы), один из душеприказчиков его завещания; возглавлял мон-рь в 1646-1650; † 1651), Варлаам (Ясинский), Мелетий (Дзик) и Сильвестр (Головчич), в XVIII в. Амвросий (Дубневич; † 1750), Сильвестр (Думницкий) и дважды — Варлаам (Миславский)). На территории К. З. м. находился митрополичий сад. В 1653 г., во время поездки в Москву на богомолье, в К. З. м. приезжал Антиохийский митр. Макарий III. По благословению митр. Киевского Сильвестра (Косова) в К. З. м. он получил частицу мощей вмц. Варвары.

Читайте так же:  Православные церкви израиля

В 1654 г. братия К. З. м. признала власть рус. царя Алексея Михайловича. Несмотря на противодействие митр. Сильвестра (Косова), тайного униата и сторонника польск. кор. Яна II Казимира, московские воеводы построили новый острог на территории В. Киева. Внутри укреплений оказалась часть территории К. З. м. В 1654 г. близкий к митрополиту игум. Феодосий (Василевич) в своем челобитье просил царя Алексея Михайловича о подтверждении обители ее прежних пожалований. Но в том же году настоятель К. З. м. бежал из города в Литовское великое княжество, где под опекой магнатов Радзивиллов стал архимандритом в слуцком Троицком монастыре. В 1655 г. вместо него настоятелем К. З. м. стал Феодосий (Сафонович; † 1672). В возникавших время от времени конфликтах игум. Феодосий, как и ряд др. настоятелей, выступал обычно вместе с киево-печерским архим. Иннокентием (Гизелем). Однако в позиции игум. Феодосия были и свои особенности. Лояльный по отношению к рус. властям, что позднее нашло отражение в написанной им «Хронике», тем не менее он не ездил в Москву и не направлял туда посольств. Лишь летом 1665 г. в К. З. м. наряду с др. киевскими обителями была послана царская «милостыня». В кон. 60-х гг. XVII в.- 1672 г. в отсутствие митрополичьего местоблюстителя Лазаря (Барановича), находившегося в Новгороде-Северском, игум. Феодосий ведал от его имени церковными делами в Киеве. В 1672 г. вместе с архим. Иннокентием он просил царя Алексея Михайловича о защите Киева от военной угрозы со стороны тур. войск. В 1679 г., во время русско-тур. войны, Киев был вновь укреплен: новый земляной вал насыпали от Золотых ворот до юж. угла территории К. З. м.

Кон. XVII-XXI в.

Материальное положение

В нач. XVII в. К. З. м. владел в Киеве почти всей южной частью Старого города, Дворцовой частью вдоль Крещатика и т. н. Введенской нивой. На окраине города, за Пробитым валом, находилось имение Кудрявцы с монастырскими пашнями. Рядом с городом, на Ориновской земле и на Девич-горе, обитель владела ок. 75 дес. земли и мельницей. К. З. м. принадлежали богатые рыбной ловлей и сенокосом острова на Днепре Церковный, Обрубной и озера с р. Половицей, лесные владения Селивонщина, Золоктаевская земля в Толстом лесу, Лысковщина, имения Глевацкое (Глеваха), Ветянское (Вета, ныне Вита-Почтовая) и Юровка, Борщаговка.

В 1654 г. активную поддержку К. З. м. оказывал гетман Б. М. Хмельницкий, пожаловавший братии богатые имения в Левобережной Украине, в т. ч. с. Выгуровщина, со «ставами, сеножатми, озерами, полями и иншими всеми акциденциями», запретив казакам, чтобы «жебы в жадные наименьше провента не встручали ане жадными шинками не бывали» (к кон. XVII в. мон-рь значительно увеличил имение Выгуровщина, скупив соседние участки земли). Но оставшиеся в Правобережной Украине на территории Речи Посполитой владения К. З. м. после заключения Андрусовского перемирия в 1667 г. постепенно были отданы польск. шляхте. К кон. XVII в. в собственности обители находилось ок. 70 дворов в Глевахе, 2 двора на хуторе Вета, 25 дворов в Соколовке, Даниловке и Драновке, 6 дворов в Юровке, 5 дворов в Борщаговке, 18 дворов в Жерновке, 16 дворов в Заборье; в окрестностях Киева — сёла Даниловка, Крюковщина, Заборье, Княжичи, Блиставица, мельница на р. Красной. В 1708 г. еп. Переяславский Захария (Корнилович) основал Онуфриевский Даниловский Липянский (Липлянский) скит на землях Даниловки и Заборья. К мон-рю была приписана и Красногорская Троицкая пуст. (Киево-Златоверхо-Михайловский мон-рь. 1889. С. 63, 64, 119-129).

Во 2-й пол. XVII — нач. XVIII в. крупные земельные приобретения экономически укрепили положение обители. Гетманы не только подтверждали прежние владения, но и дарили К. З. м. новые земли. Так, гетман И. И. Скоропадский передал мон-рю сёла Боденьки и Крехаев на р. Десне. Здесь же К. З. м. приобрел мельницу, двор с пекарней и «винницей». На пожертвования мон-рь купил мельницу в Переяславе, 11 дворов с полями, озерами, 2 мельницами в г. Остре. Среди щедрых благотворительниц упоминается Мария Гамалия, в нач. XVIII в. завещавшая с. Хрули (ныне Лохвицкого р-на Полтавской обл.) с 25 крестьянами, 2 мельницами на р. Суле, «дворцом», «винницею», хуторами Ведкаловка и Деркаловка, лесами и садами. Ее сын Иван пожаловал мон-рю с. Бодавка.

Храмы и другие постройки

До нач. XVIII в. все постройки К. З. м., кроме собора, оставались деревянными. На плане Киева Ивана Ушакова 1695 г. ( Алферова, Харламов. 1982) в зап. части монастырской территории изображены деревянные 2-ярусная колокольня и кельи, ограда.

На средства генерального судьи Михаила Вуяхевича с сев. стороны к Михайловскому собору был пристроен каменный низкий придел во имя вмц. Варвары и перестроены купола. Улучшение благосостояния К. З. м. позволило в 50-х гг. XVII в. отремонтировать Михайловский собор: вместо деревянной укрепить железную кровлю, на средства гетмана Хмельницкого главный купол покрыть медью и позолотить. В 1718 г. на средства гетмана Скоропадского был сооружен резной 5-ярусный иконостас Михайловского собора, один из богатейших в Киеве.

В 1746 (?) г. архим. Сильвестр IV (Думинский (Думневич)) доносил митр. Киевскому Рафаилу (Заборовскому), что Михайловская ц. обветшала и «во многих местах поразседалася». Назначенная митрополитом комиссия обнаружила, что в алтарной стене образовалась щель, «от горнего места до арки, при которой стоит иконостас»; стены, отделяющие храм от приделов, «наклонились», в них также образовались большие щели. Купол раскололся на 4 части и грозил обрушением; в зап. своде и зап. куполах тоже зияли щели и трещины. Фундаменты приделов, заложенные при 1-й кладке «мелко», осели; новые стены приделов отошли от стен главного храма как на восток, так и на запад. Во временно запечатанном храме были устроены контрфорсы у сев., зап. и юж. стен, по 4 с каждой стороны, перестроены своды древнего храма и купол. Между контрфорсами выведены каменные палатки для устройства ризницы, хранения свечей и др. церковных принадлежностей.

Ок. 1713 г. на средства киевского ген.-губернатора Д. М. Голицына в соборе был перестроен сев. придел вмц. Варвары, стены к-рого расписаны в 1818 г. Голицын заказал для Варваринского придела деревянный резной иконостас и деревянный балдахин над ракой с мощами вмц. Варвары. В 1877 г., при еп. Порфирии (Успенском), на средства московского купца В. Зенина был построен новый 3-ярусный позолоченный иконостас. В 1731 г., возможно на пожертвования имп. Петра I и его супруги Екатерины, с юж. стороны Михайловского собора симметрично Варваринскому был пристроен придел во имя вмц. Екатерины. В 3-ярусном иконостасе имелись иконы великомучениц Екатерины и Варвары в серебряных ризах. Для освещения собора между основным объемом и приделами были вырезаны широкие арки. В 1820 г. на средства иером. Иеронима стены Екатерининского придела были расписаны сценами из Апокалипсиса; в 1888 г. росписи «возобновлены».

В 1888 г. в Михайловском соборе была проведена масштабная реконструкция: по инициативе еп. Чигиринского Иеронима (Экземплярского) «возобновлены» нек-рые настенные росписи XVIII в., в основном объеме храма настелен дубовый паркет, а в алтаре и на солее — мраморный пол (вместо прежних чугунных плит), с зап. стороны сделаны пристройки для установки калориферного отопления, ко всем входам пристроены мраморные тамбуры. Для осмотра композиции «Евхаристия» были разобраны верхние ярусы 4-ярусного иконостаса (1718) и под рук. проф. А. В. Прахова отреставрированы древние фрески на предалтарных столпах. 4 дек. 1888 г. отремонтированный собор был освящен.

К кон. XIX в. над посеребренными царскими вратами Михайловского собора находилась икона Успения Пресв. Богородицы в сребропозлащенной ризе, украшенной 158 бриллиантами. Этот образ в 1860 г. пожертвовала в обитель киевлянка Львова. Среди др. чтимых икон в иконостасе имелись образ арх. Михаила (пожалован в 1817 имп. Александром I) в ризе «из чистого золота в виде триумфальной арки» с 2280 бриллиантами, 301 алмазом и проч.; икона свт. Николая Чудотворца в серебряной ризе и митре (пожертвована кн. Д. Л. Волконским). В соборе также почитались Новодворская икона Божией Матери в сребропозлащенной ризе и венцах, перед которой по субботам читался акафист (Киево-Златоверхо-Михайловский мон-рь. 1889. С. 95-97).

В 1713-1715 гг., при игум. Иоанникии (Сенютовиче), в К. З. м. была возведена (отчасти на монастырские средства, отчасти на пожертвования) каменная трапезная с ц. во имя ап. Иоанна Богослова. В 1848 г. купол был покрыт железом и позолочен; в 1888 и 1893 гг. храм отремонтирован. В 1785 г. митр. Киевский Самуил (Миславский) при деревянных кельях устроил ц. во имя свт. Николая Чудотворца (в 1832 перестроена). По инициативе еп. Чигиринского Аполлинария (Вигилянского) при каменном настоятельском корпусе была устроена и 7 окт. 1856 г. освящена одноименная крестовая церковь. В 1884 г. храм был перестроен и расширен, освящен придел в честь Преображения Господня. В среднее алтарное окно храма была вставлена ростовая икона свт. Николая Чудотворца, «мозаической работы из стекол, расписанных разноцветными красками» (Там же. С. 89, 104). В 1852-1858 гг. по инициативе еп. Аполлинария была построена 2-этажная странноприимница с каменной 2-ярусной ц. в честь Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия». Кипарисовые престол и жертвенник были привезены из Иерусалима.

При игум. Варлааме (Леницком) московским мастером Иваном Матвеевичем была возведена кирпичная 3-ярусная колокольня (1716-1720; в 1850 верх колокольни покрыт позолотой). К 1898 г. на ней находилось 12 колоколов. На 1-м ярусе располагались св. ворота, кельи, иконно-книжная лавка.

В сер. XVIII в. в К. З. м. была выстроена каменная ограда. В нач. 80-х гг. были построены каменные братские кельи, в 1800-1804 гг.- объединенные общей крышей (т. н. Варваринское отд-ние) просфорня и настоятельская кухня. В 20-х гг. XIX в. в К. З. м. возведены экономический и регентский корпуса, келарская палата, в 30-х гг.- просфорня, а также перестроена монастырская ограда, к-рая, как и трапезный храм, расписана фресками. В 1852-1856 гг. (по др. сведениям — в 1849-1852) по инициативе еп. Чигиринского Аполлинария (Вигилянского) были построены зап. полутораэтажный келейный корпус (Михайловское отделение), каменный (вместо деревянного) настоятельский корпус с Никольской ц.; в 1857-1858 гг. на месте деревянной возвели 2-этажную каменную гостиницу, к к-рой в 1883-1884 гг. был пристроен 3-этажный корпус. По инициативе еп. Чигиринского Порфирия (Успенского), возглавлявшего К. З. м. в 1865-1877 гг., было построено деревянное на каменном фундаменте здание монастырской больницы. В 90-х гг. XIX в. на месте сев. Варваринского отд-ния был сооружен 2-этажный кирпичный корпус, в 1907-1908 гг. выстроена 4-этажная монастырская гостиница, к-рая по размерам считалась 2-й в городе после лаврской. К нач. XX в. в обители находились также деревянная квасоварня, экономический двор с домом для эконома, его помощника и монастырских рабочих, с конюшней, амбарами, сараями, ледниками. По инициативе еп. Иеронима (Экземплярского) при К. З. м. открылись бесплатные школа церковного пения для подготовки псаломщиков и учителей пения и ежедневная читальня.

Святыни и реликвии

Главной монастырской святыней были перенесенные из К-поля мощи вмц. Варвары ( Боплан. 2004. С. 149). Очевидно, на Русь они были привезены по просьбе одного из ближайших родственников кн. Святополка Изяславича. О многочисленных исцелениях от святыни известно из повести, написанной в 1669-1670 гг. игум. Феодосием (Сафоновичем). В 1644 г., при митр. Киевском Петре (Могиле), к мощам совершил паломничество канцлер Польского королевства Георгий Осолинский, получивший в дар часть перста десницы вмц. Варвары. Когда в 1650-1651 гг. Киев был захвачен лит. гетманом Янушем Радзивиллом, им были также взяты 2 частицы мощей святой. Одна частица находилась сначала у его жены Марии, дочери молдав. господаря Василия Лупу, затем хранилась в г. Каневе. По нек-рым сведениям, при поддержке гетмана И. С. Мазепы в нач. 90-х гг. XVII в. частицу мощей перенесли в батуринский Крупицкий во имя свт. Николая мон-рь, к-рый возглавлял игум. Димитрий (Савич (Туптало)). Др. частица была передана Виленскому католич. еп. Георгию Тышкевичу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *