Иверский монастырь самара адрес

«Иверский женский монастырь, расположенный на скате крутого волжского берега составляет великое украшение местности города» – писали в 1880 году «Самарские епархиальные ведомости».

Священнослужители сравнивали женскую обитель с ярким светильником, в свете и величии которого народ «поучается и укрепляется в истине и превосходстве исповедуемой нами веры и церкви Христовой».

Летопись монастыря, основанного в Самаре в половине девятнадцатого столетия с целью противостояния расколу, прервалась в послереволюционный период, когда безжалостной рукой солдата была снята надвратная Иверская икона Божией Матери. Действие это сопровождало грозное знамение Царицы Небесной. Толпа народа на площади услышала стон. Вскоре начались беды и несчастья – гражданская война и разруха.

Новая страница летописи открылась с регистрации общины в 1991 году. Комплекс зданий Иверского монастыря был включен в реестр памятников архитектуры. Великая милость Божия, дарованная земле Самарской, проявилась в восстановлении монастыря. Целевое финансирование из областного бюджета и поддержка правящего архиерея Сергия, труды сестер и многих людей помогли возродиться Иверской обители на своей исконной территории с духовными традициями и культурой, завещанными праведниками Святой Руси.

Под защитой Царицы Небесной вновь встала на волжском берегу высокая белая красавица – колокольня. Над ней плывут облака, как и над ее предшественницей в прошлом веке. Звон с монастырской колокольни летит над городом и речными далями мелодичной проповедью Евангелия миру, преподанной языком пятнадцати колоколов. Услышав благовест, радуется православный народ и все, кто проплывает в этот час по Волге.

Иверский жив. И дух благочестия вернулся в него с жизнью насельниц по уставу, келейной молитвой и церковным Богослужением. В монастыре, посвященном Божией Матери, «доме Богородицы», два храма в честь Ея икон Иерусалимской и Иверской. Мир горний предстает в сюжетах храмовой росписи. На монастырских службах невольно растворяешься в молитве. Распевы, которые звучат с клироса, заставляют забыть о реальной жизни с повседневными хлопотами. Душа возвышается. И благодать Божия касается сердца.

«Радуйся, Благая Вратарница, двери райские верным отверзающая».

Современная история женской обители развивается в молитвенном заступничестве мучеников и исповедников Самарского края, в сонме которых и бывшие ее инокини. В монастыре обретены мощи праведного Александра Чагринского. Торжественное прославление святого произошло 15 октября 2001 года. В главном соборе монастыря – Иверском установлена под сенью рака с его мощами, к ней притекают верующие с надеждой получить помощь в избавлении от скорбей.

Обитель вновь стала не только украшением города, но и средоточием благочестия, высокой подвижнической жизни, молитвенным утверждением и покровом.

Восстановительный период монастыря отмечен ярким событием – посещением Патриарха Алексия II 13 октября 1999 года.

Пребывая в обители, Его Святейшество одобрительно отозвался о результатах работы по восстановлению монастыря, обратил внимание на роль монашества в современном мире – «на молитвах монашеских держится земля». Впечатление о монастыре выразил фразой: «Иверский монастырь – жемчужина Самарской земли».

История

«На сем месте будет город великий, в котором просияет благочестие, и оный город никогда и никем разорен не будет», – через века дошло до нас благословение Святителя Алексия, митрополита Московского, городу Самаре. В 1357 году митрополит Алексий отправился в Золотую Орду по зову ослепшей ханской жены Тайдуллы. Ей было видение, что по молитвам русского архиерея она исцелится. «Прошение и дело превышает меру сил моих, – сказал святой Алексий, – но я верю Тому, Который дал прозреть слепому; не презрит Он молитвы веры». И, действительно, по молитве Святителя исцелилась ханша, окропленная святой водой.

Долго продолжалось путешествие митрополита Алексия. Когда он дошел до слияния рек Волги и Самары, встретил здесь пустынника и, оглядевшись окрест, предрек основание на этом месте великого города, который просияет благочестием. Было это за два столетия до основания города Самары.

В 1586 году по указу царя Феодора Иоанновича на правом берегу реки Самары была основана крепость, которую назвали по имени реки Самарой. Строителем новой крепости стал воевода Григорий Осипович Засекин, потомок Рюриковичей и Чингизидов. Новая крепость должна была защищать восточные границы Русского государства от ногайских татар.

Одновременно с основанием крепости заложили деревянный православный храм. Освятили его в честь Живоначальной Троицы, а придел – в честь Святителя Николая Мирликийского. И тогда же устроили Спасо-Преображенский монастырь.

Постепенно поселение распространилось вдоль левого берега реки Волги. В 1688 году крепость Самара стала городом.

Не богата была в ту пору Самара церквями, но дух благочестия жив был среди ее жителей, в сороковых годах XIX века у самарцев появилась мысль об устройстве в городе женской обители предположительно на сто сестер. К тому времени целый век прошел с тех пор, как был расформирован Спасо-Преображенский женский монастырь и его четырнадцать монахинь вместе с игуменией нашли приют в Симбирском монастыре.

Прошло почти столетие, но память о Спасо-Преображенском монастыре в городе осталась жива и в Самаре появились девицы и вдовы, желающие посвятить свою жизнь Богу. В подражении монашескому образу они носили черную одежду, жили обособленно и благочестиво под руководством священника Успенской церкви С. М. Бельского, называли их черничками.

Поддержку и помощь в благом стремлении сестры получили в благочестивом семействе Михаила Ивановича и Елены Львовны Федоровых. Вместе с протоиереем Казанского собора Иоанном Халколивановым супруги Федоровы сумели воодушевить самарцев мыслью о создании в Самаре монастыря. Начался сбор пожертвований на будущую женскую обитель.

Федоров служил уездным землемером и не от излишества, а по любви к Богу пожертвовал для общины участок принадлежавшей ему земли на Мечетной (ныне Самарской) улице. Но это место было удалено от воды, что, безусловно, затруднило бы жизнь общины. Тогда нашлись новые благотворители. Купцы Петр Сергеевич Синягин и Михаил Иванович Назаров пожертвовали примыкавшую к реке Волге береговую полосу земли, а Елена Львовна Федорова, ее мать – чиновница Прасковья Александровна Сухова и родная сестра Михаила Федорова Ольга Ивановна Тимашева – соседние к этой полосе места на пригорке. «Самарские епархиальные ведомости» заметили по этому поводу: «Для блага общины готовилось пожертвование мест, которое трудно было ожидать и предвидеть, но которое прямо указывало на особенное попечение Промысла Божия в отношении к общине на первых порах ее зарождения». Место было ровное, удобное для постройки келий, разведения огорода и сада.

Более тридцати девиц и вдовиц в возрасте от 22 до 60 лет собрались на пожертвованном месте для совместного жития. Среди первых сестер были две дворянки, три солдатки, семь мещанок, одна казачка, восемь – купеческого звания и две – духовного. Получив благословение архипастыря, они выбрали из своей среды для руководства мещанскую девицу Марию Яковлевну Янову. Для руководства внешнего и внут­реннего порядка, образа жизни и поведения сестер общине были выданы правила, утвержденные в 1842 году Святейшим Синодом для Арзамасского, Ардатовского, Зеленогорского и Дивеевского женских православных общежитий, находившихся в Нижегородской епархии. Эти правила состояли из 49 параграфов, которые определяли порядок служб, образ жизни и взаимоотношения насельниц.

В 1850 году крестный ход, который традиционно проводился на Воздвижение Креста Господня в Самаре, по просьбе попечителей общины пришел на место будущего монастыря. Епископ Симбирский и Самарский Феодотий (Озеров), совершив водосвятный молебен, окропил святой водой эту территорию. После водружения креста он положил первый камень в основание часовни и благословил сестер иконой Иерусалимской Божией Матери, поручив таким образом возникающую обитель охране и покровительству Царицы Небесной. Этот день считается началом Самарского Иверского женского монастыря.
Первым делом сестры стали собирать на берегу камень для фундамента. Через два месяца, в ноябре, часовня в честь Казанской иконы Божией Матери уже была построена и освящена, и сразу же в ней начали совершаться вечерние Богослужения и часы. Сначала к Казанской часовне был определен причт Казанского собора, потом причт Троицкой церкви. Во время первой всенощной произошло исцеление бесноватой девочки от Иерусалимской иконы Пресвятой Богородицы, подаренной общине Преосвященным Феодотием.

Поступившие в общину в первые годы ее существования сестры обрекали себя на сугубые труды, так как она не имела постоянного и прочного обеспечения и существовала лишь на пожертвования. Зарождающейся обители нельзя было надеяться на усиленную материальную помощь от горожан. В Са­маре в середине XIX века числилось около 15 000 жителей, в числе которых не было ни одного выдающегося богача. Торговлю в то время город вел небольшую. Купцов первой гильдии в нем не было вовсе. Даже во второй гильдии в Самаре считалось только восемь семейств. Из 2 324 городских домов четыре пятых были деревянные, а многие напоминали настоящие лачуги. Люди, затеявшие дело устроения общины, имели сами довольно ограниченные средства. Кроме протоиерея И. Е. Халколиванова и М. И. Федорова, звание попечителей общины приняли на себя средней руки купцы П. Г. Баранов и Г. В. Гаврилов и еще менее состоятельный почтмейстер Г. П. Богородицкий.

Бедность и скудость были во всем. Первые насельницы должны были иметь великое самоотвержение, крепкую, несокрушимую веру и любовь к Спасителю, неугасимую ревность к подвигам монашеской жизни. Каждая из них обязывалась на собственные средства устроить свою келию и полностью обеспечивать себя, занимаясь рукоделием. Но они были счастливы, потому что могли посвятить свою жизнь Господу и жить в радостном Богообщении под покровом Божией Матери.

В 1853 году губернское начальство решило провести дорогу вдоль Волги по местности, где расположилась женская община. Взамен сестрам был предложен участок на взгорье, там и обосновалась окончательно обитель. К тому времени в ней собралось уже 75 женщин и девиц, которые трудами и милостыней собрали до 7 060 рублей деньгами и разных вкладов тысяч на пять, заложив тем самым материальное основание для официального утверждения общины. Высочайшее решение было принято 12 марта 1855 года. Открытие женской общины в Самаре признавалось не только полезным, но и необходимым. Подобно другим богоугодным заведениям, она оставалась на собственном содержании, без всякого пособия из казны. Общину назвали Иверской, исполняя желание елабужской купчихи Екатерины Ивановны Марихиной, пожертвовавшей обители семейную святыню – Иверскую икону Божией Матери с ценным золотым покрытием.

Ко времени признания общины Казанская часовня была перестроена в храм. 4 апреля 1855 года Преосвященный Евсевий совершил чин великого освящения обновленной церкви и назвал ее в честь Иверской иконы Божией Матери. С этого времени к обители определен причт и началось совершение Божественной литургии. Через два года под Иверской церковью был устроен и освящен еще один небольшой храм – в честь Иерусалимской иконы Божией Матери – для совершения ранних Литургий. Первым священником в Иверской общине с 1853 года был Степан Васильевич Поспелов. Через два года причт увеличился дьяконом, а с 1858 года – вторым священником. В дальнейшем в штате монастыря было два диакона и два священника. Священнослужителями Иверского монастыря в разное время были: Евгений Николаевич Тычин (годы служения: 1855–1858), Иоанн Герасимович Пиксанов (1858–1859), Никита Илларионович Салтыковский (1859–1866), Федор Иванович Благовидов (1859–1866), Дмитрий Николаевич Орлов (1859–1867), Константин Георгиевич Добросердов (1867–1878), Георгий Иванович Третьяков (1867–1904), Петр Степанович Архангельский (1881–1895), Василий Яковлевич Майеранов (1896–1901).

Читайте так же:  Монастырь на мангуле

В предреволюционном 1916 году священнослужителями Иверского монастыря были протоиерей Гавриил Михайлович Фармаковский (служил в обители с 1878 года) и иереи Василий Александрович Успенский (в обители – с 1901 года) и Павел Георгиевич Третьяков (сын протоиерея Георгия Третьякова, в обители – с 1904 года).

Деревянная Иверская церковь имела скромный вид. Обшитая тесом и окрашенная масляной краской в коричневый цвет, она была продолговатой формы. Вход с нижней паперти вел по обеим сторонам лестницы на верхнюю площадку несколькими ступенями. На верхней площадке был вход в узкий коридор, где располагались две кельи. В одной из них находилась сестра, охраняющая храм, в другой происходило непрерывное чтение Псалтири. Через келью, где читалась Псалтирь, был вход на хоры и устроено помещение для настоятельницы. Потолок храма поддерживался четырехгранными колоннами. Две из них, стоящие ближе к амвону, были расписаны святыми изображениями. Церковь освещалась тринадцатью окнами, но так как с двух сторон она была заслонена горами, в ней чувствовался недостаток света. Иконостас в два яруса столярной работы, с вызолоченной резьбой по белому фону был устроен самарским купцом Василием Андреевичем Головачевым. С левой стороны царских врат помещалась Иверская икона Божией Матери. За левым клиросом находилась особенно чтимая Иерусалимская икона Божией Матери.

Алтарь был просторным. На горнем месте стояла большая икона Пресвятой Троицы с предстоящими внизу Божией Матерью, святыми угодниками и ангелами. Эта икона, подаренная Преосвященным Евсевием, писана на холсте, помещена в вызолоченную раму с такой же резьбой.

Ежедневное совершение Богослужения, строгое соблюдение уставов Церкви, стройное пение певчих, чистота, опрятность и порядок привлекали в обитель со всех сторон множество богомольцев, которые несли с собой посильные жертвы. Постоянным источником дохода для общины стала пожертвованная благотворителями земля в Жигулевских горах, которую сдавали в аренду, а также устроенное при общине кладбище для захоронения мирян. Кроме того, епархиальное начальство позволило выносить прославившуюся чудотворениями Иерусалимскую икону Божией Матери в дома обывателей Самары для совершения молебнов в сопровождении причта и певчих. Это тоже приносило доход монастырю.

С тех пор как община получила официальное право на свое существование, началось более активное строительство. За год с небольшим были сооружены несколько корпусов на каменных фундаментах, дома с надворными службами для священ­нослужителей, корпус с такими же службами для самой настоятельницы. При вступлении в общину сестры не только приносили по своим средствам вклады, но обязывались устроить для себя келию. Таким способом от 20 до 40 сестер, складываясь, строили корпуса, разделенные на несколько келий, в каждой из которых жили от одной до четырех сестер.
Вскоре встал вопрос о постройке в обители большого каменного храма. Сменивший к тому времени на самарской кафедре Епископа Евсевия Преосвященный Феофил (Надеждин) благословил это начинание и 17 сентября 1858 года освятил место будущего строительства. Совершив закладку Сретенской церкви, глава Самарской епархии произнес прочувствованное слово, в котором напомнил, что святые храмы Божии – это места, где мы в спасительных Таинствах воспринимаем благодатные дары Святого Духа; здесь мы приносим моления пред Господом и исполняем обеты, подобно тому, как поступили праведная Анна и родители Пречистой Девы Марии. Напомнив библейские сюжеты, Владыка Феофил наставил насельниц Иверской общины строгому и неукоснительному исполнению данных ими обетов работать Господеви со страхом и трепетом.

Знаменательно, что закладка храма совпала с днем, когда Святой Церковью празднуются представительницы трех христианских добродетелей Веры, Надежды, Любови и матери их Софии – мудрости, без которых не созидаются ни временное благополучие, ни, тем более, вечное спасение. План на постройку трехпрестольной церкви был составлен губернским архитектором К. Г. Макером в русско­византийском стиле. Строительство продолжалось более десяти лет. Этот величественный храм имел крестообразную форму, его своды покоились на шести колоннах. Длина и высота здания составили более сорока метров, ширина – около тридцати метров. Храм венчался куполом с пятью грушеобразными главами, из которых средняя выделялась своими большими размерами. Три входа – с запада, юга и севера – были сделаны из белого камня, каждый вход имел семнадцать ступеней. Стены отделали под белый мрамор, алтарь выложен мрамором и установлены многоярусные резные иконостасы.

Для такого значительного сооружения у монастыря не было средств, однако строительство храма совершилось. Попечителем этого богоугодного де­ла стал самарский купец, городской Голова Василий Ефимович Буреев. Потрудились и другие благодетели. Например, купец и гласный Самарской городской Думы Иван Михайлович Плешанов пожертвовал более чем 10000 рублей, за свой счет заказал еще и два иконостаса со множеством икон.
24 марта 1860 года Преосвященный Феофил (Надеждин) вошел с представлением в Священный Синод о возведении Иверской общины в степень монастыря и о пострижении в монашество настоятельницы и других сестер общины. В этом документе отмечалось стремление самарцев иметь в своем городе монастырь: «Принимая во внимание усердное желание самарских граждан и сестер общины видеть сию общину на степени монастыря и необходимость существования оного в новопоселяющейся Самарской епархии, имею честь благопокорнейше ходатайствовать пред Святейшим Синодом о возведении находящейся в городе Самаре общины на степень общежительного монастыря, без назначения от казны жалованья, но с наделением, для поддержания онаго, землею и другими угодьями, о чем уже идет переписка с гражданским начальством, и которое уже согласно на таковое наделение».
6 июля 1860 года Император Александр II утвердил определение Святейшего Синода о возведении Иверской женской общины в степень монастыря. 13 августа совершился первый монашеский постриг: иеромонах крестовой церкви архиерейского дома Макарий в постриге нарек настоятельницу обители Марию Янову Маргаритой.

21 августа в общине состоялось Богослужение Архиерейским чином. Маленький деревянный храм обители не мог вместить всех богомольцев. Преосвященный Феофил, Епископ Самарский и Ставропольский, торжественно совершил Божественную литургию. Ему сослужили ректор семинарии, ка­федральный протоиерей Иоанн Халколиванов и другие священ­ники. После Литургии был прочитан Синодальный Указ о переименовании общины в монастырь, принесено благодарственное моление. Перед выходом из храма Преосвященный владыка вручил новопоставленной игумении Маргарите жезл и пожелал, чтобы она «во всех подвигах иночества показывала собою пример и образец всех христианских добродетелей, а наипаче тех, коими должно приукрашаться иночество».

В конце августа состоялось пострижение первых двадцати сестер монастыря в мантию. К правилам, которые до сих пор определяли жизнь общины, епархиальное начальство добавило семнадцать пунктов, взятых из устава саратовского Крестовоздвиженского монастыря.

К этому времени в обители проживало около двухсот насельниц. Все они содержали себя собственными трудами: занимались убранством и украшением икон, шитьем облачений и одежд для священнослужителей и другими рукодельными работами. Кроме корпуса для настоятельницы с особой комнатой для рукодельниц имелось восемь сестринских корпусов, корпус для священнослужителей, прачечная, холодные строения.

За Иверской обителью были утверждены луговые угодья и рыбные ловли. На арендованной благотворителем у города земле обосновался монастырский хутор. Стараниями дворянки Марии Алексеевны Васильевой для сестер была учреждена общая трапеза. Развивались собственные мастерские: золотошвейная, иконописная, чеканная, белошвейная, ковровая, священно­служительских одежд и облачений, переплетная, башмачная и другие. Во главе каждой мастерской стояла монахиня или рясофорная послушница, в их подчинении было от восьми до двенадцати молодых послушниц, а в белошвейной – гораздо больше. Золотошвейная мастерская состояла в подчинении настоятельницы монастыря, которая сама была прекрасной золотошвейкой. Игумения Маргарита дни и ночи просиживала над работой, желая украсить шитьем жемчуга с дорогими бриллиантами, яхонтами и топазами икону Божией Матери «Скоропослушница», которая была пожертвована в Иверскую обитель одним христолюбивым старцем­монахом, принесшим ее с Афона.
К 8 сентября 1869 года обустройство храма в честь Сретения Господня было окончено и состоялось освящение главного его престола. Но Богослужения уже совершались с осени 1867 года в приделе, освященном во имя первоверховных апостолов Петра и Павла. Третий придел, в честь преподобного Сергия Радонежского, был устроен лишь через тридцать лет.

В июле 1874 года 67-­летняя игумения Маргарита, прослужив четверть века начальницей обители, ушла на покой по состоянию здоровья. За время своего служения она очень много сделала для становления и развития монастыря в Самаре. Ее молитвами, непрестанными хлопотами и подвигами небольшое общество келейных девиц и вдовиц образовалось в узаконенную монастырскую общину.

Второй настоятельницей самарского Иверского монастыря стала сорокатрехлетняя казначея монахиня Антонина (в миру – Анастасия Ивановна Розалиева). На Рождество Пресвятой Богородицы в 1874 году она была возведена в сан игумении Преосвященным Герасимом (Добросердовым).

В то время обитель уже украшал величественный Сретенский храм, но перед новопоставленной игуменией встали новые задачи. В новой церкви не было отопления, и службы в ней могли совершаться только в теплое время года. Поэтому обитель нуждалась в устроении обширного теплого каменного храма. Крайне тесные деревянные церкви Иверской и Иерусалимской икон Божией Матери необходимо было немедленно расширить. Неотложного исправления требовали жилые корпуса и хозяйственные постройки. Продолжалось строительство монастырской ограды. На все это были необходимы значительные средства, которых монас­тырь не имел. Но Матерь Божия, Покровительница обители, каждый раз, когда возникала необходимость, устраивала так, что вдруг являлись благотворители.

В игуменство матушки Антонины, по Божиему смотрению, одним из постоянных и крупных благотворителей монастыря стало семейство Алабиных. Петр Владимирович Алабин происходил из рязанского дворянства и по семейной традиции стал военным. В 1849 году в составе Камчатского егерского полка он участвовал в походе русских войск в Венгрию, затем в Дунайской кампании 1853 года и в знаменитой обороне Севастополя во время Крымской войны. За участие в этих военных походах Алабин был награжден орденом Святой Анны 3­й и 4­й степени, орденом Святого Станислава 2-­й и 3-­й степени. Позже на основе своих военных дневников он опубликовал трехтомник «Четыре войны. Походные записки».

В 1857 году Петр Владимирович закончил военную карьеру и перевелся в Вятку, где вскоре был назначен на должность управляющего удельным губернским ведомством. С 1866 года начался самарский период жизни Алабина. Он был переведен в Самару управляющим губернской палатой государственного имущества, а в 1884 году избран Городским Головой. При нем бюджет города увеличился на 400 тысяч рублей, началось активное озеленение города, построены и начали функционировать чугунолитейный завод Лебедева, маслобойный завод Вишнякова, типография Щелокова, Пастеровская станция, метеорологическая станция, городской водопровод, городской театр, спичечная фабрика «Волга», кирпичный завод Жукова, паровая мукомольная мельница Башкирова, кондитерская фабрика Гребежева, мыловаренный завод Уласова. Впервые в Самаре для освещения применили газ, начала действовать первая телефонная станция на десять номеров, продолжалось строительство Кафедрального собора.
В 1874 году Петр Владимирович и Варвара Васильевна Алабины над могилой своей рано умершей дочери Елены устроили в Иверском монастыре придельный храм во имя святой равноапостольной царицы Елены и великомученицы Варвары, и за счет этого была расширена Иверская церковь.
Стараниями Алабиных и привлеченных ими других благотворителей близ железнодорожного вокзала по проекту архитектора М. И. де Рошфора была выстроена часовня в память благополучного исхода из бедствия от голода 1873­74 годов. 9 апреля 1877 года, в день отправки добровольцев к генералу М. Г. Черняеву в Сербию, Епископ Самарский и Ставропольский Герасим (Добросердов) освятил часовню в честь Иверской иконы Божией Матери. Так Господь чудесным образом совершал устройство обители.

Читайте так же:  Монастыри боснии и герцеговины

И для строительства каменной колокольни с храмом в ней во имя Святителя Николая, Мирликийского Чудотворца, были посланы нужные люди. 8 сентября 1877 года состоялась закладка колокольни. В 1879 году в среднем ее ярусе был освящен храм во имя Святителя Николая Мирликийского, а в 1881-­м был воздвигнут на колокольне крест и подняты колокола. Колокольня была в высоту 60 метров, с сияющим крестом и звучным благовестом более чем пятисотпудового колокола.

В 1891 году по духовному завещанию почившего купца В. А. Головачева обитель получила пятьсот десятин доброкачественной пахотной земли в семидесяти верстах от Самары, близ Чагринского монастыря. На этом месте позднее был устроен хозяйственный хутор. На скотном дворе поставили конную мельницу для размола своего зернового хлеба; возобновили и устроили все хозяйственные постройки и в обители, и на хуторах.
Ранней весной 1882 года приступили к работам. На нужное пространство срыли гору, образовав ровную площадку в виде буквы П. Земляные стены для предохранения от атмосферных влияний, от которых они могли бы рассыпаться, обложили каменной оградой значительной высоты. Храм имел вид параллелепипеда, вытянутого с запада на восток, и был двухстолпным. Здание завершалось массивным куполом с десятью окнами в барабане и венчалось небольшой главкой. Кресты сделали из железного стержня, обложили красной листовой медью и вызолотили. Высота храма с главкой и крестом составляла 30 метров. С западной стороны во всю длину фасада была сделана терраса из белого известняка. Внешний вид храма был достаточно скромным: плоскости фасада не имели выступающих частей, были разделены вертикальными пилястрами, плоскости стен по центру венчались треугольными фронтонами. Его посвятили Иверской иконе, а придел устроили в честь Архистратига Михаила и освятили 29 июня того же года.
В 1886 году в монастырь провели водопровод. Спустя два года, в честь 900-­летия Крещения Руси, у Струковского сада была заложена деревянная часовня в честь равноапостольного князя Владимира. Позже ее перестроили в камне. В день Рождества Пресвятой Богородицы, 8 сентября 1889 года, в светлом и поместительном корпусе вблизи колокольни открылась церковная школа для ста девочек. В этом же году было завершено ограждение обители каменной стеной. Она была около трех метров высотой, с четырьмя воротами и башнями по углам. У южных ворот находилась каменная колокольня.
В храмах обители хранились особо чтимые иконы: дар Преосвященного Феодотия святой образ Иерусалимской Божией Матери в серебряной позолоченной ризе, икона Божией Матери Иверская в золотой ризе с алмазами и изумрудами и написанная афонскими иноками на кипарисовой доске икона Божией Матери «Троеручица» в серебряной позолоченной ризе.
После кончины матушки Антонины сестры выбрали монахиню Феофанию (Александру Матвеевну Немерцалову), бывшую до этого казначеей, ставшей третьей игуменией Иверского монастыря.

В игуменство матушки Феофании несколько раз Иверский монастырь посещал известный и почитаемый всей православной Россией пастырь Иоанн Кронштадтский. 27 июля 1894 года, около восьми часов вечера, при огромном стечении народа отец Иоанн совершил в обительском большом храме водосвятный молебен. Второй раз святой Иоанн Кронштадтский посетил обитель 13 июля 1897 года, третий – 19 января 1902 года. В это свое последнее посещение он служил в монастыре молебен и увещевал сестер больше молиться.

9 мая 1902 года, после капитального ремонта Сретенского храма Епископ Гурий переосвятил его главный престол в честь Успения Божией Матери. Это было вызвано тем, что Сретение Господне отмечается зимой, а храм был холодный и не было возможности провести престольный праздник.
В начале ХХ века в монастыре имелось несколько благоустроенных благотворительных учреждений. При монастыре была своя больница. Медикаментами и советами доктора могли пользоваться не только сестры, но и учащиеся школы, и паломники, и беднейшее население города. Внутри ограды был сад, возле Сретенского и трапезного храмов – обширные некрополи.

В сентябре 1908 года игумения Феофания по решению консисторской комиссии была отправлена на покой. На ее место назначили ризничную монастыря монахиню Серафиму (в миру – Анастасию Васильевну Миловидову).

В монастырских ведомостях 1916 года значилось 437 сестер от десяти до ста лет, из них: две игуменьи, две схимницы, 100 были пострижены в мантию, 187 – в иночество и 146 послушниц. В 1918 году в монастыре проживало уже 500 сестер. В основном это были крестьянские девицы Самарской губернии. За обычным выражением из монастырских ведомостей «грамоте обучалась в доме родителей» скрывалось чаще всего лишь умение читать.
20 ноября 1918 года, в числе других священнослужителей был расстрелян священник Иверского монастыря Павел Георгиевич Третьяков. По дороге на расстрел они пели себе панихиду. В 1919 году Иверский монастырь закрыли как религиозную организацию, но сестры не разъехались, а образовали швейную артель и зарегистрировали общину верующих. Храмы удалось сохранить как приходские, были зарегистрированы Иверский, Иерусалимский и Никольский приходы. Во время гражданской войны жилые корпуса начали занимать красноармейцы 98­го полка, потом в монастырские здания стали селиться безработные. Комендант штаба Туркестанского фронта в октябре 1919 года ходатайствовал: «При осмотре нами совместно с председателем Жилищного отдела Иверского женского монастыря оказалось, что в монастыре возможно произвести большое уплотнение, освободив около 50 комнат. Так как квартирный кризис достиг в Самаре небывалой остроты, прошу разрешить на уплотнение указанного монастыря, причем предлагал бы освободить один из корпусов, так что монашки будут изолированы, к чему главным образом и стремятся они». Уплотнение, проводившееся очень торопливым темпом, доходило до абсурда, когда, например, в келью с несколькими престарелыми монахинями поселили красноармейца.

Все серебряные и золотые ценности – ризы с особо чтимых икон Иерусалимской, Иверской Божией Матери, крест напрестольный, ковчег большой, две лампады, серебряный потир, еще десять икон и другие предметы – в 20­е годы у монастыря были изъяты и переданы в губфинотдел. Со стороны монастыря акт подписала казначея монахиня Манефа. Церковные ценности сестры отдали безоговорочно, надеясь таким образом помочь людям, умиравшим от голода, разразившегося в 1921 году. От истощения в Самарской губернии ежемесячно погибало около тысячи человек. Хлеб делали из гречневой лузги, из корней болотных растений, березовых сережек, но его все равно не хватало. В Самаре осенью 1921 года был создан епархиальный комитет по оказанию помощи голодающим. Члены причта Иверского женского монастыря протоиереи П. М. Архангельский и А. Ф. Бечин, протодиакон В. С. Горбунов были в конце декабря 1921 года в административном порядке осуждены на срок от шести месяцев до года за участие в этом комитете, созданном без надлежащего разрешения властей.

В 1922 году монастырь в документах советских губернских организаций уже определяется как бывший. Большинство жилых корпусов были заняты под квартиры рабочими «Водосвета» и общества «Металлист». С этого времени монастырская территория стала называться Рабочим городком.
28 июля 1924 года у монастыря на основании постановления комиссии по регистрации религиозных обществ была отобрана часовня Иверской Божией Матери, находившаяся при железнодорожном вокзале, и передана обновленцам. Владимирскую часовню у Струковского сада приспособили под жилье.
В Иверском и Успенском храмах предполагалось устроить клуб и спортзал, а в Казанской – детский очаг. 31 декабря 1929 года, после закрытия этих храмов, монастырь прекратил свое существование. Иверский храм отдали под клуб завода «Металлист». Позже здесь разместились мастерские «Самараоблобувьбыта». В Успенском соборе устроили гараж общества «Транспорт». Через год собор взорвали, и на его месте построили жилой дом обкомовских работников. Тогда же была разрушена колокольня.

Кирпич, полученный от взорванных Кафедрального собора и храмов Иверского и мужского Николаевского монастырей, пошел на строительство новых зданий.

18 июня 1930 года горсовет принял постановление «О реализации памятников, крестов, решеток и надгробных ценностей в пределах городской черты». В соответствии с этим постановлением в Иверской обители были разрушены ограда, склепы, разорены могилы. Надгробными плитами монастырского кладбища стали мостить Александровскую (ныне Вилоновскую) улицу. Рядом с могилой П. В. Алабина в семейном склепе князя Кугушева был устроен уличный туалет и мусоросборник.

1933 году на Алексеевской площади (ныне пл. Революции) в ночь с 7 на 8 ноября состоялось сожжение богослужебных книг, икон и риз. На территории Иверского монастыря 8 февраля 1938 года были зверски убиты – заколоты штыками и утоплены в проруби на Волге – настоятель Иверского храма протоиерей Петр Михайлович Архангельский и протодиакон Нестор. Арестовывались и ссылались приходские священники, монахи и верующие. В 1930 году был осужден за контрреволюционную деятельность на пять лет концлагерей протоиерей Александр Федорович Бечин. В 1937 году арестован и затем расстрелян духовник Иверской обители иеромонах Иларий (Овинов).

6 декабря 1991 года была зарегистрирована община Иверского монастыря. 13 февраля 1992 года ей передали 0,79 га земли с Трапезным храмом, домом игумении и бывшей ремесленной мастерской. До революции монастырская территория была намного больше, обитель занимала 8 десятин, или 8,7 гектара. В советское время нагорную часть застроили жилыми домами и зданиями, в которых разместились учреждения, и на ее возвращение уже никто не надеется, хотя с начала 90­х годов монастырские владения немного все же расширились.

24 февраля 1993 года, в канун праздника Иверской иконы Божией Матери, Архиепископ Самарский и Сызранский Евсевий совершил первое со времени закрытия монастыря Богослужение в Трапезном храме. Тогда же главной святыней самарской обители стала подаренная Владыкой Иверская икона афонского письма, хранившаяся до этого в алтаре Покровского собора. Много икон приносили горожане. Часто это были незамысловато исполненные на тесаных досках в три­четыре краски святые образа, украшенные фольгой. Часть икон и библиотеки была передана из дома, в котором провел последние годы жизни митрополит Мануил (Лемешевский), его разрушили как раз в то же время – в феврале 1993 года.

Читайте так же:  Свято-елизаветинский монастырь в минске чай монастырский

В августе следующего года в Самару была назначена настоятельницей монахиня Иоанна (Капитанцева).

В 1995 году состоялось возвращение в ведение монастыря здания Иверского собора. Фактически от этого храма остались одни стены, так что были даже предложения построить его заново. Реставрационные работы начались с создания подпорной стены у основания крутого склона, обращенного к храму. После этого было произведено усиление фундамента и стен. Внутри церкви установили четыре колонны, поддерживающие барабан купола.
В октябре 1999 года Иверский монастырь посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II († 5 декабря 2008).

Восстановление собора стало продвигаться быстрее, когда в 2000 году Правительство Самарской области приняло план комплексного возрождения Иверского монастыря.

Самым заметным зданием в Иверской обители для всех жителей города и для туристов, которые на теплоходах проплывают по Волге, конечно же, можно считать 57-­метровую колокольню. Это точная копия дореволюционной монастырской колокольни, которая долгое время являлась визитной карточкой города Самары. Как и до революции, над святыми вратами устроена церковь во имя святителя Николая Чудотворца.

Рядом с колокольней установлен поклонный Крест в честь святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, первоучителей Словенских.

С 2001 года в монастыре находятся мощи местночтимого святого Александра Чагринского.

Обитель получила подворье в Волжском районе.

История

Однопрестольный каменный храм средних размеров в стиле барокко с высокой четырехъярусной колокольней построен в 1722 г. на средства помещика Якова Кудрявцева.

В 1766-1776 гг. пристроен придел в честь чудотворной иконы Владимирской Божией Матери на средства сына помещика Якова Кудрявцева — поручика Якова Яковлевича Кудрявцева.

В 1850 г. построена колокольня на пожертвования Федора Лукича Билетова.

В храме находилась местночтимая икона Божией Матери «Знамение».

В советское время храм был закрыт и осквернен.

В 2009 году передан в качестве подворья Свято-Введенскому (Кизическому) монастырю г. Казани. В настоящее время проводятся ремонтно-восстановительные работы.

Богослужения совершаются в праздничные и воскресные дни

памятник архитектуры (федеральный)

Православный храм
Храм святителя Григория Неокесарийского в Дербицах

Вид с улицы Большая Полянка.
55°44?15? с. ш. 37°37?10? в. д. H G Я O L
Страна Россия
Город Москва, Большая Полянка, № 29а
Конфессия Православие
Епархия Московская городская
Благочиние Москворецкое
Первое упоминание 1445 год
Строительство 1668—1679 годы
Настоятель епископ Иероним (Чернышов)
Статус Объект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 781410027570006 (ЕГРОКН ). Объект № 7710625004 (БД Викигида)
Состояние Действует
Сайт ieronim-polyanka.ru
Медиафайлы на Викискладе

Храм святи?теля Григо?рия Неокесари?йского в Де?рбицах — православный храм Москворецкого благочиния Московской городской епархии Русской православной церкви. Храм является памятником архитектуры XVII века, расположен в районе Якиманка, города Москвы, по адресу: Большая Полянка, № 29а.

Содержание

  • 1 История храма
    • 1.1 XV век
    • 1.2 XVII век
    • 1.3 XVIII—XIX века
    • 1.4 XX век
  • 2 Возвращение Церкви
  • 3 Современное состояние
  • 4 Святыни храма
  • 5 Духовенство
  • 6 Примечания
  • 7 Ссылки
  • 8 Литература

XV век Править

Каменный храм святителя Григория Неокесарийского был воздвигнут на месте древней деревянной церкви, которую, в свою очередь, построил князь Василий II Тёмный, внук Димитрия Донского и прадед Иоанна Грозного. Предание гласит, что, находясь в татарском плену, князь дал обет: если вернётся домой, построит в том месте, откуда увидит Москву, храм во имя святого, память которого совершается в этот день. Освобождение из неволи произошло 17 (30) ноября 1445 года — день празднования памяти святителя Григория, епископа и чудотворца Неокесарийского. Тогда измученный пленом и долгой дорогой домой князь увидел белокаменный Кремль. Место, откуда открывался этот вид, находилось немного юго-восточней нынешнего расположения храма. Вероятно, князь ехал по дороге, совпадающей с современным Старомонетным переулком. Первоначальный храм во время пожара сгорел.

XVII век Править

Новый деревянный храм был выстроен не позднее 1632 года на том же самом месте. Каменный храм заложили в 1667 году по соседству с деревянным, чтобы во время строительства можно было служить в старой церкви.

Возведение каменного храма было начато по благословению Патриарха Никона священником Андреем Савиновым (Постниковым), который был назначен в 1660 году настоятелем старой деревянной церкви. В 1665 г. он стал царским духовником и протопопом Благовещенского собора Московского Кремля. С Алексеем Михайловичем его связывала тесная дружба, в какой-то степени он заменил царю Патриарха Никона, впавшего к тому времени в немилость. Именно поэтому царь стал храмоздателем новой каменной церкви во имя святителя Григория Неокесарийского. Государь не только выделил огромные средства для сооружения церкви, но и сам лично интересовался ходом работ.

С 1668 г. появляются подробные записи расходов из царской казны, произведённых на поставку тёса, кирпича, белого мячковского камня (из которого строились и Кремлёвские соборы).

Храм удивителен по своей архитектуре. Его завершают три ряда килевидных кокошников «огненных языков». Над ними высится традиционное луковичное пятиглавие с глухим, то есть без окон, барабанами. В церковной символике пять глав обозначают Спасителя и четырёх евангелистов. Кресты увенчаны коронами в знак того, что храм царский. Предположительно возводили храм лучшие зодчие своего времени — Иван Кузнечик и Карп Губа, обычно выполнявшие царские заказы. Руководили строительством Иван Волжинский и Иван Рыкачев.

Для росписи церкви были приглашены художники из Костромы — Гурий Никитин, Сила Савельев (Савин) и другие, а также из Переславля — Семён Дмитриев, Дмитрий Плеханов [1] .

Изразцовый фриз — наиболее известная особенность великолепного убранства храма. Керамические поливные изразцы с многоцветным узором «павлинье око» выполнены мастером Степаном Ивановым Полубесом «сотоварищи» (И. Максимовым и др. белорусскими мастерами). На украшение храма пошло 9 тысяч изразцов. Краски их до сегодняшнего дня сохранили свою первоначальную яркость.

Церковь получила народное название «Красной», то есть красивой. Это название употреблялось в официальных документах вплоть до конца XVIII века.

В некоторых источниках можно встретить упоминание о крещении в этой церкви в 1672 год будущего императора Петра Первого, что является, вероятно, исторической неточностью. По всей видимости, Петр I, так же как и другие дети царского рода, по традиции был крещён в Чудовом монастыре в Кремле [2] [3] .

XVIII—XIX века Править

В 1767 году у храма появился придел во имя святителя Григория Богослова, устроенный тщанием прихожанина Григория Лихонина в честь его небесного покровителя. Фасады нового придела повторяли формы XVII века.

Во время Отечественной войны 1812 года церковь не пострадала. Московские славянофилы были зачарованы её своеобразной красотой, Аполлон Григорьев писал:

Право, она не лишена оригинальной физиономии, ведь при её созидании что-то явным образом бродило в голове архитектора, только это что-то в Италии выполнил бы он в больших размерах и мрамором, а здесь он, бедный, выполнял в маленьком виде да кирпичиком; и все-таки вышло что-то, тогда как ничего, ровно ничего не выходит из большей части послепетровских церковных построек [4] .

В 1834 году по проекту архитекторов Николая Козловского, Фёдора Шестакова и Василия Балашова в храме был устроен придел Боголюбской иконы Божией Матери, выстроенный в стиле ампирной псевдоготики. Боголюбской иконе Божией Матери молились во время эпидемии холеры 1830 года.

В 1859 году церковь впервые подверглась тщательной реставрации. Были обновлены росписи главного алтаря, четверика, заново вызолочены серебряные ризы на шести иконах первого яруса иконостаса, а также промыты все иконы остальных ярусов иконостаса. Отреставрированный храм был освящён святителем Филаретом, митрополитом Московским.

Церковь имела статус придворной и регулярно посещалась членами царствующей фамилии. Здесь любила молиться великая княгиня Елизавета Феодоровна. В церкви неоднократно служили видные церковные иерархи.

  • Иоасаф II — в 1670 году;
  • Иоаким — в 1672 году служил, а в 1679 году совершил великое освящение храма;
  • Адриан — в 1696 году;
  • Тихон — в начале XX века.

XX век Править

В 1922 году ценности храма были изъяты.

В 1930 году Моссовет постановил сломать шатровую колокольню для расширения тротуара. Историкам удалось предотвратить снос. В колокольне был прорублен сквозной проход.

Поэт Андрей Вознесенский посвятил этому событию стихи, в которых сравнивал церковь с прекрасной девушкой – Натальей Нарышкиной.

Как колокольня алая,
Пылая шубой ярко,
Нарышкина Наталья
Стоит на тротуаре

В той шубке не приталенной
Ты вышла за ворота,
Нарышкина Наталья,
Как будто ждёшь кого-то?

10 декабря 1937 года на Бутовском полигоне был расстрелян клирик храма, протоиерей Борис Ивановский (в августе 2000 года канонизирован Юбилейным Архиерейским собором [5] Русской православной церкви).

В 1938 году Моссовет вынес решение: «Церковь закрыть, а здание использовать под культурные нужды». В акте обследования 1939 года отмечено: «Сломан ценнейший иконостас XVII в. и нет паникадила XVIII в.».

Иконы из храма были переданы в музеи. Ценнейшая Богоматерь Елеуса-Киккская работы Симона Ушакова, цикл Страстей Христовых работы Георгия Зиновьева и ещё множество икон получила Третьяковская галерея. Из всех этих икон место в экспозиции нашлось только для образа Богородицы, остальные, никогда не выставляясь, хранятся в запасниках. Часть икон была передана в Государственный исторический музей, где они так же находятся в запасниках. Резные Царские врата главного иконостаса передали в Музей архитектуры имени Щусева. Некоторые иконы из храма Григория Неокесарийского можно увидеть также в экспозиции Русского музея в Санкт-Петербурге.

В 1965 году в обветшавшем храме была произведена комплексная реставрация. Храм поставлен на государственную охрану как памятник истории и культуры. В храме разместился «Всесоюзный производственно-художественный комбинат имени Вучетича».

В 1990 году по письму Патриарха Алексия II Моссовет вернул храм верующим. С 1994 года в храме святителя Григория Неокесарийского возобновлены богослужения.

К 1996 году храм был окончательно восстановлен: фасады выкрашены красно-оранжевой краской — суриком, все архитектурные элементы выделены белилами и бирюзой, вызолочены кресты.

В храме совершаются регулярные богослужения, все таинства и требы. Действует сестринство во имя иконы Божией Матери «Державная», православная гимназия. Устроен баптистерий для Крещения взрослых, работает магазин «Церковные ткани», лавки православной литературы и церковной утвари.
При богослужениях поёт мужской хор под управлением Николая Белова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *