Часовня алексея люпова

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Награды
  • 3 Память
  • 4 Литература
  • 5 Примечание
  • 6 Ссылки

Алексей Люпов родился в 1872 году в Ставрополе в семье военного.

Воспитывался в Нижегородском Аракчеевском кадетском корпусе, после пятого класса был переведён в Москву, в I Московский кадетский корпус. С 26 августа 1892 года начинает учёбу в Московском пехотном юнкерском училище. В августе 1893 года произведён в портупей-юнкеры.

8 августа 1894 года стал кадровым офицером в чине подпоручика, зачислен в Михайловскую крепостную артиллерию (Батум). 19 июля 1898 года получил чин поручика, 19 августа 1901 года — штабс-капитана.

В 1900—1901 годах принимал участие в боевых действиях в ходе подавления боксёрского восстания. Весьма успешно принимал участие в штурме крепости Бэйтан, когда после артиллерийского обстрела крепости совместно российско-немецкими батареями крепость пала без атаки пехоты [1] . За эту операцию Люпов был награждён как российскими, так и иностранными орденами.

По окончании восстания занимался строительством укреплений в Порт-Артуре. С 1903 по 1904 год вёл дневник [2] , который позже готовился его братом к публикации, однако так не был издан.

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов участвовал в обороне Порт-Артура (с 30 июля по 23 декабря 1904 года), командовал батареей 9-дюймовых мортир Квантунской крепостной артиллерии. После падения города, подобно многим другим офицерам, отказавшимся дать обещание никогда не воевать с Японией, оказался в японском плену. Пробыл в плену год, получив там туберкулёз правого лёгкого. Вступил в переписку и позднее познакомился с епископом Николаем Японским, переосмыслив за время плена своё отношение к религии и христианству.

2 февраля 1907 года, после возвращения в Россию ушёл в отставку в чине капитана, получил пенсию, занимался изобретательством.

В 1911 году, решив заняться хуторским хозяйством, переехал в Жигули. Для этого Люпов купил за 250 рублей (очень большие деньги для такой земли) у крестьян села Осиновки десятину непригодной к земледелию земли на крутом берегу Волги и нанял за 35 рублей двух крестьян для строительства временного зимовья — землянки. Пока шло строительство, Люпов жил в дощатой будке дебаркадера на купеческой пристани у села Ермаково. В ночь на 25 сентября ст. стиля 1911 года спящий отставной капитан был убит приютившим его конторщиком пристани и местным крестьянином, рассчитывавшими его ограбить. Они предполагали, что Люпов имеет при себе большую сумму наличных денег. По полицейским протоколам, добыча убийц составила 226 рублей.

Разбойники бросили тело капитана выше по течению, на берегу Волги у Осиновского перевоза, предполагая симулировать убийство на дороге. На теле Люпова насчитали 9 ран от обуха топора и полена. 11 ноября 1912 года убийц судили [3] .

  • Орден Святого Владимира IV степени с мечами и бантом (1901);
  • Орден Святой Анны IV степени с надписью «за храбрость» (1904) [4] ;
  • Орден Святой Анны III степени с мечами и бантом;
  • шейный Орден Святого Станислава II степени с мечами;
  • Два зарубежных ордена: от германского императора — прусский орден Короны 4-го класса с мечами и от президента Французской Республики — офицерский орден Аннамского Дракона.
  • Медали

Узнав о гибели Алексея Николаевича, его старший брат, Сергей Николаевич Люпов, также кадровый военный (в то время — полковник), приехал в Ермаково и поставил в 1914 году на месте вырытой покойным братом землянки часовню-усыпальницу над могилой брата и нанял двух монахинь для поддержания в ней святого огня, который до 1917 года служил волжским речникам маяком [5] . Автор проекта часовни — военный инженер туркестанского округа Фёдор Владимирович Смирнов. Также в часовне находились походная кровать А. Н. Люпова, которая была с ним во время осады Порт-Артура, и в японском плену, и на которой он был убит; и вериги (чугунные цепи с гирями весом в 3/4 пуда), которые в последние годы носил Алексей Николаевич.

Над могилой и на горе над часовней были установлены памятные кресты. Намогильный крест был украшен изображениями и надписями. На одной стороне креста был изображён распятый Христос, и содержались цитаты из Евангелия. На другой имелись портрет А. Н. и надгробное слово. Сейчас эти элементы отделки креста утеряны. В годы Советской власти могила царского офицера оказалась забыта и заброшена. Сведения о том, зачем стоит крест и кто похоронен в часовне, местные краеведы не афишировали. Постепенно часовня обветшала и была превращена в отхожее место, крест весь был исписан граффити. После сооружения Жигулёвского водохранилища и снижения уровня воды в Волге, часовня оказалась в 4 метрах над уровнем воды и лишилась доступа с реки, которая подходила в разлив к самому краю каменной террасы, на которой она расположена. От террасы к Волге ведёт спуск, состоящий из ступенек, высеченных в камне.

Только в 1983 году, в ходе Жигулёвской кругосветки, туристы, высадившись у часовни, привели место в приличный вид. С тех пор каждый год команда туристов посещает часовню и наводит порядок. Постепенно выяснилось, когда была построена часовня и кто в ней похоронен. Однако уберечь место захоронения не удалось: на крыше часовни нет маковок, иконы, висевшие в часовне и над входом, похищены, чугунную кружевную решётку, которая была у подножия креста, тоже унесли. Выломали с камня чашу, сбили подсвечник. Внутри часовни ничего не сохранилось, но до 30-х годов в ней находился громадный железный сундук, прикованный цепями к стене. [6] В настоящее время часовня разрушается, обваливается подпорная стенка, старая тропа от часовни на гору заросла, а существующая опасна и аварийна: стекающие с холма потоки дождевой воды и глины от любителей подниматься на гору, к верхнему кресту, засыпают часовню и её крышу.

В 2014 году неравнодушные граждане подняли вопрос о необходимости признания часовни памятником и соответствующем её содержании, однако областное министерство имущественных отношений считает, что часовня является «бесхозяйным недвижимым имуществом», и разрешает администрации Ставропольского района начать процедуру оформления права собственности на часовню. В то же время администрация Ставропольского района считает что объект не является муниципальной собственность и затраты на его содержание не заложены в бюджет. Пока чиновники продолжают активную переписку и никакое из ведомств не желает брать на содержание памятник, часовня продолжает разрушаться [7] .

Читайте так же:  Маленький храм часовня

В Самарской области, у подножия Жигулёвских гор на правом берегу Волги, примерно в 35 км вниз по течению от Самары, между селами Осиновка и Ермаково расположена полуразрушенная часовня начала ХХ века. Прямо над часовней на вершине невысокой горы установлен большой православный металлический крест.

До креста и часовни можно добраться пешком по просёлочной дороге идущей по верху гор. Окружающая местность является частью национального парка «Самарская Лука».

В часовне в 1914 году захоронен герой обороны Порт-Артура, изобретатель штабс-капитан Алексей Николаевич Люпов.

Памятник – часовня (склеп) над его могилой с большим чёрным крестом с тремя куполами, а также большой железный крест на горе над часовней.

Алексей Николаевич Люпов, родился в 1872 году в Ставрополе Самарской губернии. Окончил Нижегородский Аракчеевский кадетский корпус, затем Московское пехотное юнкерское училище. 8 августа 1894 года стал кадровым офицером в чине подпоручика. 19 июля 1898 года получил звание поручика, 19 августа 1901 года – штабс-капитана.

В 1900-1901 годах принимал участие в боевых действиях в ходе подавления боксёрского восстания. Весьма успешно принимал участие в штурме крепости Бэйтан, когда после артиллерийского обстрела крепости совместно российско-немецкими батареями крепость пала без атаки пехоты. За эту операцию Люпов был награждён как российскими, так и иностранными орденами. По окончании войны занимался строительством укреплений в Порт-Артуре.

С 1903 по 1904 год вёл дневник, который позже готовился его братом к публикации, однако так не был издан.

Во время Русско-японской войны 1904-1905 годов участвовал в обороне Порт-Артура (с 30 июля по 23 декабря 1904 года), командовал батареей 9-дюймовых мортир. После падения города, подобно многим другим офицерам, отказавшимся дать обещание никогда не воевать с Японией, оказался в японском плену. Пробыл в плену год, получив там туберкулёз правого лёгкого.

В 1906 году, после возвращения в Россию ушёл в отставку в чине штабс-капитана, получил пенсию, занимался изобретательством. С 1908 по 1911 год в Министерстве промышленности и торговли им было запатентовано 15 изобретений в области авиации, медицины и астрономии.

В 1911 году переехал в деревню Ермаково Самарской губернии, где планировал построить завод. Для этого Люпов купил большой участок земли на берегу Волги у села Ермаково и нанял крестьян для строительства собственного дома. В ночь на 25 сентября был убит на конторке «Купеческого общества», которая стояла вблизи купленной им на берегу Волги села Ермакова одной десятины земли.

В 1914 году старший брат Сергей Николаевич Люпов, также кадровый военный — генерал-майор, приехал в с. Ермакова и поставил на месте убийства от рук грабителей часовню-склеп, в которой и похоронили А. Н. Люпова.

Часовня и крест является объектом культурного наследия (памятником архитектуры) регионального значения «Часовня Люпова» согласно Решению облисполкома от 8 июня 1988 г. №238.

Фотоблог Вадима Кондратьева

Самарская область и Поволжье

Вот уже 100 лет стоит на берегу Волги, около села Ермаково, заброшенная и никому ненужная часовня-усыпальница Алексея Николаевича Люпова — русского офицера, артиллериста, участника Русско-Японской войны, изобретателя и фотографа. Автор проекта часовни — военный инженер туркестанского округа Фёдор Владимирович Смирнов. Часовня была сделана основательно, но время берёт своё. Вопрос о восстановлении часовни много раз поднимался неравнодушными людьми, но никаких действий со стороны властей до сих пор нет. Предлагаю посмотреть, в каком состоянии сейчас находится часовня и вспомнить недолгую историю жизни Алексея Люпова.

Алексей Люпов родился в 1872 году в Ставрополе (на Волге) в семье военного. Воспитывался в Нижегородском Аракчеевском кадетском корпусе, после пятого класса был переведён в Москву, в I Московский кадетский корпус. С 26 августа 1892 года начинает учёбу в Московском пехотном юнкерском училище. В августе 1893 года произведён в портупей-юнкеры. 8 августа 1894 года стал кадровым офицером в чине подпоручика, зачислен в Михайловскую крепостную артиллерию (Батум). 19 июля 1898 года получил звание поручика, 19 августа 1901 года — штабс-капитана. В 1900—1901 годах принимал участие в боевых действиях в ходе подавления «боксёрского восстания». Весьма успешно принимал участие в штурме крепости Бэйтан, когда после артиллерийского обстрела крепости совместно российско-немецкими батареями крепость пала без атаки пехоты. За эту операцию Люпов был награждён как российскими, так и иностранными орденами. По окончании восстания занимался строительством укреплений в Порт-Артуре. С 1903 по 1904 год вёл дневник, который позже готовился его братом к публикации, однако так не был издан.

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов участвовал в обороне Порт-Артура (с 30 июля по 23 декабря 1904 года), командовал батареей 9-дюймовых мортир Квантунской крепостной артиллерии. После падения города, подобно многим другим офицерам, отказавшимся дать обещание никогда не воевать с Японией, оказался в японском плену. Пробыл в плену год, получив там туберкулёз правого лёгкого. Вступил в переписку и позднее познакомился с епископом Николаем Японским, переосмыслив за время плена свое отношение к религии и христианству. 2 февраля 1907 года, после возвращения в Россию ушёл в отставку в чине капитана, получил пенсию, занимался изобретательством. С 1908 по 1911 год в Министерстве промышленности и торговли им было запатентовано 15 изобретений в области авиации, медицины и астрономии.

В 1911 году, решив заняться хуторским хозяйством, переехал в Жигули. Для этого Люпов купил за 250 рублей (очень большие деньги для такой земли) у крестьян села Осиновки десятину непригодной к земледелию земли на крутом берегу Волги и нанял за 35 рублей двух крестьян для строительства временного зимовья — землянки. Пока шло строительство, Люпов жил в дощатой будке дебаркадера на купеческой пристани у села Ермаково. В ночь на 25 сентября ст. стиля 1911 года спящий отставной капитан был убит приютившим его приказчиком пристани и местным крестьянином, рассчитывавшими его ограбить. Они предполагали, что Люпов имеет при себе большую сумму наличных денег. По полицейским протоколам, добыча убийц составила 226 рублей. Разбойники бросили тело капитана выше по течению, на берегу Волги у Осиновского перевоза, предполагая симулировать убийство на дороге. На теле Люпова насчитали 9 ран от обуха топора и полена. 11 ноября 1912 года убийц судили.

Читайте так же:  Часовня из блоков

01. На вершине горы, у подножия которой находится часовня, стоит старый крест.

02. Сверху открываются широкие просторы Волги.

03. Правее расположено село Ермаково.

Узнав о гибели Алексея Николаевича, его старший брат, Сергей Николаевич Люпов, также кадровый военный (в то время — полковник), приехал в Ермаково и в 1913 году на месте вырытой покойным братом землянки начал строительство часовни-усыпальницы над могилой брата. Сергей Николаевич нанял двух монахинь для поддержания в часовне святого огня, который до 1917 года служил волжским речникам маяком. Над могилой и на горе над часовней были установлены памятные кресты. Намогильный крест был украшен изображениями и надписями. На одной стороне креста, обращенной к могиле, был изображён распятый Христос, и содержались цитаты из Евангелия. На другой имелись портрет А. Н. и надпись: «А. Н. Люпову» и надгробное слово: «Алёше, милому моему брату, кровью венчавшемуся». Сейчас эти элементы отделки креста утеряны. В годы Советской власти могила царского офицера оказалась забыта и заброшена. Сведения о том, зачем стоит крест и кто похоронен в часовне, местные краеведы не афишировали. Постепенно часовня обветшала и была превращена в отхожее место, крест весь был исписан граффити.

Только в 1983 году, в ходе Жигулёвской кругосветки, туристы, высадившись у часовни, привели место в приличный вид. С тех пор каждый год команда туристов посещает часовню и наводит порядок. Постепенно выяснилось, когда была построена часовня и кто в ней похоронен. Однако уберечь место захоронения не удалось: на крыше часовни нет маковок, иконы, висевшие в часовне и над входом, похищены, чугунную кружевную решётку, которая была у подножия креста унесли, выломали с камня чашу и сбили подсвечник. В настоящее время часовня разрушается, обваливается подпорная стенка, старая тропа от часовни на гору заросла, а существующая опасна.

04. Фрагменты часовни-усыпальницы.

06. Верхний ярус часовни. Видны следы, где где была прикреплена большая икона.

07. Вова (kolov.info) для масштаба.

08. В центре нижнего яруса полуразрушенные ступеньки, ведущие к Волге.

10. Десятилетиями вандалы оставляли на стенах разные надписи. Здесь можно увидеть следующие годы — 1926, 1932, 1953 и другие.

12. Общий вид часовни-усыпальницы.

13. Железная дверь в усыпальницу.

14. Восстановленая в 2013 году памятная табличка.

15. Фрагмент двери.

16. Внутри только большой надгромный камень

17. И портрет А. Люпова на стене.

19. Банка с мелочью как безмолвный крик о помощи.

22. С каждым годом вода всё сильнее разрушает основание часовни.

24. Вот так часовня выглядела в середине прошлого века. Ещё были целыми три маковки с крестами сверху часовни.

25. Штабс-капитан Квантунской крепостной артиллерии Алексей Николаевич Люпов, 1906 г. (фото взято сайта «Другой город», там же можно найти ещё фотографии и почитать подробнее о биографии А. Люпова)

Уникальный исторический объект медленно разрушается и к сожалению это далеко не единственный пример.

берег Волги между селами Ермаково и Винновка

Недалеко от села Ермакова, находится памятник совершенно заброшенный властями, но не туристами. С Волги издалека виден крест на высоком крутом берегу, а под горой – небольшая часовня. Они находятся здесь уже больше ста лет, но в советское время эти памятники были совершенно забыты, и только в постперестроечное время благодаря усилиям сотрудников национального парка «Самарская Лука» и ряда активистов-краеведов удалось возродить из небытия имя штабс-капитана Алексея Николаевича Люпова, в память о котором на волжском склоне появились эти мемориальные знаки.

Он родился 22 февраля (по новому стилю — 5 марта) 1872 года в семье военного в городе Ставрополе Самарской губернии. В дальнейшем он учился в Нижегородском Аракчеевском кадетском корпусе, после окончания которого в 1892 году вступил в 10-й пехотный Новоингерманландский полк рядовым на правах вольноопределяющегося, и почти одновременно начал учёбу в Московском пехотном юнкерском училище, которое окончил по первому разряду.

В августе 1894 года Люпов стал кадровым офицером Российской императорской армии в чине подпоручика и был зачислен в Михайловскую крепостную артиллерию, располагавшуюся в городе Батуме. Через четыре года он получил звание поручика, ещё через пять лет — штабс-капитана.

С 1900 года Люпов служил на Дальнем Востоке, занимался строительством оборонительных укреплений в ряде городов. Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов он участвовал в обороне Порт-Артура, командовал батареей 9-дюймовых мортир Квантунской крепостной артиллерии. После падения города, подобно многим другим офицерам, которые отказались дать обещание никогда не воевать против Японии, Люпов попал в плен, в котором пробыл почти год и получил туберкулёз правого лёгкого.

В феврале 1907 года штабс-капитан вернулся в Россию и вышел в отставку с мундиром и пожизненной пенсией. В это время Люпов занялся изобретательством, получив всего за три года 15 патентов в области авиации, медицины и астрономии.

В 1911 году он вернулся на свою малую родину, где решил заниматься хуторским хозяйством. Для этого Люпов купил у крестьян села Осиновки за 250 рублей (большие деньги по тем временам) десятину непригодной к обработке земли, расположенной на крутом берегу Волги. За 35 рублей он нанял двух крестьян, чтобы они возвели на купленном участке временное зимовье — землянку. Пока шло строительство, Люпов жил в дощатой будке дебаркадера на купеческой пристани у села Ермаково.

Читайте так же:  Павловский посад часовня 1812 года

Именно здесь в ночь на 25 сентября (по новому стилю – 8 октября) 1911 года и произошло несчастье. На спящего отставного штабс-капитана вероломно напали грабители — приютивший Люпова приказчик пристани, который сговорился об убийстве с одним из местных крестьян. Преступники рассчитывали, что Люпов имеет при себе большую сумму наличных денег. Однако, согласно полицейскому протоколу, добыча убийц составила всего лишь 226 рублей.

Разочарованные разбойники отвезли тело капитана Люпова выше по течению Волги и бросили его в воду у Осиновского перевоза, где оно и было обнаружено спустя пять дней. На теле убитого эксперты обнаружили 9 ран от топора и от полена. Убийц быстро нашли, судили 15 ноября 1912 года, и они были приговорены к каторжным работам.

Узнав о гибели Алексея Николаевича, его старший брат, Сергей Николаевич Люпов, также кадровый военный (в то время — полковник), приехал в Ермаково и поставил в 1914 году на месте вырытой покойным братом землянки часовню-усыпальницу над могилой брата. На горе у этого места были установлены памятные кресты. Намогильный крест украшали изображения и надписи. На одной стороне креста, обращенной к могиле, был изображён распятый Иисус Христос, а также выбиты цитаты из Евангелия. На другой стороне прикрепили портрет похороненного и надпись: «А.Н. Люпову», а также надгробные слова: «Алёше, милому моему брату, кровью венчавшемуся».

В советское время эти элементы отделки креста и часовни были утеряны, а могила царского офицера оказалась забыта и заброшена.

Позже часовня и вовсе обветшала, была превращена в отхожее место, ее содержимое разворовано, а стены и надмогильный крест исписаны надписями типа «Здесь были Саша и Вова». После сооружения Жигулёвского водохранилища и снижения уровня воды в Волге, часовня оказалась всего в четырёх метрах от уровня воды и лишилась доступа с реки.

Только в начале 80-х годов, после организации на Самарской Луке национального парка, группа любителей путешествовать по Жигулёвской кругосветке постепенно стала приводить место захоронения Люпова в приличный вид. С тех пор каждый год команда туристов посещает часовню и наводит порядок.

— Тогда командовали кругосветкой Александр Брусникин и Александр Лохмотов, — рассказывал старый кругосветчик Геннадий Мертес. — Место заброшенное, превращенное в общественный туалет, можно сказать. Всей командой взяли лопаты, выгребли все оттуда, а на следующий год Сергей Топоров со своей командой побелили там и покрасили. И это стало кругосветской традицией, мы каждый год стали высаживаться на Крестах — навестить достопримечательность, новичкам показать, навести порядок.

Официально же памятником культуры Кресты были признаны лишь в конце 80-х годов стараниями работников национального парка «Самарская Лука», которые сумели убедить областные власти присвоить часовне статус государственного памятника архитектуры.

Село Ермаково стоит на высоком Волжском берегу Самарской Луки. Местные жители связывают название поселка с именем казацкого атамана Ермака Тимофеевича. Такая связь вполне возможна, хотя материальных свидетельств правдивости этой легенды нет. В Ермаково вообще мало что сохранилось не только с шестнадцатого, но даже с девятнадцатого века. Однако, если пройти километра полтора вдоль берега в сторону Винновки, то увидишь металлический крест высотой в три с половиной метра. Он издалека виден со стороны реки, и пароходы, проплывая мимо, непременно издают приветственные гудки. Распятие высится здесь уже больше ста лет, напоминая о судьбе русского офицера, героя японской войны, изобретателя и фотографа Алексея Люпова. А под горой, над самой водой, стоит часовня, в которой похоронен Алексей Николаевич.

Героем штабс-капитана Люпова называют неспроста. Свою отвагу и самоотверженность он доказал, участвуя в обороне Порт-Артура. Когда город был захвачен, Алексей Николаевич оказался в плену. Он отказался принять освобождение в обмен на обещание никогда больше не воевать против Японии. Провел в заключении целый год и заработал туберкулез. Однако, не унывал. Вернувшись в Россию, Люпов занялся наукой и, будучи человеком разносторонне развитым, буквально фонтанировал изобретениями. За три года он зарегистрировал пятнадцать патентов в области авиации, медицины и астрономии.

В 1911 году Алексей Люпов купил в Ермаково большой участок земли и собирался построить здесь сахарный завод. Пока шло строительство дома, непритязательный барин жил на купеческой пристани, в небольшой будке дебаркадера. Алексей Николаевич вообще был склонен к аскетичному образу жизни, про него говорили даже, что он носит вериги под одеждой. В ночь на 25 сентября в скромное жилище одинокого офицера ворвались двое разбойников из местных жителей. Хозяин был ограблен и жестоко убит.

Старший брат Люпова – Сергей, также кадровый военный, распорядился похоронить Алексея прямо на месте трагедии. Видимо, он рассчитывал, что могила будет напоминать сельчанам, до какого преступления может довести человека алчность. Над местом погребения брата Сергей Николаевич построил часовню-усыпальницу по проекту своего товарища по службе, военного инженера Федора Смирнова. Часовенка очень необычная – двухъярусная, обрамленная лестницей. А на высоком берегу в память Алексея Люпова было установлено Распятие с цитатами из Евангелия и эпитафией: «Алеше, милому моему брату, кровью венчавшемуся».

В первые годы после трагедии за часовней по просьбе Сергея Николаевича ухаживали две монахини, над могилой непрестанно теплилась лампадка. После революции все, конечно, изменилось. Сейчас усыпальница находится в удручающем состоянии, утрачены и надписи на кресте. Но жива память – о славном человеке и о братской любви, которая не кончается вместе с земной жизнью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *