Елец часовня у вознесенского собора

Часовня во имя Вознесения Господня, святителей Николая Чудотворца и Димитрия Ростовского над могилой ельчан, погибших в битве с Тамерланом в 1395 г.

На часовне размещена мемориальная доска:

Братская могила ельчан, погибших в борьбе с полчищами Тамерлана в 1395 году. Часовня в память погибших построена в 1801 г.

Часовня над братской могилой (по материалам книги «Елец / В.П. Горлов, М.А. Зыков, С.В. Краснова, А.П. Небуко, Т.Ф. Серова, Л.П. Трубицина. — Воронеж: Центрально-Черноземное книжное издательство, 1978. — 230, [2] с.: ил.»):

Рядом с Вознесенским собором за оградой с его северной стороны расположена часовня над братской могилой ельчан, погибших в борьбе с полчищами Тамерлана в 1395 году. На стене часовни сделана надпись: «Божиею милостию сия часовня… построена над посеченными христианы от безбожнаго царя Темир-аксака, собраны в груп и для того сей честный крест водружен древних лет, а состроена старанием Онисима Родионова, сына Лопухина 1801 года месяца июля 23 дня».

Часовня выполнена в форме, напоминающей древнерусский шлем, символ геройства, мужества и несгибаемой воли непокоренных жителей Ельца. Почти квадратное в плане здание заглублено на три четверти своей высоты в землю. Вниз ведет прямая одномаршевая лестница с крылечком и навесом над ним, с большой площадкой перед входом. Памятник дошел до наших дней без существенных переделок, он лишь неоднократно капитально ремонтировался.

Часовня во имя Вознесения Господня, святителей Николая Чудотворца и Димитрия Ростовского над могилой ельчан, погибших в битве с Тамерланом в 1395 г. (По материалам книги: «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»):

Первое документальное упоминание о часовне в память павших ельчан, как размещавшейся на этом месте и принадлежащей Никольской богадельне, относится к 1691 г.: «Богадельня Никольская. Едуча от Донковских ворот по дороге к Ливенским воротам на правой стороне подле государева кружечного двора, а у той богадельни часовня. А часовня строена государевым жалованьем. А в той часовне образы … строение богадельницких нищих, а по скаске под тое богадельней в елецкое разорение было кладбище».

Эта запись в писцовой книге подтверждает, что часовня была выстроена над братской могилой ельчан, но упоминается здесь, скорее всего, разорение Ельца гетманом Конашевичем-Сагайдачным, сжёгшим город и убившим всех его защитников в 1618 г., в то время как военный гарнизон выступил из Ельца в Калугу для защиты её от литовских войск. Поскольку Елец как город не существовал с 1414 г. до своего нового строительства в 1591 г., маловероятно, чтобы на запустевших местах могла в течение почти двух веков сохраняться память о захоронении ельчан, погибших в 1395 г.

Существующая ныне возле Вознесенского собора самая знаменитая каменная часовня Ельца построена 23 июля 1801 г. старанием Анисима Родионовича Лопухина на месте холма над братской могилой, на которой стоял дубовый крест, помещённый в XVII в. в деревянную часовню. Внутри часовни на стене надпись: «Божию милостию сия часовня вхожия Вознесения Господня и Чудотворца Николая и Димитрия Ростовского, построена над посечёнными христианами, от безбожнаго царя Тимир Аксака. Собраны и положены в труп. И для того сей Честный Крест сооружён древних лет, а отстроена старанием Анисима Родионова сына Лапухина 1801 году месяца июля 23 дня».

В середине XIX в. при устройстве фундаментов Вознесенского собора было вынуто огромное количества грунта, который не вывозился с Красной площади, а был отсыпан здесь же, вокруг нового собора, в результате чего часовня оказалась наполовину засыпанной, поэтому для входа в неё были сделаны ступени вниз и металлический навес-сень.

К началу XX в. здание часовни сильно обветшало и требовало серьёзного ремонта — тесовая кровля пришла в негодность, возникла необходимость переделать ступени и вход. В начале 1903 г. елецкий купец Иван Сергеевич Лопухин, «проживающий по улице Мало-Дворянской», изъявил желание привести часовню в порядок и представил проект реставрации. Вопрос был рассмотрен Императорской Археологической комиссией 13 мая 1903 г., а 25 июля т.г. Елецкое полицейское управление сообщило Лопухину, что Департамент общих дел МВД «по сношению с обер-прокурором Святейшего Синода и Императорской Археологической комиссией» разрешил реставрацию часовни на собственные средства просителя по проекту А. Шестерикова, одобренному Строительным отделением Орловского губернского правления.

В ходе реставрации стены часовни были вновь оштукатурены и побелены; крыша, главка на ней и крест сделаны новые и окрашены. Вход в часовню также устроен заново — со ступенями из веневского известняка, над входом — кованый навес с такими же решётками по бокам. Внутри часовня оштукатурена, «кроме тех мест, где были священные изображения в кругах. На восточной стороне — святители, без надписания имен, числом 4, а на западе … великомученицы Параскевы со крестом, а сбоку … св. Иоанна Воина, с другой стороны в великомученицы, изображения святых … а над всеми этими изображениями Нерукотворный образ. Отдельно … св. Николай Чудотворец. На стороне северной стены против входа наверху надпись, соответствующая цели назначения часовни. Под надписью вбиты в стену 2 больших гвоздя, коими прикрепляется к стене недавно найденный св. крест, деревянный, ветхий. Длина креста — четыре с половиною аршина, ширина два аршина пять с половиною вершков, верхняя доска креста, где надпись IНЦI, — длина тринадцать вершков, ширина — семь с четвертью вершка, изображение Спасителя — ростом в два аршина шесть с половиною вершков, в изображении рук Спасителя — один аршин 15 вершков. Размер нижней доски — длина 1 аршин, ширина 8 вершков…». Крест и изображение на нём оставили в первозданном виде.

В советское время часовня постепенно вновь пришла в ветхое состояние. Решением Липецкого облисполкома №874 от 2 ноября 1971 г. она была поставлена под охрану как памятник истории и культуры. В 1984 г. главка часовни с крестом, разрушенная в 1930-е годы, была восстановлена по сохранившимся фотографиям.

Вознесенский собор

  • Яндекс-карты
  • Google maps
  • OpenStreetMap
  • Wikimapia
  • 2Gis Карты
  • Bing maps
  • дороги
  • спутник
  • гибрид
  • Статьи (6)
  • Комментарии (0)

25 ноября 1843 года Государь Император Николай I утвердил представленный ему архитектором Константином Андреевичем Тоном (1794-1881) проект Вознесенского собора города Ельца Орловской (ныне Липецкой области) губернии. В резолюции Он «повелел объявить архитектору Константину Тону за красоту сего проекта монаршее благоволение». 22 августа 1845 года торжественный звон-благовест всех семнадцати елецких церквей возвестил о закладке крупнейшего храма Ельца — Вознесенского собора. Главным строителем был назначен И.Г. Петров, его помощниками — И.И. Попов и И.И. Уклеин. Для надзора за ходом строительства был приглашен известный архитектор академик Иван Иванович Вальпреди. Высота собора с крестом 74 метра. Строительство храма велось 44 года.

На сегодняшний день собор имеет три зала — летний, зимний и нижний. Летний с тремя приделами: главный — в честь Вознесения Господня, правый — в честь Казанской иконы Божией Матери, левый — в честь благоверного князя Александра Невского. Зимний с двумя приделами: правый — в честь святителя и чудотворца Николая Мир Ликийского, левый — в честь святителя Димитрия митрополита Ростовского. Нижний с тремя приделами — центральный — в честь Елецкой иконы Божией Матери, правый — в честь святителя Тихона, епископа Задонского, левый — в честь святителя Митрофана епископа Воронежского. Собор также имеет известность и тем, что до 1982 года здесь нес пастырское послушание архимандрит Исаакий Виноградов — наш современник, известен в духовных кругах России и за рубежом как высоко-духовный пастырь Церкви Христовой. В настоящее время готовятся документы для Его канонизации в лике святых РПЦ.

Собор расположен на высоком крутом берегу реки Быстрой Сосны, открывается при подъезде к Ельцу издалека, особенно величественно смотрится с противоположного берега реки, со стороны Засосенской части города. Собор играет важнейшую роль в силуэте города, подчёркивая его центр. Здание удивляет размерами: высота Собора вместе с крестом составляет 74 метра, длина 84 метра, ширина 34 метра. Говорят, что в России больше его по величине лишь Исаакиевский собор в Петербурге. В старину на месте собора находилось кладбище и церковь Св. Кирика и Улиты, а на месте колокольни собора стояла Успенская церковь, которая теперь расположена на углу улиц Карла Маркса и Советской.

Строился собор 44 года, а пожертвования на него собирались прежде 75 лет, аж с 1815 года методом «снуровой книги», то есть прошнурованной, как тогда было заведено. Но собор так и остался неоконченным: колокольня, запроектированная на 10 метров выше основания купола, осталась недостроенной. Вознесенский собор состоит из кубовидного четверика, увенчанного пятью главами, имеющими луковичную форму и покоящимися на восьмигранных световых барабанах; из трапезной и недостроенной колокольни. Алтарная часть Вознесенского собора имеет три полукруглые апсиды. Храм — четырехстолпный, одноэтажный. В наружном оформлении здания архитектор применил стилизованные формы русского и византийского зодчества, принятые для небольших древнерусских храмов. В их числе аркатурный пояс, килевидные кокошники, колонны-дудочки, наличники в виде ромашек. В то же время узкие высокие окна являются элементами классицизма. Внутренность Вознесенского собора украшает трехъярусный иконостас из золоченого резного дерева, изготовленный по проекту московского архитектора А.В. Каминского. Ученик К.А. Тона Каминский был главным строителем Елецкого собора.

В целом Елецкий Вознесенский собор является огромной художественной экспозицией; только в храмовой части насчитывается более 220 стенных росписей, живописных полотен, иконописных работ, большинство из которых принадлежит кисти выдающихся русских художников — передвижников К.В. Лебедева и А.И. Корзухина.

Информация из разных источников, в т.ч. сайтов: elskst.narod.ru history.elsu.ru elets-adm.ru http://www.uslugy.ru/a-id-12136.html

Строительство нового Вознесенского собора в Ельце представляет собой торжественную эпопею, просящуюся на страницы романа. В нём нашлось бы место живописанию множества красивых человеческих судеб, напрямую связанных с грандиозным елецким храмом. Первое документальное упоминание о Вознесенском храме на Красной площади относится к 1691-1693 годам. В писцовой книге 1678 года сведений о нём ещё нет, то есть следует предположить, что первый, деревянный Вознесенский храм был построен в 1680-х годах. Это кажется весьма вероятным, если не забывать, что в 1682 году в Русской Церкви появилась новая Воронежская епархия (Елец был отнесён к ней), а при первом воронежском архипастыре — святителе Митрофане — по всей епархии активно строились церкви: их общее число в пору его архиерейства далеко превысило две сотни. В 1764 году на месте деревянной церкви возвели каменный Вознесенский храм, в 1772 году получивший, за теснотой старого Воскресенского собора, соборный статус. Но уже в начале ХIХ века и Вознесенский собор перестал удовлетворять нуждам ельчан. В 1800 году заговорили о необходимости строить новый собор, в 1824 году был представлен первый проект, «итальянский», вскоре заброшенный; в 1841 году — второй проект (в «византийском и отчасти в итальянском вкусе»), отклонённый Комиссией проектов и смет Главного управления путей сообщения и публичных зданий, которая предписала при составлении следующего варианта ориентироваться на «чертежи, изданные академиком Тоном». Ктитор Вознесенского собора купец И.Г. Петров поступил решительно — не желая удовлетворяться тоновскими «образцовыми проектами», он отправился напрямую в гости к Константину Андреевичу и уговорил его заняться елецким соборным храмом лично.

В 1843 году проект был готов. В 1845 году состоялась закладка Вознесенского собора. Присутствовавшие при сем высокоторжественном событии вряд ли предполагали, что многим из них не доведётся увидеть храм освящённым. Одних ктиторов за время строительства сменилось трое — место И.Г. Петрова, умершего в 1862 году, занял его племянник А.П. Петров, а в 1870 году, опять же за кончиной последнего, руководство работами взял в свои руки его сын, Александр Александрович. Не всё шло гладко. Уже до закладки собора его чуть-чуть «передвинули» относительно первоначального плана — орловский губернатор внял просьбе духовенства старого Вознесенского храма, желавшего сохранить храмовую часть постройки, дабы продолжить в ней совершение богослужений. Это «самовольство» вызвало протест городского архитектора — впрочем, ни к чему не приведший: губернаторское решение осталось в силе. В первый же год строительства от работ отстранили подрядчика: уже при устройстве фундамента выяснилось, что его методы окончательно устарели и не дают зданию требуемого запаса прочности. Позже, когда приступили к росписи главного храма, меняли и автора фресок: известный передвижник А. Корзухин не угодил заказчику, и завершал роспись Клавдий Лебедев. Хроника «проявления» громадного Вознесенского собора в городском пространстве Ельца такова: в 1853 году была «вчерне совершенно окончена» трапезная; в 1855 году освятили оба её придела; к 1861 году до карниза поднялись стены главного храма; в 1872 году уже имелись купола над ним; в 1877 году началась его отделка. С 1874 года главным «контролёром» строительства выступил известный архитектор А.С. Каминский; он же спроектировал великолепный иконостас, который и ныне производит неизгладимое впечатление.

21 августа 1889 года епископ Орловский Мисаил (Крылов) в сослужении многочисленного духовенства освятил Вознесенский собор. Это был день великой радости ельчан — храм тогда не смог вместить всех желающих; те, кому не посчастливилось попасть в него, заполонили всю Красную площадь. А колокольня так и осталась недостроенной. Новопостроенный Вознесенский собор превратился в центр жизни Ельца, особенно после учреждения в составе Орловской епархии Елецкого викариатства. Богослужения здесь отличались особой торжественностью, местные епископы храм очень любили и гордились им, горожане с охотой шли в богато украшенный собор, в котором дух захватывало от его простора, высоты, святынь, торжественного главного иконостаса. Впрочем, в храме не только молились, здесь и «образовывались», и приобщались к культуре, и занимались социальным служением. Уже в 1890 году при соборе открылась церковно-приходская школа. Поначалу занятия проходили в цокольном этаже, но теснота помещения сильно ограничивала возможность обучения. На помощь, как водится, пришли благотворители — в 1895 году А.Н. Стукалова передала под школу свой двухэтажный дом. Немалую известность имел соборный хор. К слову, с 1915 года им руководил И.М. Зизюкин, первый учитель музыки знаменитого в будущем советского композитора Тихона Хренникова. Но вскоре тихая и размеренная богослужебная жизнь главного городского собора взметнувшегося над рекой Быстрая Сосна сменилась настоящей бедой, начавшейся после Октябрьской революции 1917 года. В 1922 году развернулась по стране кампания по «изъятию церковных ценностей», не обошедшая стороной и елецкий собор. Впрочем, пока это были цветочки. Главное — храм продолжал действовать в городе, быстро лишавшемся своих церквей: их закрывали, а то и уничтожали одну за другой. Продолжал действовать Вознесенский собор,но не без трудностей и не без большевистских пакостей и угроз. В 1929-1930 годах его временно закрыли: поставленный в 1929 году на Елецкую кафедру архиепископ Сергий (Зверев) стал служить в Богородице-Рождественском храме в Аргамачной слободе, туда же пошли и прихожане Вознесенского храма. Через год, благодаря многочисленным просьбам верующих, собор всё-таки открыли. Увы, ненадолго.

Вероятнее всего, в 1933 или 1934 году Вознесенский собор перестал функционировать и стал использоваться как зернохранилище, богослужения с тех пор совершались в тёплой трапезной. Тогда же, в 1933 году, соборная звонница лишилась всех колоколов, отправленных на переплавку. А в 1938 году Вознесенский собор был окончательно закрыт. Вот тут-то и началось настоящее «изъятие»: прямо в храме в установленных здесь четырёх ваннах с кислотой работницы смывали золото с иконостасов и киотов, свезённых сюда из елецких храмов. Между тем уже с 1943 года верующие возобновили хлопоты о возвращении собора к нормальной богослужебной деятельности. Они рассылали в вышестоящие инстанции письма, живописующие отсутвие провозглашённой Конституцией «свободы веры» в Ельце, где остался единственный действующий храм — тесная Казанская церковь на городском кладбище. И вновь они добились своего — в 1947 году их просьба была удовлетворена. Правда, получили они собор в ужасном состоянии: «Вся крыша на трапезной церкви уничтожена, пол мозаичный повреждён автомашинами, рамы оконные на громадной высоте, ни престолов, ни иконостасов, никакой утвари нет. » Тем не менее, радости горожан не было предела, всем миром они принялись за приведение храма в порядок. В 1954-1958 годах настоятелем храма был иеромонах Сергий (Петров). Его стараниями был осуществлён капитальный ремонт собора. Он же мужественно защищал свой собор, не страшась писать гневные письма сильным мира сего: «Наш собор известен на весь мир как памятник истории и культуры. — вот цитата одного из них. — А отношение к нему местных организаций очень прохладное. Подвалы собора превращены в овощехранилище всех видов, вплоть до чеснока, запах которых проникает в летнюю часть собора и плохо действует на краски уникальных произведений академиков Корзухина и Лебедева. » В 1958 году иеромонаха Сергия (Петрова) сменил архимандрит Исаакий (Виноградов). Более чем тридцатилетнее его настоятельство обозначило целую эпоху в истории Вознесенского собора: именно отец Исаакий спас храм от закрытия в 1962 году, в пору хрущёвских гонений на Церковь, именно он совершил несколько серьёзных ремонтов, практически вернувших собору первоначальный вид, именно он сплотил вокруг себя приходскую общину в которой батюшку называли «нашим золотцем».

Читайте так же:  Часовни в хабаровски

В 1950 — 1990-е годы Вознесенскому собору выпала счастливая, но и особо ответственная судьба — во всеобщем упадке он оставался действующим и окормлял многочисленных елецких верующих, несмотря на все гонения в то время на Церковь. В новейшее время Вознесенский собор фактически возглавил деятельность по восстановлению и исправлению православной жизни в древнем Ельце. Нужно было поднимать из развалин передаваемые верующим один за другим елецкие храмы, заниматься православным вовпитанием и образованием. Уже в 1991 году при Вознесенском соборе начала работать воскресная школа, ставшая ростком, в 1995 году давшим жизнь Елецкой православной гимназии в честь святителя Тихона Задонского. В 2003 году, с образованием самостоятельной Липецкой и Елецкой епархии, Вознесенский собор вернул себе статус кафедрального храма. С 2013 года он — после 75-летнего перерыва — главный храм возрождённой в составе Липецкой митрополии Елецкой епархии.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №157, 2015 г.

Елецкий Вознесенский собор — образец стиля, занимавшего господствующие позиции в 1840-х годах и, в различных вариациях, не сдававшего их до революции 1917 года. Перед нами грандиозный четырёхстолпный куб (высота — 74 метра, длина — 84 метра, ширина — 34 метра) с трёхчастной апсидой с востока и одноэтажной трапезной с запада. К трапезной пристроены два яруса так и не оконченной колокольни; вход осуществлялся через «пассеистическое» крыльцо с сенью. На четырёхскатной крыше — традиционное пятиглавие с огромным центральным куполом и четырьмя, чуть поменьше, боковыми. В оформлении — громкое эхо древнерусского и византийского храмового зодчества. В основании восьмигранных барабанов и по верху основного кубического объёма идут пояса килевидных кокошников; барабаны увенчаны луковичными главками. По углам — пучки трёхчетвертных колонн. Что там говорить — стилизация вышла весьма изящная. Но. в классической правильности и выверенности расположения декоративных элементов всё-таки слышится так и не побеждённый до конца классицизм. И это обыкновенная история для всяких стилизаций, ибо стилизациями занимаются мастера, выросшие в совершенно иных творческих условиях. Тот же Тон, чьим учителем был А.Н. Воронихин — признанный адепт классицизма.

Пятиглавие Вознесенского собора абсолютно симметрично. В центре — восьмигранный барабан с большой главой; по сторонам — точно такие же, но уменьшенные восьмигранные барабаны с главами. Несущественное различие — только в декорировке: окна с полуциркульными завершениями, прорезанные в центральном барабане, снабжены карнизами, которые звучат эхом кокошников в основании барабанов. В остальном всё одинаково: пояса ширинок в верхней части; рёбра, выделенные тройными трёхчетвертными колонками. В нижней части храм мы видим те же тройные трёхчетвертные колонки да пояс, разделяющий два уровня основного куба. Он как бы опирается на колонки и формально представляет собой антаблемент: по большей части всё-таки элемент классической архитектуры, с которой так боролся Тон. Основные окна Вознесенского собора имеются в верхней части главного куба со всех четырёх сторон (частично-ложные), в стенах трапезной (по три — с юга и севера) и в апсидах. Дополнительные — в барабанах и «втором ярусе» притвора. Основные окна однотипны (в центре фасадов они являются сдвоенными). Немалого размера, они снабжены мощными наличниками с трёхчетверными колонками по бокам и барочными завешениями. К трапезной собора примыкает колокольня. О так и не построенной колокольне можно только пожалеть. Почему её строительство не довели до конца в предреволюционные годы, не вполне ясно. А замышлялась она очень высокой, на восемь метров выше самого храма, и должна была достигать 82-х метров, то есть на метр превышать московскую колокольню Ивана Великого — план, надо думать, не лишённый символической нагрузки. Возвели только два яруса — теперь это притвор собора.

Торжественный интерьер Вознесенского собора настраивает на ответственное и серьёзное представление перед Богом. Поначалу этот интерьер может поразить, даже несколько подавить, но это быстро проходит; взволнованная мощным эстетическим ударом душа понемногу успокаивается, начинает дышать в унисон с окружающим: глубоко и трепетно. Постепенному «вхождению» в красоту елецкого соборного храма помогает и то, что человек, пришедший в этот храм, попадает в главное помещение через уютную трапезную с её низкими сводами, радостным тоном росписей и привычными иконостасами приделов. Их в Вознесенском соборе аж восемь — соответственно его огромным размерам и статусу главного храма епархии, кафедры местного архирея. В трапезной два придела: левый освящён во имя святителя Димитрия, митрополита Ростовского, правый — во имя святителя Николая Чудотворца. В главном храме — три придела: центральный — Вознесенский, левый — Александро-Невский, правый — Казанский. В храме цокольного этажа — тоже три придела, они имеют «местные» посвящения: центральный — в честь Елецкой иконы Божией Матери; левый — во имя святителя Митрофана Воронежского; правый — во имя святителя Тихона Задонского. В нижнем храме богослужения совершаются крайне редко; основная богослужебная и молитвенная жизнь сосредоточена наверху, причём будничная её часть — в трапезной, где собраны почитаемые иконы, работает церковная лавка и где всегда многолюдно. Здесь и росписи как бы попроще; вообще, трапезная оставалась нерасписанной довольно долго; оформляли её в пору возрождения Вознесенского собора — в 1956-1957 годах. Главным же украшением собора является великолепно выполненный выдающимся архитектором Александром Каминским иконостас с великолепной сенью перед царскими вратами. Всего в храме насчитывается более 220 стенных росписей, выполненные прекрасными художниками Алексеем Корзухиным и Клавдием Лебедевым.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №157, 2015 г.

Вознесенский собор — проект знаменитого русского зодчего Константина Андреевича Тона, один из самых крупных православных храмов России. Утверждён 25 ноября 1843 года. Император Николай Павлович повелел: «Объявить архитектору Константину Тону за красоту сего проекта монаршее благоволение».

Собор Вознесения Господня города Ельца — один из самых крупных православных храмов России, гордость и украшение не только города, но и всей Липецкой и Елецкой епархии. Построен он «по-елецки» — с размахом! В начале XX в. Алексей Константинович Воскресенский — автор книги, посвященной истории и культуре Ельца — писал: «Если посетитель войдёт внутрь храма, то он остановится изумлённым на пороге его: громадность размеров храма и его чудное благолепие скажут ему, что этому храму было бы приличнее занимать одно из самых видных мест среди храмов столиц Российской империи, нежели находиться среди хотя и многолюдного, но все же провинциального уездного города».

Собор построен по проекту знаменитого русского зодчего Константина Андреевича Тона в русско-византийском стиле. Творение К. А. Тона олицетворяло собой в архитектуре главенствующую в то время и объединяющую Россию государственную идею «Самодержавие. Православие. Народность.» и подчеркивало связь русской культуры и государственности с православной Византией.

Объёмно-композиционное построение собора традиционно: с восточной части к огромному кубу пятиглавого летнего храма, перекрытому четырёхскатной кровлей и поставленному на высокий белокаменный подклет, примыкают три полукружия алтарей; с запада — одноэтажная, на высоту первого яруса собора трапезная с двумя приделами. Завершает композицию с запада нижний ярус недостроенной колокольни, служащий притвором. Вертикаль колокольни с крыльцом-сенью сени над северным и южным крыльцами остались незавершёнными (по проекту доминирующая в застройке города колокольня должна была иметь ещё 4 яруса, и высота её составила бы 115 арш., или 82 м). Храм трёхнефный, четырёхстолпный. Четыре крестообразных в плане храмовых столба несут центральную восьмигранную главу, прорезанную по граням высокими окнами с полуциркульными завершениями. В верхней части главы — карниз, украшенный поясом квадратных ширинок. Нижняя часть глав и верхний пояс храмового куба декорированы поясом килевидных кокошников. Центральную главу венчает луковичное завершение с золочёным крестом на подкрестном шаре. Малые главки по углам четверика повторяют в уменьшенном виде главную. Куб храма разделяется меж-дуэтажным пояском в виде упрощённого антаблемента, разорванного в центре трёхчастного фасада, разделённого встроенными трехчетвертными и полуколоннами упрощённого тоскано-дорического ордера. Углы храма также закреплены трёхчетвертными колонками. В верхнем ярусе храма каждое из прясел прорезают большие окна, в средней части — сдвоенные, с лучковыми перемычками и украшенные наличниками с колонками по краям и барочными завершениями — очельями в виде картушей. Архитектурное оформление трапезной, перекрытой на два ската, аналогично храмовому.

Все элементы оформления Вознесенского собора — кокошники в основаниях барабанов глав и завершении объёма храма, луковицы глав, крыльца-сени, пучки полуколонн, пышные очелья наличников — имеют прямые аналоги в архитектуре Руси. Тем не менее в излишней правильности всех пропорций здания чувствуется классическое воспитание автора, отчего архитектурное убранство храма создаёт эффект декорации.

Вознесенский собор прекрасно «держит» застройку центральной части Ельца, собирает её вместе с рассыпаными вертикалями храмов города в одно целое. Собор ценен и как важнейший элемент градостроительной структуры Ельца, и как образец высокой строительной культуры России середины XIX в.

Указом президента РФ от 24.02.1995 г. № 176 всему ансамблю Вознесенского собора присвоен статус памятника федерального значения.

По материалам книги Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А. Ю. Клоков, А. А. Найдёнов, А. В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006.; http://rus-towns.ru/category/g-elec/xramy-g-elca/page/5/

Первое документальное упоминание о Вознесенском соборе в Ельце на Красной площади относится к 1691-1693 г.г. В Писцовой книге 1678 года сведений о нем еще нет, то есть следует предположить, что первый, деревянный, Вознесенский храм был построен в 1680-х г.г. В 1746 г. на месте деревянной церкви возвели каменный Вознесенский храм, в 1772 г. получивший, за теснотой старого Воскресенского собора, соборный статус. Но уже в начале XIX столетия и Вознесенский собор перестал удовлетворять нужды ельчан.

В 1845 г. состоялась закладка Вознесенского собора. В 1853 г. была «вчерне совершенно окончена» трапезная, в 1855 г. освятили оба её придела, к 1861 г. до карниза поднялись стены главного храма, в 1872 г. уже имелись купола над ним, в 1877 г. началась его отделка. В 1874 г. известный архитектор Каминский спроектировал великолепный иконостас, который и ныне стоит. В 1889 г. освятили Вознесенский собор, но колокольня так и осталась недостроенной.

Вознесенский собор был закрыт в 1934 г. Иконы жгли прямо в храме, а золото с золоченых окладов и деталей иконостаса смывали в устроенной тут же гальванической мастерской. Затем в разграбленном соборе было устроено зернохранилище, и грузовики въезжали прямо в храм. Вновь собор был открыт в 1947 г.

В ходе реставрации в 2007-2017 г.г. были выполнены работы по фасадам, кровле, цоколю и внутренней отделке помещений.

Город раскинулся по крутым берегам рек Быстрая Сосна и Ельчик. и, исходя из первого сохранившегося упоминания о нем в летописях, на год старше Москвы. Но о древней истории его мы знаем немного: рукописи, увы, сгорали в бесчисленных пожарах, когда накатывали на Елец волны страшных нашествий. Немудрено: он стоял на границе Руси и Дикого поля, откуда приходили все новые завоеватели, и преграждал им путь, принимая первый, как правило, неравный бой. Известно, что первоначально Елец входил в состав крупного Черниговского княжества, был некоторое время самостоятельным — дружина елецкого князя Федора Ивановича сражалась на Куликовом поле — принадлежал Рязани, а потом — Москве. Спор о происхождении названия еще не завершен: одни исходят из легенды о найденной на ветвях ели иконе, другие говорят, что Ельцом называлась небольшая река, давшая городу имя, а сама любовно переименованная горожанами в Ельчик,

третьи вспоминают встречавшихся в здешних местах оленей, «еленей», как именовали этих красивых копытных в древности. Так и отразились эти предания на дарованном Екатериной II городу гербе: красный олень под зеленой елью.

Олень под елью на гербе города

Воины, купцы, кузнецы и беглецы

Вернувшись живым с Мамаева побоища, князь Федор основал в Ельце Троицкий монастырь, который в XIX в. отстроили заново и на новом месте, на Орловской улице (теперь — Коммунаров). А от старого монастыря к берегу реки, говорят, вел подземный ход, по которому осажденные обеспечивали себя водой, а в случае захвата крепости могли скрыться от победителей. В годы Советской власти, обитель, понятно, прикрыли и серьезно порушили, но четырехъярусная колокольня и ограда с башенками сохранились, и их понемногу приводят в порядок, хотя территорию по-прежнему занимает автобаза.

Колокольня и башня ограды Троицкого монастыря

Атаковали Елец половцы, сжигали его дотла чуть не в каждый свой набег монголо-татары Батыя, Ахмета, Узбека, Тогая, Мамая, Тохтамыша. Самым страшным испытанием в судьбе города стал 1395 год, когда под стены его деревянной крепости подошла 400-тысячная армия азиатского завоевателя Тимура. Тамерлан, «Железный хромец» шел рассчитаться с Тохтамышем, и в те дни среди защитников Ельца оказались и отступавшие татарские всадники. Город был взят штурмом, растерзан и сожжен.

В Москве звонили колокола. Из Владимира несли в столицу чудотворную икону, обносили ей город. Князь Василий, сын Дмитрия Донского, собирал войска, выступая навстречу непобедимому врагу. Но случилось чудо: Тимур отступил. В глубоком тылу его вспыхнуло восстание, пал Самарканд, семью эмира перебили. А в ночь после штурма привиделась азиатскому полководцу Богородица, распростершая руки над Русью, и за спиной у нее стояло ангельское воинство.

Часовни над могилами защитников Ельца

Враг ушел, и Елец вновь возродился из пепла. На холме, где ныне поднимается над рекой Вознесенский собор, схоронили павших защитников города. Позднее, при строительстве нового собора, часть останков воинов перенесли на старое кладбище у церкви иконы Казанской Божией матери. И воздвигнуты в городе две часовни в форме древнерусского шлема: одна — у северной стены собора, другая — на кладбище, за Казанским храмом.

Казанская церковь

Потом были многочисленные набеги крымцев — до конца XVI в. Страшно представить, сколько жителей оставалось в городе после каждого взятия, разграбления и сожжения Ельца, сколько погибло в бою защитников, сколько было отправлено захватчиками на невольничьи рынки. До трети численности жителей составляли оборонявшие город стрельцы, пушкари и казаки. Понимая значение укрепленного форпоста, пусть частично, но все же ослаблявшего силу врага, воцарившийся Годунов повелел беглых крестьян с Ельца «не имать», и тогда сложилась поговорка «Елец — всем ворам отец». Ворами, как известно, в старину называли всех, кто не в ладу с законом, и с крепостным правом, в частности.

Потому крутые норовом и независимые ельчане в Смуту вели себя без оглядки на авторитеты. Поддержали Лжедмитрия, Болотникова, а некий Истома Пашков, сын боярский, т. е. служилый человек, сколотил отряд и дважды (!) ходил брать Москву. Отбили, слава Богу. Последний раз разорил Елец в 1618 г. небезызвестный гетман Сагайдачный, чье имя гордо носит флагман украинского военно-морского флота. Взял город он хитростью, затеяв ложное отступление, чем раззадорил защитников на роковую вылазку.

Лавка кузнеца

К концу XVII в. оборонное значение елецкой крепости ослабло, зато город, стоящий на торговом пути, постепенно стал превращаться в купеческий и ремесленный. Исстари здесь славились кузнецы, ковавшие мечи и брони. В 1708 г. заказал Петр I подковы для своей кавалерии, 50 тыс. штук — справились в сжатые сроки. И сейчас в Ельце встречаются вывески железных дел мастеров.

Дом Елецкого кружева

Елецкие кружева никогда не выйдут из моды

Знаменит город своими кружевницами, не уступающими в искусстве владения деревянными палочками-коклюшками мастерицам из Вологды. В фирменном магазине «Елецкие кружева» можно увидеть своими глазами, как создается это легкое, невесомое и затейливое чудо рукоделия. А Дом елецкого кружева, устроенный видным благотворителем Е. П. Крикуновым с шедеврами елецких кружевниц знакомит подробно. Из кружев сплетали скатерти, платки, накидки, ажурные платья, легкие пальто и целые картины. Диву даешься, видя наряды, которые и сегодня, дополнив современный наряд модницы, способны сделать его неповторимым, а хозяйку — неотразимой. С изделиями кружевниц перекликается

Елецкие кружева на стенах домов

богатый резной декор множества деревянных домов города — и здесь, и там прослеживаются мотивы то природного орнамента из цветов и снежинок, то — славянской мифологии.

Читайте так же:  Часовня боровск

Купечество богатело на хлебной торговле — и даже первый в стране элеватор был построен в 1888 г. именно в Ельце. Кроме хлеба, кузнечных и кружевных изделий, торговали холстами, одеждой, обувью, кожами, посудой, мясом, чесноком и, конечно, яблоками. В том числе воспетой Буниным антоновкой. В застройке города добротными каменными домами, возведении храмов и поддержке сирых и малоимущих елецким купцам принадлежит первейшая роль.

Градостроительство: от святителя Алексия до Екатерины Великой и далее

Часовня св. Алексия

Когда в 1357 г. город был сожжен дотла очередным пожаром, на счастье проезжал через Елец по пути в Орду московский митрополит, наставник будущего Великого князя Дмитрия Донского и фактический правитель Руси Алексий. Остановившись на берегу Быстрой Сосны, он указал ельчанам место для возведения новой крепости на лесистом холме, над которым взмыла в небо стая голубей. Там, где стоял святитель, благословляя строительство нового города, воздвигли деревянный столб с врезанным в него образом, а потом, в 1801-м, заменили каменным. Интересное совпадение: в 1812 г. — пора Отечественной войны с Наполеоном — вместо столба строят каменную часовню, где хранился образ святителя Алексия. Эту часовню разрушили во времена первых пятилеток, но в 1940-х, и это снова годы Отечественной войны, восстановили в виде обелиска, а к 2000-летию Рождества Христова выстроили заново в камне, и к ней можно спуститься от Вознесенского собора. Рядом, на месте Водяной башни старой крепости, установлен памятный знак.

Памятный знак на месте Водяной башни

Прежняя крепость представляла собой стоящие на высоком земляном валу шестиметровые дубовые стены, усиленные 12 башнями. Новые укрепления имели толщину стен до шести метров и достигали 10-метровой высоты. Под стенами шумел торг; отсюда тянулась сеть городских улиц и вели дороги на Москву, Орел, Воронеж, Тулу, Рязань, а по Быстрой Сосне можно было достичь и донских, и днепровских земель. На месте главных, Новосильских ворот Елецкой крепости сейчас можно увидеть еще одну скромную часовню. Она расположена почти на углу улиц Мира и Коммунаров, тогда — Торговой и Орловской. По преданию, здесь были обнаружены нетленные останки русского воина в доспехах — увы, неизвестного.

Часовня на месте ворот Елецкой крепости

При царе Федоре Иоанновиче Елецкую крепость перестроили, укрепив стены и башни. Это позволило не только относительно успешно, не считая взятия города Сагайдачным, выстоять в Смуту, но и отбить в 1659 г. последний татарский набег. В эпоху Екатерины город получил регулярную планировку. Улицы спрямили, и Орловская сместилась на 20 метров от Новосильских ворот. Городские артерии пронизали Елец, пересекаясь друг с другом, что облегчало работу пожарных команд, а застраивать их рекомендовалось каменными зданиями. Тогда же началось переселение наиболее зажиточных купцов из прилегающей к городу Черной слободы в центр Ельца.

Таким был Владимирский храм

Слобода эта знаменита самоотверженностью своих крестьян и ремесленников, понесших на себе завязшую в елецком черноземе карету царя Михаила Федоровича Романова. Благодарный государь пожертвовал слобожанам принадлежавшую ему здесь землю на всем пути, который проделал на руках своих подданных. Здесь же в память о спасении Руси от нашествия Тамерлана был возведен храм Владимирской иконы Богоматери. Увы, в советское время его отдали под склады, а потом стали хранить соль, и агрессивная среда сделала свое дело за богоборцев: здание обрушилось. Сейчас восстановлена только малая часть его, но там уже проводятся службы.

Владимирский храм сегодня

В Ельце до революции действовало свыше 30 храмов (принято называть тридцать три) и два монастыря — Троицкий и Знаменский. Первый пытаются возродить, а второй уже давно является достопримечательностью современного города.

Знаменский монастырь

Эту обитель, посвященную иконе Богоматери «Знамение», основали в 70-х гг. XVII в., а в 1683 г. преобразовали в женский монастырь. После пожара 1769 г. монахинь перевели в Воронеж, и в Знаменском остались лишь две старицы, которых поддерживал не только наставлениями, но и деньгами святитель Тихон Задонский. Немногим позже здесь поселилась затворница Мелания, прошедшая через многие испытания и прославившаяся даром прозорливицы и молитвенницы. По молитвам преподобной Мелании исцелялись приходившие к ней за помощью люди, и память ее в Ельце чтут и поныне. В прошедшем веке монастырь был закрыт, разграблен и порушен, но сейчас он восстановлен, действует, и у подножия Каменной горы, на которой возвышаются белоснежные стены и храмы обители, по-прежнему струится источник, названный по имени затворницы Мелании. А от него вверх к монастырю поднимаются сто ступеней «Лестницы слёз», на каждой из которых читал «Отче наш» Тихон Задонский. и на каждой верующим надлежит раскаяться в каком-либо из своих грехов. Только вот грехов часто бывает у человека больше, чем у лестницы ступеней…

Старый Елец строили из природного камня

Гору же прозвали Каменной не случайно: дождями и ветром обнажены мощные пласты известняка, образующего ее твердь. Из этого природного камня строились дома, лавки, укрепления и храмы Ельца, и сегодня то здесь, то там путешественник видит сложенные из него ограды, подпорные стенки и цоколи зданий.

Сказание о тридцати трех елецких храмах

Как и большинство старинных каменных зданий, так и сохранившиеся городские храмовые сооружения Ельца ведут свою историю не ранее, чем с XVIII века. Конечно, на их месте раньше стояли деревянные церкви, перестроенные в камне, в основном, на деньги меценатов. За первую половину того столетия число купцов в городе удвоилось и продолжало расти. На их средства велось практически все каменное строительство, включая здание полицейского участка. Причем, когда потребовались средства на выплату налогов за предоставленные земли под усадьбы и дачи, елецкое купечество финансирование строительства полицейского дома сократило. В 1790-х в центре города возводятся новые торговые ряды, причем список тех, кому там предоставлялись места, утверждался Городской Думой, а проект строительства был согласован с орловским губернатором: Елец значился уездным городом Азовской, Воронежской, а затем — Орловской губернии. К середине XIX в. представителей купеческого сословия насчитывалось около 3,5 тыс. человек из 25-тысяч жителей города.

Фундамент старого Вознесенского собора

На строительство нового Вознесенского собора взамен обветшавшего старого, стоявшего на Красной площади Ельца с XVII в., деньги собирали 75 лет, привлекая средства меценатов не только местных, но из обеих столиц. Проект заказали самому К. А. Тону, известному москвичам по зданиям Большого Кремлевского дворца, вокзалов в Москве и Питере и храма Христа Спасителя. Этот собор строили тоже долго, 44 года, и освятили в 1889 г. Причем до этого были отклонены проекты харьковского архитектора Данилова и орловского — Бычкова. Первый не утвердил Священный Синод, второй — сами ельчане.

Специалисты привычно относят это архитектурное сооружение к примерам русско-византийского стиля. Однако высокий храм, и вправду, словно возносится над крутым берегом Быстрой сосны, напоминая своим величественным видом и формой Троицкий собор Пскова. Тон, взяв за основу планировку четрехстолпного одноэтажного двухсветного храма, использовал в отделке элементы декора, присущие русскому зодчеству — килевидные кокошники, аркатурные пояса, полуколонки. Четырехскатная кровля опирается на раковины кокошников, подобные части убранства Архангельского собора Алевиза Нового, а разорванные фронтоны наличников — дань уважения московскому барокко. Вынесенные далеко вперед от четверика трапезная и притвор опять же роднят собор Ельца с псковскими храмами. Скаты кровли вздымаются по центру щипцами, в вертикальных плоскостях которых размещены иконописные изображения. Основной куб, которому при последней реставрации вернули прежнее, золотисто-желтое цветовое решение, венчает пятиглавие на восьмигранных световых барабанах: центральную главу покрывает сверкающая позолота, а боковые выкрашены в синий небесный цвет и усеяны золотыми звездами.

Вознесенский собор

Архитектор разбил здание на три функциональных объема — летний, зимний и нижний храмы, и общее число приделов достигло восьми. Они посвящены соответственно: в летнем храме — Вознесению Господню (главный), Казанской иконе Богоматери (правый) и Александру Невскому (левый); в зимнем — Николаю Чудотворцу (правый) и Димитрию Ростовскому (левый); в нижнем — в центре устроен престол иконы Елецкой Богоматери, а правый и левый освящены в память святителей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского. Расписывали собор художники-передвижники А. И. Корзухин и К. В. Лебедев, выполнив в общей сложности 220 стенописных работ. Автором проекта иконостаса стал известный архитектор А. С. Каминский, ученик Тона и, впоследствии, учитель одного из отцов русского модерна Ф. О. Шехтеля. Поднявшееся над городом на высоту свыше 70 метров здание по проекту Тона должно было быть еще выше, тем не менее, соборный ансамбль так и не был полностью завершен: не все росписи были закончены, забыли про крыльца над северным и южным входами и колокольню недостроили. Но и сейчас Вознесенский собор, возведенный почти полтора века назад, является главной архитектурной доминантой города и его визитной карточкой, если можно так сказать.

Службы в соборе продолжались до 1935 г., когда прямо во время богослужения был арестован чекистами, увезен и впоследствии расстрелян последний архиерей города Сергий, причисленный в 2000 г. к лику святых российских новомучеников. Собор закрыли и разорили — с икон смывали кислотой позолоту и жгли прямо в храме. В здании устроили зернохранилище, и грузовики въезжали в него на разгрузку. Однако уже в 1947 г. храм был открыт для верующих, и службы возобновились. Уцелели чудотворные иконы Тихвинской Богоматери, подаренной ельчанам еще князем Олегом Рязанским, Николая Чудотворца. Прихожанами замечено мироточение иконы Спасителя, принесенной в собор в 1999 г. А фундамент старого храма Вознесения сохранили и представили на всеобщее обозрение. Тем более, что в том храме не раз молился и подпевал певчим Петр I.

Введенский храм

Вознесенский собор — не единственный шедевр храмового зодчества в Ельце. Вниз к реке идет крутой Введенский спуск, названный так по имени стоящей здесь и старейшей из сохранившихся в городе Введенской церкви. Она находится как раз в том месте, где первоначально располагался Троицкий монастырь. Построили ее также взамен обветшавшей в 1761 г. «кораблем» — на одной оси возвышаются храм, трапезная, колокольня и даже Святые врата ограды. В архитектуре постройки прослеживаются барочные и классические принципы, восьмерик на четверике завершается куполом с изящной главкой. Напротив ее, на другом берегу Быстрой Сосны, на холме Аргамач высится классический храм Рождества Богородицы. И название холма, и появление посвященного нашей небесной заступнице храма связаны с нашествием Тамерлана. По одной из елецких легенд, именно с этого холма бросился вниз, губя лучшего воина завоевателя конь-аргамак. И это тоже повлияло на решение эмира уйти из русских пределов. А храм поднялся здесь в благодарность Богоматери, остановившей врагов.

Храм Рождества Богородицы

На углу Октябрьской (б. Соборной) и улицы Льва Толстого (Преображенской) — в таких же барочно-классических формах был построен в 1771 г. храм Преображения Господня — замкнувшая построение «кораблем» колокольня в характерном для конца XIX в. стиле пристроена сто лет спустя.

Храм Преображения Господня

Памятник композитору Тихону Хренникову

Била в храм молния, устраивали в нем при Советской власти то склад, то тир, но прошло еще ровно сто лет — и государство победившего пролетариата взяло церковь под охрану и приступило к долгой реставрации, после чего часть элементов здания была потеряна. Но храм уцелел, действует, и на него обращают внимание проводят туристов.

Покровский храм

Идут работы по восстановлению полуразрушенной Покровской церкви, возведенной в середине XVIII века. Ее не сохранившаяся колокольня была самой высокой в городе, и звонил с нее 500-пудовый колокол, отлитый на пожертвования купца И. П. Хренникова.

Каким был когда-то Покровский храм. И каким будет

Хренниковы — распространенная в Ельце фамилия, небезызвестная среди купеческих династий города. В семье Николая Хренникова, служившего приказчиком у купцов Заусайловых, родился в 1913 г. великий советский композитор Тихон Хренников, обогативший отечественное музыкальное искусство восемью операми, тремя симфониями, девятью концертами и незабываемой музыкой к советским кинофильмам, в том числе — к «Гусарской балладе». Похоронили Тихона Николаевича, почетного гражданина Ельца, во дворе его дома, под православным крестом, а бюст работы Л. Кербеля, выполненный еще при жизни композитора, украшает одну из центральных площадей города.

Дом-музей Т. Н. Хренникова

В оконных проемах елецких церквей часто применялось витражное стекло — в том числе и в Успенской церкви на Советской — бывшей Успенской улице. Этот храм жители города задумали построить на новом месте в то же время, когда принималось решение о возведении нового Вознесенского собора, знаменуя этим благодарность Богоматери за спасение от нашествия «двунадесяти языков» 1812 г. Инициаторами строительства стали священник Георгий Ключарев и купец Григорий Назаров. Прежняя церковь Успения Богородицы стояла на углу нынешних улиц Коммунаров и Маяковского — ее постепенно разобрали.

Успенская церковь

Храм Архангела Михаила

Строительство велось с 1815 по 1829 гг., и новый, двухэтажный храм, выполненный в классическом стиле, занял свое традиционно угловое положение, выделяясь мощными апсидными выступами и высокой восьмигранной ротондой с венчающим купол изящным восьмигранным же барабаном с главкой. В 1841-м завершилось возведение 79-метровой колокольни. Надежные каменные стены церкви, использовавшейся новой властью под склад, не уберегли от немецкой бомбы, угодившей в трапезную, и храм долгое время стоял в полуразрушенном состоянии. В конце 90-х, после возвращения его церкви, начались восстановительные работы, которые вела серьезная московская фирма: инъецированием специальных составов укрепляли стены и фундаменты и, можно сказать, восстанавливали храм по кирпичику. Сейчас алтарная часть и ограда храма могут считаться подлинным украшением города, а на колокольне еще продолжаются реставрационные работы.

Продолжаются работы по возрождению храма Архангела Михаила, у которого своя история. Первоначально деревянная церковь с таким именем стояла с конца XVI в. на Красной площади, недалеко от Вознесенского собора. В 1703 г. на средства помещика Бехтеева ее перестроили, сделав нижний этаж каменным, а верхний — деревянным, потом также отстроив в камне на пожертвования уже другого помещика, Свишинского. Спустя почти 20 лет храм переименовали в Воскресенский, а служителей перевели в новый храм, который строился и перестраивался до 1860 г., когда принял нынешний вид, характерный для т.наз. русско-византийского стиля. Причем в оформлении фасадов присутствуют и кокошники, и «гирьки» русского узорочья, и типичные классические элементы, а главной архитектурной особенностью является отсутствие апсид, и иконостас размещен в восточном нефе — места не хватило. Зато высота общего объема, увенчанного пятью восьмигранными главами на высоких массивных барабанах, центральный из которых сделали световым, придал постройке торжественный вид. Не поскупились елецкие купцы и на внутреннее убранство.

Храм Рождества Христова

А церковь Рождества Христова в бывшей казачьей Александровской слободе известна была с XVII века и уже тогда значилась в документах как «древяная ветхая». Ее перестроили, но в 1730-х она сгорела и только через двадцать лет снова поднялась — в дереве. И в 1769-м опять сгорела. Новый, каменный храм построили за три года в 200 саженях от прежнего, от которого уцелел только местночтимый образ Тихвинской Богоматери, в честь которого освятили придел. Храм был одноапсидным и нес в себе черты петровского барокко, будучи несколько схожим с церковью Петра и Павла на Новой Басманной в Москве. К 1840-м прихожане озаботились как недостаточной вместимостью храма, так и его прочностью, и после долгих обсуждений и подсчета средств решили перестроить только колокольню и трапезную. С общим обликом старого храма они уже никак не сочетались, и собрав необходимую сумму, его разобрали и возвели новый, с тремя апсидами и традиционным граненым пятиглавием на четверике. Главный престол — Рождества Христова — освятили во имя образа Спаса Нерукотворного, и церковь стали именовать Спасской или Спасовской. В 1930-х она была, как водится, закрыта, а ценности из нее изъяли, передав часть городскому театру. Здание использовали опять же под склад. Оно постепенно приходило в упадок, и малые главки разрушались одна за другой. С 1990-х его приводили в порядок, а потом передали общине Знаменского монастыря, и белоснежной птицей оно возвышается на холме по дороге от обители к центру города.

Октябрьская, она же Соборная улица уходит далеко за пределы центра города, на его южную окраину, которую некогда называли Лучком по имени протекавшей неподалеку реки. О храме, посвященном чудесному спасению Руси от Тамерлана (этих событий не забудут здесь никогда), жители задумывались давно. Тем более, что приходской церкви в шаговой доступности не было, а население района выросло из-за переселения сюда после пожара 1769 г. части жителей из центра города. Другое дело, что проживавшие в Лучке ельчане были небогаты, и средств на храм не хватало. Только в 1890 г. Городская Дума поддержала прошение горожан о строительстве храма, а проект менее, чем за два года составил освободившийся от работ на Вознесенском соборе А. С. Каминский.

Читайте так же:  Польша часовня

Елецкая икона Богоматери на Святых вратах храма

Денег по-прежнему не хватало, и горожане открыли сбор пожертвований по всей стране. В 1895 г. за ручьем Лучок построили кирпичный завод, обеспечивший строительство главным материалом. Проект Каминского предполагал использование множества современных решений: шпунтованное ограждение котлована, установку фундаментных блоков из местного известняка для защиты от влаги на свинцовые плиты, железобетонные перекрытия, облицовочную плитку, паровое отопление. Примечательно: каменные работы начались 500 лет спустя событий 1395 г., продолжались до 1915 г., а окончательно завершились в 1995 г., в 600-летнюю годовщину взятия Ельца завоевателем — но это было уже восстановление.

Храм и колокольня храма Елецкой иконы Божией матери

Пятиглавый шатровый храм Елецкой иконы Божией матери, подобных которому в городе нет, поднялся на 53,5 метра — второй по высоте после Вознесенского собора. Здесь нет апсид и трапезной, но стены украшают многие элементы русского узорочья, а шатры, покрытые разноцветной плиткой, ярко контрастируют с темно-красным кирпичом стен. Колокольня, соединенная с основным объемом узким нефом, еще не была закончена, когда в ноябре 1915 г. состоялось освящение храма.

В эпоху социализма в закрытом храме хранили зерно и лук, а площадь вплотную к нему застроили жилыми домами, из-за прокладки коммуникаций к которым были нарушены дренаж и гидроизоляция. Только в 1989 г. церковь вернули верующим, и после ремонта в храм вернулась Елецкая икона Богоматери. Но первая служба в возвращенном храме состоялась уже в 1991 г., и во время богослужения громко пели птицы.

Царская часовня

Памятник А. Н. Заусайлову

А мы вернемся в центр города, чтобы полюбоваться еще одной — причем одной из самых красивых и необычных — церквей, воздвигнутой ельчанами по инициативе Елецкого общества хоругвеносцев и на средства купца 1-й гильдии А. Н. Заусайлова. Закладка состоялась в 1909 г. после визита Великого князя Михаила Александровича, принявшего покровительство над елецкими хоругвеносцами. Строящийся храм был посвящен святым Великим князьям Александру Невскому и Михаилу Тверскому, и потому церковь называют Великокняжеской.

Храмовый ансамбль Великокняжеской церкви

Ее архитектура, спроектированная орловским епархиальным архитектором Э. Э. Вильфартом, необычна. Храм, пристроенный к существовавшей Царской часовне, был выполнен, как и она, в русско-византийском стиле, но в ряде элементов прослеживаются черты модерна. Над четвериком поднимается крупный восьмерик, завершенный сферическим куполом, а по углам куба, скрывая переход к восьмерику установлены четыре небольшие главки. Колокольня, установленная над северо-западным углом притвора, соединяющая храм с часовней, крыта небольшим фигурным шатром. Во внешнем отделки использованы детали русского узорочья, а также полихромные изразцы и растительный орнамент. Не меньше впечатляет внутренняя отделка: майолика, цветные витражи, чеканная медь, керамический иконостас и царские врата из чистого серебра. Полы настилали из паркета, но с этим связана еще одна история. В патриотическом и религиозном порыве А. Н. Заусайлов обратился к царю с прошением выстелить пол в храме золотыми пластинами толщиной 5 мм. Предусмотрительный император не отказал напрямую, чтобы не обидеть щедрого мецената, но при условии, что драгоценные плитки будут поставлены на ребро. Купец вздохнул и смирился. Но преуспел во многом другом: мало того, что на строительстве были использованы все технические новшества от бетонных сводов, электричества и водяного отопления до автоматически убираемых сидений. В довершении всего купол увенчал хрустальный крест, вмонтированный в позолоченный каркас. При этом крест подсвечивался, а летом омывался водой. Работы велись и в зимнее время под отапливаемым шатром, чего раньше не делалось, и завершились за несколько месяцев, весной 1910-го. Отделку закончили менее, чем через год.

Храмовый ансамбль в 1913 г. дополнило выстроенное в модерне здание Дома Призрения, возведение которого Заусайлов посвятил 300-летию дома Романовых и «пещерный храм», задуманный как копия храма Гроба Господня в Иерусалиме. Стены Дома Призрения украсила майолика с изображением московского Успенского собора, цветочного орнамента, а также надпись о посвящении этого социально значимого объекта знаменательной в истории России дате.

Городская усадьба Заусайловых

А через два года А. Н. Заусайлов скончался от холеры. Хоронили его всем городом у стены Великокняжеской церкви. И сейчас перед оградой храма стоит небольшой памятник этому благородному и неординарному человеку. Как пережила лихолетье безверия построенная им святыня, рассказывать не будем. Главное, что она по-прежнему украшает город, действует и ей любуются люди, даже далекие от религии.

Всего из 33 храмов Ельца к концу XX века уцелело 13, и то — чудом. Уже в спокойных 1970-х план реконструкции, разработанный городскими властями, предусматривал снос в центре всех храмовых зданий, кроме Вознесенского собора, и застройку современными коробками. Сильные духом ельчане воспротивились. Иные по ночам ломали экскаваторы, а потом смогли пробиться на Мосфильм, где возглавлял сатирический киножурнал «Фитиль» Сергей Михалков — и местным реноваторам не поздоровилось. Три храма, правда, в Ельце успели взорвать, но оставшиеся стоят вкраплениями ярких жемчужин в преимущественно одно-двухэтажную застройку города.

Город живет любовью своих жителей

Участие Заусайловых в развитии Ельца можно видеть чуть не на каждом шагу, хотя они — далеко не единственные купцы-благотворители, заботившиеся о процветании малой Родины. В конце XIX в., вероятно, по проекту Каминского, А. Н. Заусайлов строит на нынешней улице Ленина (тогда — Манежная) табачную фабрику, ставшую крупнейшей в городе и поставлявшую свою (вредную, конечно, для здоровья) продукцию к императорскому двору. О вреде табакокурения тогда не сильно задумывались, а создание рабочих мест и сейчас имеет решающее значение для благополучия населенных пунктов. Фабрика имела современное оборудование, и трудились на ней около тысячи человек.

Табачная фабрика Заусайловых

По соседству, на той же улице, Заусайлов построил кирпичный дом, ставший самым ярким образцом стиля модерн в Ельце — теперь в нем располагается музей народных промыслов. А предназначался он для устройства бесплатных ясель для детей работниц табачной фабрики, и автор проекта, уже известный нам архитектор Вильфарт, разместил над входом панно с изображением пеликана, кормящего птенцов — как символ материнства.

Ясли-приют для работниц табачной фабрики Заусайловых. Теперь здесь музей народных промыслов

На Манежной почти друг напротив друга располагаются еще два здания, принадлежавшие этой купеческой фамилии: городская усадьба Заусайловых, комплекс каменных зданий середины XIX века, и одноэтажный бревенчатый дом с резными наличниками напротив, владение купеческого сына А. А. Заусайлова. А на улице Коммунаров жил и сам Александр Николаевич, и в этом здании теперь — городская администрация.

Дом А. А. Заусайлова

А вообще самым старым жилым зданием считается в Ельце Дом воеводы, стоящий под холмом Вознесенского собора6 каменное одноэтажное здание XVIII века с сохранившимися барочными элементами — в нем жил последний городской воевода Смирнов-Лашин.

Дом воеводы

В сквере у бывшей водонапорной башни, с которой в 1872 г. началась история елецкого водопровода, теперь назначают свидания влюбленные. Башня пострадала в войну и долго оставалась не удел, но в 1975-м на четырех ее сторонах установили куранты, и ельчане сверяют по ней часы.

Елецкие куранты

Бюст Ивана Бунина. Установлен Е. П. Крикуновым

В городском саду молодой Бунин встречался со своей первой любовью, Варварой Пащенко. Здесь установлен памятник Бунину-гимназисту, сидящему на скамейке в ожидании любимой под веткой антоновских яблок.

Памятник юному Бунину в городском парке

Троицкий монастырь, Черную слободу, Обжорные ряды на Архангельской (Свердлова) улице и городской сад Ельца упоминал писатель в ряде своих произведений.

Аллея малых туристских городов в городском парке Ельца

Здесь же оформлена аллея в память фестиваля, проведенного ассоциацией малых туристских городов, в которую Елец входит наряду с Мышкином, Тобольском, Гавриловым Посадом, Кунгуром, Каргополем, Гороховцом и многими другими.

Здание мужской гимназии

Бунин учился в Елецкой мужской гимназии вместе с Михаилом Пришвиным, а преподавал в ней историю и географию известный философ Василий Розанов. Имение Пришвиных Хрущево располагалось недалеко от города, а дед писателя был почетным гражданином Ельца, видным купцом и прихожанином Введенской церкви. Несколько томов дневников Пришвина посвящены природе, истории и быту елецкого края, и в 130-летию своего земляка благодарные ельчане устроили на пешеходной теперь улице Мира (Торговой) сквер, где установили бюст этого певца русской природы.

Памятник Михаилу Пришвину

Бюст философа Василия Розанова

Елецкая мужская гимназия знаменита и другими выпускниками — философом С. Н. Булгаковым, первым наркомом здравоохранения СССР Н. А. Семашко. После гимназии отправлялись за высшим образованием в столицы, и студенты из елецкого уезда составляли в 1881-1916 гг. относительное большинство среди учащихся из провинций. Кажется удивительным, но первое российское железнодорожное училище появилось именно в Ельце, кроме того, многие деятели культуры отмечали высокое качество образования в Женской гимназии города. Вообще, по количеству образовательных учреждений на душу населения Елец опережал многие российские города, в результате чего сложилось выражение «Елецкий образовательный феномен».

Здание женской гимназии

В Засосненской части города сквер с памятником Пушкину — поэт проезжал Елец по пути на Кавказ. Бывали в городе Александр Островский, Владимир Немирович-Данченко, играли на подмостках городского театра Михаил Щепкин, Мария Ермолова, выступали Василий Качалов и Иван Москвин. Именно в Елец отправляется служить театральной музе героиня чеховской «Чайки». Ну, а строки шутливой сказки Леонида Филатова

«Я сошлю себя в Воронеж, я сошлю себя в Елец» напоминают о годуновских временах, когда и с Ельца выдачи не было.

В пушкинском сквере

А где памятник Никите Михалкову?

На пешеходной улице Мира выделяется желтый двухэтажный дом с белоколонным портиком: сначала это здание было жилым, потом его передали Дворянскому собранию. Позже здесь проводились балы, работал Елецкий синематограф «Экспресс», в советское время — кинотеатр «Ударник» и, наконец — открылась детская школа искусств имени актрисы Любови Соколовой, которая посещала учебное заведение и оказывала ему помощь.

Здесь был синематограф!

Посредине улицы — памятник еще одному уроженцу и почетному гражданину Ельца, народному художнику Николаю Жукову. На Покровской (9 декабря) улице создан единственный в стране музей мастера, где представлены подлинники его картин. А еще он знаменит авторством октябрятской звёздочки и рисунка на коробке папирос «Казбек. Скульптурная композиция состоит из трех фигур. Крайние — это сам мастер и его маленькая дочь. А между ними, с футбольным мячом под мышкой и дневником в другой руке стоит сын друга художника — юный Никита Михалков. Таким образом, знаменитый режиссер удостоился прижизненного памятника, и не где-нибудь — в Ельце. Рядом с ним постоянно фотографируются туристы.

Памятник художнику Николаю Жукову

Советская эпоха отметилась здесь не только сносом златоглавых церквей, будем справедливы. В 1933-м через Быструю Сосну перекинули стальной мост, и по нему прошел автопробег «Москва — Каракумы — Москва», после чего мост прозвали Каракумским.

Каракумский мост

В войну его разбомбили, но позже он был восстановлен и стал пешеходным. Немцы занимали город всего на неделю, зимой 1941-го, и уже 9 декабря их выбили обратно. Они вернулись в город через несколько лет в качестве военнопленных и построили несколько кварталов симпатичных двухэтажных домов взамен разрушенных войной.

«Трофейные» дома на улице Коммунаров

Недаром Ельцу присвоено звание Города воинской славы: память о подвигах здесь живет. В парке Победы, недалеко от Вечного огня, стоят два бюста — основателю советских десантных войск генералу В. Ф. Маргелову — и другому, не менее прославленному генералу, герою войны 1812 года М. А. Милорадовичу, под командованием которого сражался с Наполеоном Елецкий пехотный полк.

Памятники генералам В. Маргелову и М. Милорадовичу

Эта воинская часть отличилась и при обороне Севастополя, и в русско-турецкую войну 1877-78 гг., и в русско-японскую, и в Первую Мировую. Первым вписано имя Елецкого пехотного полка на мемориальной доске на Шипкинском перевале, отмечен в числе отличившихся частей на памятных досках монумента «Битва народов» под Лейпцигом и в Георгиевском зале Московского Кремля.

Елецкому пехотному полку

Напротив Вознесенского собора усилиями Е. П. Крикунова установлены два памятника: один — бюст И. А. Бунина, а другой — обелиск с двумя стилизованными пушками у подножия — Елецкому полку.

Засосненская сторона

Вид на Засосненскую сторону открывают современные кирпичные дома с двумя башнями, обрамляющие широкую дорогу. У моста в память воинов 150-й танковой бригады установили танк.

В сквере воинов-интернационалисто в

По пути к железнодорожному вокзалу, на улице Фабрициуса парк воинской славы устроили воины-»афганцы». Здесь расположились образцы советской боевой техники, от пушки ЗиС-3 до самоходки Гвоздика», а рядом застыл на постаменте камуфлированный вертолет Ми-24 и стоят памятные знаки воинам-интернационалистам, пограничникам и бойцам военной разведки. И надпись «Мы из Ельца!» на стене рейхстага здесь тоже не забыли.

Так ельчане расписались на рейхстаге

Есть ли у древнего города будущее?

Вот что писал «Путеводитель по русским городам» Дмитрия Семеника в 2002 г.: «Сегодня ельчане говорят, что способны прожить и в изоляции: у них есть почти все жизненно необходимые производства — сахарный, кожевенный, пивоваренный заводы, завод стройматериалов, табачная фабрика. Есть и что вывозить в другие города — продукцию машиностроительного завода, завода тракторных гидроагрегатов, медицинского оборудования. »

В память 850-летия города

За это время население города, районного центра Липецкой области, сократилось со 120 до 105 тыс. человек. Многие предприятия работают, но некоторые закрылись. Заметен отток населения в сторону Москвы.

В музее истории КПСС

— Надо развивать туризм, это приведет к созданию новых рабочих мест в сопутствующей ему сфере услуг, — убежден Евгений Павлович Крикунов, член Ассоциации частных музеев России. Он знаменит не только поддержкой современных художников и скульпторов. Крикунов выкупил несколько полуразвалившихся домов в центре города, восстановил и отделал за свой счет и организовал в них пять музеев. Три из них посвящены творчеству художников П. Б. Блуднова, В. И. Шевченко и В. С. Сорокина, в четвертом — Дом елецкого кружева с уникальной коллекцией шедевров русского рукоделия. Ну, а пятый — музей истории КПСС, и в нем есть на что посмотреть. Сюда приезжают мастера искусств, здесь проводятся выставки и литературно-музыкальные вечера. Не все отлитые за свой счет памятники прославленным землякам удалось установить Евгению Павловичу в городе. Во дворе «партийного музея» среди позлащенных, посеребренных и гипсовых голов вождей стоит бюст философа В. В. Розанова — для него пока другого места в Ельце не нашлось. Помощь от города Крикунов не ждет, а не мешало бы властям повести деловой разговор с теми, кто неравнодушен к дальнейшей судьбе Ельца и не видит себя без любви к родному городу.

В Ельце не забывают прежние названия улиц

Нельзя сказать, что навстречу туристическому будущему Ельца не делается ничего. Город чистый, аккуратный, на улице Коммунаров меняют бордюры и кладут плитку, что не может не заметить приезжий москвич. Идет восстановление и отделка храмов и ряда исторических зданий. На многих центральных улицах установлены двойные таблички — с прежним и современным названиями. И в то же время достаточно пойти от Вознесенского собора вниз по Введенскому спуску или улице Труда — и приходишь в ужас от того, что язык не повернется назвать дорожным покрытием. Как зимой по нему поднимаются и спускаются жители?

Угловой дом на ул. Мира. Здесь — пиццерия

Если говорить о туризме массовом, то нужны новые кафе и гостиницы, причем недорогие — у путешественников не так много свободного времени, а богатые пока предпочитают Мальдивы и Канары. Набережной, по которой могли бы прогуливаться ельчане и гости города, здесь нет, склоны заросли бурьяном, и спуститься к берегу реки проще в Засосненской части Ельца.

Ледовый дворец имени Анатолия Тарасова

Но зато с транспортом здесь все в порядке, через Елец идут поезда, автобусы, в городе работает наземный транспорт и недорогое такси. Сюда привозят экскурсионные группы, здесь проводится туристический фестиваль «Антоновские яблоки», а жители приветливы и предупредительны, и готовы подробно рассказывать все что знают о городе, который так любят.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *