Мужские монастыри владимирской епархии

Действующие монастыри Владимирской области позволяют каждому познакомиться с с культурно-исторической ролью русского православия, познакомиться с историей монастырей, и их духовно-культурными ценностями. В этих стенах царит особенная атмосфера, которая дарует душевное просветление и внутреннее спокойствие. В поездки по святым местам отправляются не только для изучения православия, но и для очищения души и более глубокого понимания собственной сути. Во Владимирской области сохранилось множество храмов и монастырей, которые были основаны еще во времена расцвета столицы Северо-Восточной Руси.

В самом центре города Владимир расположен мужской Богородице-Рождественский монастырь, который до XIV века являлся основным центром церковной жизни страны. Здесь был похоронен Александр Невский, но на сегодняшний день его мощи находятся в Санкт-Петербурге. Но в монастыре сохранилась икона Знамения Божией Матери, которая принадлежала князю. Монастырская обитель перетерпела несколько пожаров, нашествия хана Батыя и других иноземных захватчиков, эпоху атеизма. Но несмотря на непростую судьбу, мужской монастырь во Владимире не утратил своего значения в духовной жизни страны.

Свято- Боголюбский женский монастырь во Владимире был основан князем Андреем Боголюбским на месте, где ему явилась Пресвятая Богородица, и велела оставить перевозимый Андреем из Вышгорода в Ростов Богородичный образ во Владимире, и построить для него храм, а на месте божественного явления – монастырь. Произошедшее событие князь Андрей велел запечатлеть на написанной по его приказу иконе, получившей название «Боголюбивой». Так появился новый иконографический тип Богородичной иконы.

В действующие монастыри Владимира приезжают люди из разных уголков нашей страны, чтобы поклониться святыням. Например, многие едут в Александров Владимирской области в женский Свято-Успенский монастырь к чудотворной Владимирской иконе Божьей Матери. В Александрове есть еще один женский монастырь — Свято-Троицкий Стефано-Махрищский ставропигиальный, в стенах которого побывали Иван IV Грозный, Сергий Радонежский. В муромском мужском Спасо-Преображенском монастыре хранится икона Божией Матери «Скоропослушница», к которой едут просить о спасении при неизлечимых заболеваниях и других тяжких недугах. В монастыре хранятся частицы мощей Св. Илии Муромца. Мощи св. Петра и Февронии покоятся в муромском Свято-Троицком женском монастыре.

В Покрове Владимирскойобласти есть женский Свято-Введенский островной монастырь. Это уникальное место — обитель находится в середине Введенского озера в окружении живописной природы. Сегодня на территории имеются мастерские, где монахини реставрируют старые иконы и изготавливают утварь для церкви. Также тут действует православный детский пансионат для оставшихся без попечения девочек. Для паломников и туристов работает монастырская трапезная, которая летом располагается на водной террасе.

В каждом городе региона есть святые места, которые нужно посетить хотя бы раз в жизни. Храмы и монастыри Владимира поражают красотой архитектуры, ощущением святости и всепроникающей гармонии.

Свято-Александровский Мужской Монастырь Города Суздаля Владимирской Области Владимирской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), РО зарегистрирована по адресу 601293, Владимирская обл., г. Суздаль, ул. Гастева, 601293. Игумен организации РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «СВЯТО-АЛЕКСАНДРОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ ГОРОДА СУЗДАЛЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ВЛАДИМИРСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ)» Ургалкин Александр Петрович. Основным видом деятельности компании является Деятельность религиозных организаций. Также Свято-Александровский Мужской Монастырь Города Суздаля Владимирской Области Владимирской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат), РО работает еще по 4 направлениям.

РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «СВЯТО-АЛЕКСАНДРОВСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ ГОРОДА СУЗДАЛЯ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ ВЛАДИМИРСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ (МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ)» присвоен ИНН 3310005029, КПП 331001001, ОГРН 1063300005702, ОКПО 97459751

Действует с 06.12.2006

СБИС — это сеть деловых коммуникаций. В СБИС реализован сервис Все о компаниях и владельцах. Он позволяет за пару секунд получить полную информацию о любой компании.
Сервис является информационным, предоставляемая информация не является юридически значимой.

Корнилие-Палеостровский мужской монастырь

Корнилие-Палеостровский монастырь основан в начале XV века прп. Корнилием (1420 г., 19 мая / 1 июня). Получив благословение на подвиг просвещения язычников, преподобный остановился на острове Палей Онежского озера и основал здесь монастырь.

Палеостровская обитель со своим строгим иноческим уставом пользовалась большой известностью. Главными ее святынями почитались святые мощи прпп. Корнилия и Авраамия Палеостровских, и ныне пребывающие под спудом. Также в монастыре бережно хранились вериги его основателя, позже вынесенные раскольниками, дважды захватывавшими монастырь в последней трети XVII века. В Палеостровской обители произошли самые массовые раскольнические самосожжения (до 2700 человек), в огне погибли плененные игумен Тихон с братией.

Восстановлен монастырь был только к началу XIX века. Монастырский ансамбль составляли каменные храм Рождества Пресвятой Богородицы, двухэтажный корпус с домовой церковью с редким посвящением престола во имя прп. Ефрема Сирина, а также двухэтажная гостиница. Со стороны озера шла ограда, сложенная из дикого камня.

После установления советской власти обитель была закрыта, монастырские земли и угодья разделены между организованной сельхозкоммуной, местным населением и братией. От древнего монастыря почти ничего не осталось, только стены братского корпуса да руины белокаменного храма.

Монастырь был вновь открыт решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 2000 года. Усердием нескольких монахов под началом игумена Иоанна (Зюзина) обитель постепенно восстанавливается. Построены деревянный храм Рождества Богородицы, несколько келий и корпус для проживания наместника монастыря с библиотекой, братский корпус, гостиница для паломников, дизельная станция. Восстановлен трапезный корпус с хлебопекарней. Братия обители намерена восстановить разрушенный каменный братский корпус.

В 2011 году Палеостровская обитель открыла подворье в г. Петрозаводске, через два года на территории подворья был возведен храм во имя иконы Пресвятой Богородицы «Знамение». Деревянная шатровая церковь высотой 18 м построена всего за год на средства благотворителей. Иконостас выполнен в Саратове, киоты настенных и напольных икон изготовлены петрозаводскими мастерами, храмовые иконы написаны иконописцами из Петрозаводска и Черногории. Адрес подворья: г. Петрозаводск, Вытегорское шоссе, д. 4.

Адрес монастыря: 186306, Республика Карелия, Медвежьегорский район, о. Палей (Онежское озеро). Координаты GPS: N 62.572541? северной широты E 35.241169 ? восточной долготы.

Проезд. Поезд: Москва – Мурманск или Санкт-Петербург – Мурманск до станции Медвежьегорск. Далее автобусом до с. Толвуя. Автобус: Петрозаводск – Великая Губа через с. Толвуя. Автомобиль: по трассе М-18 «Кола» Санкт-Петербург – Петрозаводск – Мурманск до г. Медвежьегорск. Далее до с. Толвуя или Лебещина, затем на моторной лодке или снегоходе.

Игумен Корнилие-Палеостровского мужского монастыря – игумен Иоанн (Зюзин),

Расписание богослужений. Ежедневно. 18.00 – 9-й час, вечерня, заупокойная лития; после вечерней трапезы – малое повечерие с каноном и чином прощения; 06.00 – утреня, первый час; 12.30 – 3-й, 6-й час и изобразительные.

Литургия совершается в воскресенье и среду, праздничные дни. 08.00 – 3-й, 6-й час, Литургия. Накануне вечернее богослужение начинается в 20.00 – 9-й час, Всенощное бдение, 1-й час. Помимо храмовых богослужений братией монастыря ежедневно совершается келейное правило.

Телефон: +7-921-223-10-09 (иеромонах Михей — эконом монастыря)

Информационный отдел Петрозаводской и Карельской епархии

Метки текста:

Кожевникова Ю.Н.
Палеостровский монастырь и «антимонашеская» политика государства в XVIII веке

Расположенный на острове Палей в северной части Онежского озера мужской Палеостровский монастырь, один из древнейших в Олонецкой епархии, не раз привлекал внимание историков: одни решали запутанный вопрос о времени его основания, другие изучали, как складывались обширные монастырские земельные владения, третьих интересовали трагические события, происходившие на Палеострове в последней четверти XVII в., когда обитель дважды пострадала от рук ревностных защитников «древлего благочестия» [1] .

Наиболее полным исследованием по истории Палеостровского монастыря остается книга Е.В.Барсова [2] , изданная в 1868 г. [3] Она не утратила своего научного значения во многом благодаря приложенной к ней описи монастырского архива, который впоследствии рассеялся по разным хранилищам [4] , и публикации большей части его бумаг. Из-за недостатка письменных источников Е.В.Барсов мало касался событий XVIII в. Документы этого периода, хранившиеся в обители (важнейшие из них – данные новгородских посадников, жалованные грамоты царей и митрополитов – лежали в казенном амбаре, устроенном под колокольней, стоявшей отдельно от церквей [5] ), сгорели во время страшного пожара 1793 г. Историк обнаружил и поместил в монографии только «несколько поступных записей о продаже монастырю мельниц по частям, на реке Ригнуксе, о уступке нескольких десятков саженей земли и небольших поженок окрестными доброхотодателями и неважные споры о владениях с разными лицами и местами» [6] . Не располагая фактическим материалом конца XVII и первой половины XVIII в., Е.В.Барсов заявлял, что они были «ничем особенным для монастыря не замечательны» [7] . Между тем именно в первой половине XVIII в. происходили важные перемены в судьбе не только этой северной обители, но и всего русского монашества в целом.

Вскоре после смерти патриарха Адриана (1700 г.) по приказанию Петра I был воссоздан Монастырский приказ [8] . Отныне земельными и финансовыми делами монастырей распоряжалось государство, используя накопленные ими богатства в своих целях. Царь–реформатор считал, что «чин монашеский» к началу XVIII в. «во многая безчиния развратился», а потому его следовало основательно исправлять с помощью жестких ограничений и запретов [9] . Новое законодательство о монашестве включало десятки указов. Вся жизнь чернецов до мелочей была поставлена под государственный контроль [10] .

Обратим внимание на те законы, которые напрямую касались монашеских общин. Один из них – именной петровский указ от 28 января 1723 г.

«о переписке в монастырях монахов, о непострижении их вновь и об определении на убылые места отставных солдат» [11] . Он требовал снова переписать всех, кто уже принял монашеские обеты (первая перепись состоялась в 1701 г.), и «впредь отнюдь никого не постригать». Возникавшие вакансии следовало заполнять «престарелыми и увечными солдатами». Тем самым монастыри по замыслу Петра I превращались в нужные для воевавшей страны богадельни и госпитали. Синодальный указ от 3 марта того же года подтверждал предыдущий и еще раз напоминал, чтобы «во всех епархиях нигде в монастырях как монахов, так и монахинь отнюдь никого без указу из Синода не постригали». Исключение было сделано только для «священников и диаконов вдовых, желающих монашества» [12] . [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Читайте так же:  Адрес иоанновский монастырь в санкт-петербурге

Следует упомянуть другой, не менее важный, указ Петра I от 31 января 1724 г., где государь подробно и наиболее последовательно изложил свои мысли о «происхождении и цели установления монашеского звания» [13] . Кроме общих рассуждений о том, каков был «образ жития монахов древних», закон содержал конкретные меры, «како нынешних (монахов. – Ю.К.) исправить». Существование монастырей оправдывалось только их пользой, приносимой для общества: в них отправлялись «отставные солдаты, которые трудиться не могут, и прочие прямые нищие». Число братьев в общине определялось в пропорции: один монах на двух–четырех больных или нищих. Монахи должны были жить в особых чуланах при больницах, настоятелям указывалось дважды в день обходить лазареты и следить за порядком в них. Необходимые для повседневной жизни вещи монастырские насельники получали у келаря – «потребные по уставу кому что». Законом предусматривались две «поварни», в которых еда готовилась отдельно для мирян и монашествующих. Если в монастыре находились монахи сверх «числа служения», они должны были «сами хлеб себе промышлять». Свободно выезжать из монастыря могли только настоятель, келарь и казначей «для нужд монастырских», остальным монахам требовалось «весьма выезд отсечь, ибо когда оставили мир, уже возвращаться в оной не надлежит» [14] .

По–видимому, воплотить в жизнь все перечисленные правила о монашестве не удавалось. Во многом этому помешала смерть Петра I. Его преемницы – Екатерина I и Анна Иоанновна – также издавали законы, продолжавшие «антимонашескую» политику государства. Так, в 1732 г. вышли дополнительные правила к «Духовному регламенту», в целом повторявшие предыдущие указы [15] . Результатом жестких мероприятий, направленных на «исправление монашеского чина», стало его «совершенно крайнее умаление». Члены Синода докладывали: «ныне в монастырях и пустынях… иеромонахов, иеродиаконов и монахов весьма недостаточно, а в некоторых никого нет, в числе же наличных многие престарелые и убогие. а из отставных солдат и вдовых священников и диаконов к пострижению желателей почти никого не является» [16] . В 1740 г. было позволено постригать в монашество с разрешения епархиального архиерея священно- и церковнослужителей, семинаристов, разночинцев «с вольными паспортами», крепостных крестьян с «отпускными за помещичьей рукой» [17] . При Екатерине II постриги снова стали возможны только по указу Синода [18] .

Преобразования в церковной сфере не миновали Палеостровский монастырь, который вместе с другими обителями Олонецкого края в XVIII в. переживал нелегкие времена [19] . К счастью для исследователей, сведения по его истории в первое столетие так называемого синодального периода сохранились в составе коллекций разных государственных архивов. Чтобы выяснить, каково было состояние монашеской общины на Палеострове, в данной статье использованы документы из обширных фондов Новгородской духовной консистории (Государственный архив Новгородской области), Александро–Свирского монастыря (Архив Санкт–Петербургского института истории РАН), Олонецкой духовной консистории и Олонецкого губернского правления (Национальный архив Республики Карелия).

В нашем распоряжении есть самая ранняя ведомость о монашествующих Палеостровского монастыря за 1722 г. [20] В этот год по приказанию Петра I проводилась очередная перепись всех живших в России монахов и монахинь – составлялись реестры, где «за настоятельскими руками» указывались имя, возраст, светский чин (для монахинь – «звание» отца или мужа), число лет с момента пострига, послушание. Палеостровское братство возглавлял 56-летний строитель иеромонах Кирилл (Чудинов). Монашеский постриг он принял в 1700 г., когда вышел знаменитый петровский указ, запрещавший чернецам «держать в келиях чернилы и бумагу» [21] . В управлении монастырем строителю помогали келарь монах Никандр (70 лет) и казначей монах Иона (59 лет). В монастырских церквах, кроме строителя, служил иеромонах Иаков (65 лет). Кроме них община включала еще 37 монахов в возрасте от 30 до 93 лет, из них два – схимника. В 1725 г. до Палеострова дошло очередное требование Новгородского архиерейского разряда о «непострижении на убывающие места в монашество без указу». В его получении расписались строитель иеромонах Иоасаф, келарь монах Варсонофий и казначей монах Феодосий [22] . Как видим, по прошествии трех лет монастырское руководство полностью сменилось, но монашеская обитель была по-прежнему населена (в ее братство входили 32 человека, хотя многим из них было уже далеко за 60 лет [23] ).

В конце 20-х гг. XVIII в. на полном монастырском довольствии в палеостровской братии находились двое отставных солдат. Один из них, Афанасий Борисов, вел себя вызывающе, постоянно буянил, причинял монастырю «немало обид и убытки и коварство» [24] . Строитель игумен Авраамий в 1728 г. был вынужден просить новгородского епископа Феофана (Прокоповича) [25] о переводе солдата, «имеющего неспокойное житие», в соседний Клименецкий монастырь. [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Строгие правила в отношении монашества повсеместно нарушались, несмотря на неоднократные предупреждения светских и духовных властей. Монастырское начальство, доведенное до крайнего отчаяния бессмысленными на его взгляд запретами, решалось на противоправные поступки, чтобы хоть как-то пополнить исчезавшую на глазах братию: дряхлые старцы умирали один за другим, а вместе с ними угасала сама монашеская жизнь. В 1736 г. в Палеостровском монастыре при проверке, «твердо ли хранится» закон, выяснилось, что сразу семь человек стали монахами «без указа» [26] . Все они приняли монашество в разные дни 1727 г. Один из них, монах Измаил (Поляков), «природою города Смоленска», был пострижен 11 февраля [27] строителем игуменом Авраамием, остальные – сменившим его иеромонахом Иаковом. Помимо названного Измаила, до монашества служившего в пехотном полку, «безуказные» монахи являлись местными уроженцами и крестьянами: Протасий – Толвуйской волости, Дорофей и Евфимий – дворцовой Кижской волости, Виктор – дворцовой вотчины Пудожской волости, Иоасаф – Алмозерской волости Вытегорского погоста, Аарон – Заозерской вотчины Шуньгского погоста. Какова дальнейшая их судьба? Из ведомости, представленной в Новгородскую духовную консисторию, узнаем, что монахи Евфимий и Аарон умерли (соответственно 5 мая и 19 сентября 1734 г.), остальные монахи были расстрижены и отправлены в Смоленскую губернскую и Олонецкую воеводскую канцелярии «для определения на прежнее жилище». Игумен Авраамий, с которого по закону следовало взять штраф 10 руб. за один незаконный постриг, в то время был уже архимандритом в Иверском Богородицком монастыре [28] . Другой провинившийся строитель иеромонах Иаков не дожил до проверки (скончался 2 февраля 1728 г.), «скарбу и денег от него не осталось» [29] .

За следующие два десятилетия большая часть монахов Палеостров–ского монастыря умерла. Ведомость 1741 г. сообщает уже о семи насельниках: строителе–иеромонахе, келаре, казначее и четырех простых монахах [30] . К середине XVIII в. их стало еще меньше. Е.В.Барсов, скорее всего, не работал с описью Палеостровского монастыря, составленной в 1755 г. после смерти строителя монаха Виталия [31] . Из нее мы узнаем, что в тот год «при монастыре братии схимонах Савватий, монах Феларит, монах Мелхиседек, да служителей бельцов Потап Максимов, Артемей Ияковлев, Клим Григорьев, Июда Ияковлев, Михей Иванов» [32] . Другими словами, в монастыре находились только трое простых монахов, без священного сана. Очевидно, в его деревянных церквах Рождества Богородицы и пророка Илии временно служили священники из ближайших приходов [33] . Добавим, что в 1757 г. «на монастырском хлебном и денежном довольствиях» на Палеострове жил отставной солдат Алексей Соколов [34] .

В ходе секуляризации монастырской собственности при Екатерине II Палеостровский монастырь был выведен за штат «безо всякого пособия от правительства» [35] . В 1768 г. указом викарного епископа Олонецкого и Каргопольского Антония [36] трое монахов из него – Арсений, Виссарион и Феофилакт – переводились «в штатное число» в третьеклассный Александро–Ошевенский монастырь (Каргопольский уезд) [37] , к тому времени практически обезлюдевший (когда в 1763 г. потребовалось отправить кого–либо из иеромонахов в приписанную Хергозерскую пустынь, выяснилось, что «посылать для службы некого», так как в самом Александро–Ошевенском монастыре «службу исправляет вдовой священник Иоанн Меркурьев» [38] ). Таким образом, спасая штатную обитель, епархиальное руководство было вынуждено жертвовать благополучием другой, заштатной.

В 1783 г. бывший палеостровский игумен Антоний просил викарного епископа Виктора перевести его в Александро–Свирский монастырь «в число братства». Архиерейское разрешение было получено, но свирский архимандрит Варлаам отвечал, что в его монастыре «имеется полное штатное число иеромонахов», поэтому принять игумена он не сможет [39] .

В 1788 г. проводилась очередная перепись священников и церковных служителей Олонецкого наместничества [40] . Ее главная цель заключалась в том, чтобы выявить клириков, живших «за штатом» при приходских церквах в каждом из уездов. На имя правителя наместничества статского советника Афанасия Ивановича Чирикова [41] в течение года поступили рапорты от всех уездных земских исправников с приложенными к ним поименными списками, при создании которых учитывались даже грудные младенцы мужского пола. Особо следовало указать, «не имеется ли какой неизлечимой болезни или повреждения членов» у тех, кто находился «за штатом». В поле зрения составителей ведомости по Петрозаводскому уезду по непонятной причине попал и Палеостровский монастырь, «состоящий на своем пропитании» [42] . Благодаря этому известно, что на Палеострове оставалось всего три старца: строитель иеромонах Корнилий (67 лет), монахи Феофилакт (83 года) и Арсений (67 лет). Также при монастыре находились «под искусом присланный при указе» пономарь Иван Малафеев, «за штатом» определенный «для пропитания» пономарь Федот Михайлов (с уточнением, что у него «не имеется нескольких зубов») и его «во всем здоровых» шестеро малолетних сыновей [43] . [текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

При следующем строителе иеромонахе Симоне, в 1793 г., Палеостровский монастырь полностью сгорел. В течение пяти лет после пожара построили только самое необходимое: церковь Рождества Богородицы, совсем небольшая по сравнению с прежней (ее поставили на месте сгоревшей часовни, над мощами преподобного Корнилия Палеостровского), настоятельские и братские кельи, вокруг них деревянную ограду [44] . Для четверых человек, живших на Палеострове (иеромонах Симон, монахи Феофилакт и Иосиф, послушник Иван Петров [45] ), этого было вполне достаточно.

Читайте так же:  Покровский монастырь 22 ноября 2015

В самом конце XVIII в. Палеостровский монастырь по-прежнему являлся «малобратственным». Как свидетельствует ведомость за 1800 г., под руководством строителя иеромонаха Игнатия «в надежде пострижения» в нем «подвизались» вдовые священник Дмитрий Матфеев (при нем находился его сын Петр) и диакон Петр Гаврилов, а также монах Иосиф, послушники Иван Иванов и Иоаким Дмитриев, «определенные по указу для обучения из церковников» Петр и Алексей Федотовы [46] . Любопытно, что братья Федотовы – сыновья дьячка соседнего Толвуйского прихода – до поступления в Палеостровский монастырь безуспешно пытались учиться в Новгородской духовной семинарии («оказались великовозрастны и слабых способностей») [47] .

Итак, на примере Палеостровского монастыря очевидны губительные для российского монашества последствия «антимонастырской» политики, начатой Петром I. Принимавшиеся законы значительно сократили число монастырей и их насельников, но не способствовали «оздоровлению» монашеской жизни. Мы видим, как на протяжении XVIII в. община на Палеострове уменьшалась из года в год: от нескольких десятков монахов в начале столетия до считанных единиц в его конце. На место умиравших иноков переводились вдовые или заштатные священники, диаконы, церковные служители; для присмотра за хозяйством селились «бельцы», т.е. миряне; отставные солдаты, жившие в монастыре, причиняли немалое беспокойство прочим насельникам. Характерным признаком кризисной ситуации была частая смена монастырского руководства – строителя, келаря и казначея. Обезлюдевший и разоренный сильным пожаром в середине 90-х гг. XVIII в. Палеостровский монастырь пришел в упадок и, вполне вероятно, находился на грани своего исчезновения. Перемены в государственной политике спасли его от закрытия и дальнейшего преобразования в приход. В царствование Павла I в истории русского православного монашества началась новая эпоха, когда многие обители стали возрождаться с помощью частного капитала. Заштатные монастыри, включая Палеостровский, стали получать «милостинное подаяние» от государства и постепенно вернули себе большую часть своих прежних земельных владений.

  • [1] Амелина Т.П. Монастыри Южной Карелии и границы их земельных владений // Православие в Карелии: Материалы III региональной науч. конф., посвящ. 780-летию крещения карелов. Петрозаводск, 2008. С.66–77; Будовниц И.У. Монастыри на Руси и борьба с ними крестьян в XIV–XV вв. М., 1966; Корецкий В.И. Новгородские грамоты XV века из архива Палеостровского монастыря // Археографический ежегодник за 1957 год. М., 1958. С.437–450; Спиридонов А.М. Археологические исследования на усадьбе Палеостровского монастыря // Вестник Карельского государственного краеведческого музея. Вып.2. Петрозаводск, 1994. С.55–60; Чернякова И.А. Карелия на переломе эпох: Очерки социальной и аграрной истории XVII века. Петрозаводск, 1998. С.223–226; Шашков А. Гари: Соловецкая мистерия черного дьякона Игнатия // Родина. 2000. №10. С.104–107. Житие преподобного Корнилия Палеостровского опубликовано в кн.: Пигин А.В. Памятники рукописной книжности Олонецкого края. Петрозаводск, 2010. С.209–213.
  • [2] Елпидифор Васильевич Барсов (1836–1917) – историк, исследователь фольклора, до 1870 г. преподаватель в Олонецкой духовной семинарии, член Олонецкого статистического комитета. О нем см.: Григорьев С.В. Биографический словарь: Естествознание и техника в Карелии. Петрозаводск, 1973. С.52.
  • [3] Барсов Е.В. Палеостров, его судьба и значение в Обонежском крае (с грамотами). М., 1868.
  • [4] Небольшой самостоятельный фонд Палеостровского монастыря в Национальном архиве Республики Карелия (ф.65) содержит 184 единицы хранения за 1801–1915 гг. Документы более раннего времени попали в собрание дел Новгородского приказа в Российский государственный архив древних актов (ф.159), коллекция Е.В.Барсова – в Отдел письменных источников Государственного исторического музея (ф.450) и др.
  • [5] ГАНО. Ф.450 (Новгородская духовная консистория). Оп.1. Д.1052. Л.11.
  • [6] Барсов Е.В. Палеостров… С.37.
  • [7] Там же. С.37.
  • [8] В 1724 г. Монастырский приказ был переименован в «Камор–контору синодального правительства», в 1726 г. – в «Коллегию экономии синодального управления». С 1738 г. до своего упразднения в 1744 г. Коллегия экономии находилась в ведении Сената. В 1763 г. по указу императрицы Екатерины II она была восстановлена и просуществовала до 1786 г. См.: Барсов Т.В. Синодальные учреждения прежнего времени. СПб., 1897. С.242–249.
  • [9] Анисимов Е.В. Петр Великий: Личность и реформы. СПб., 2009. С.316–320.
  • [10] Например, см. разделы «О монахах», «Кого и как принимать в монахи», «О житии монахов», «О монахинях», «О монастырях», «О настоятелях монастырских» в «Прибавлении к Духовному регламенту» (1722 г.). Полное собрание законов Российской империи (далее – ПСЗРИ). Т.6. №4022.
  • [11] ПСЗРИ. Т.7. №4151.
  • [12] Там же. №4672.
  • [13] Там же. №4450.
  • [14] Запрет монашествующим «бродить из монастыря в монастырь», скитаться и бродяжничать повторялся в законах не один раз. См.: ПСЗРИ. Т.5. №2985; Т.6. №3718; Т.8. №6177; Т.11. №8303.
  • [15] ПСЗРИ. Т.8. №6177.
  • [16] ПСЗРИ. Т.11. №8303.
  • [17] Там же.
  • [18] ПСЗРИ. Т.18. №12960; Т.19. №13721.
  • [19] См.: Кожевникова Ю.Н. Монастыри и монашество Олонецкой епархии во второй половине XVIII – начале XX в. Петрозаводск, 2009. С.63–73.
  • [20] ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.80.
  • [21] ПСЗРИ. Т.4. №1834.
  • [22] Архив СПбИИ РАН. Ф.3 (Александро–Свирский монастырь). Оп.1. Д.13/10. Л.451.
  • [23] ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.110.
  • [24] Там же. Д. 186.
  • [25] Феофан Прокопович (1681–1736) – церковный и общественный деятель, сподвижник Петра I, новгородский архиепископ в 1725–1736 гг. См.: Великий Новгород. История и культура IX–XVII веков: Энциклопедический словарь. СПб., 2007. С.470–471.
  • [26] ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.358. Л.16об.–17об.
  • [27] Все даты в статье указаны по старому стилю.
  • [28] Иверский Богородицкий Святоозерский мужской монастырь основал патриарх Никон в 1653 г. на одном из островов озера Валдайского. В 1712–1730 гг. он был приписан к Александро–Невской лавре, затем снова получил самостоятельность. В 1764 г. вошел в штаты. См.: Зверинский В.В. Материал для историко–топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1890. С.143–145. Игумен Авраамий был переведен в Иверский монастырь в 1733 г. и скончался здесь 20 января 1747 г. См.: Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. С.54.
  • [29] ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.358. Л.25.
  • [30] Там же. Д.481. Л.137.
  • [31] Там же. Д.1052.
  • [32] Моисеев С. В. Монастыри Карелии в документах фонда Новгородской духовной консистории Государственного архива Новгородской области. Начало XVIII – первая четверть XIX в. // Новгородский архивный вестник. 2003. №3. С.181.
  • [33] Палеостровский монастырь окружали два больших многолюдных прихода, раскинувшихся по берегам Онежского озера – Толвуйский (в 1742 г. 150 дворов, 893 души, церковь Живоначальной Троицы) и Шунгский (130 дворов, 350 душ, церковь Рождества Иоанна Предтечи). ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.546.
  • [34] ГАНО. Ф.480. Оп.1. Д.1052. Л.33.
  • [35] См.: Кожевникова Ю.Н. Заштатные монастыри Карелии. Результаты и последствия секуляризационной реформы 1764 года (на примере Палеостровского Рождества Богородицы монастыря) // Кижский вестник. Вып.10. Петрозаводск, 2005. С.31–45.
  • [36] В 1764 г. в составе Новгородской митрополии была выделена викарная Олонецкая и Каргопольская епархия. См.: Кожевникова Ю.Н. Монастыри и монашество. С.18–30.
  • [37] ГААО. Ф.1514 (Александро–Ошевенский монастырь). Оп.1. Д.2. Л.18.
  • [38] Там же. Д.1. Л.117–117об.
  • [39] Архив СПбИИ РАН. Ф.3. Оп.1. Д.28/29. Л.27–28.
  • [40] Созданное в 1784 г. Олонецкое наместничество включало восемь уездов: Петрозаводский, Олонецкий, Вытегорский, Каргопольский, Повенецкий, Лодейнопольский, Пудожский и Кемский (последние три уезда с 1785 г.). См.: Бутвило А.И., Ефимова В.В. История государственного управления в Карелии: Учебное пособие. Петрозаводск, 2005. С.11.
  • [41] А.И.Чириков был правителем (губернатором) Олонецкого наместничества в 1788- 1792 гг. См.: Кораблев Н.А., Мошина Т.А. Олонецкие губернаторы и генерал–губернаторы: Биографический справочник. Петрозаводск, 2006. С.26–27.
  • [42] Сведений о других действующих монастырях края (Александро–Свирском, Александро–Ошевенском, Успенском Девичьем, Спасо–Каргопольском) в материалах переписи нет.
  • [43] НАРК. Ф.2 (Олонецкое губернское правление). Оп.61. Д.16/216. Л.173об.
  • [44] Архив СПбИИ РАН. Ф.3. Оп.1. Д.35/30. Л.6–6об.
  • [45] НАРК. Ф.25 (Олонецкая духовная консистория). Оп.15. Д.2/20. Л.1об.
  • [46] Архив СПбИИ РАН. Ф.3. Оп.1. Д.35/30. Л.5.
  • [47] НАРК. Ф.25. Оп.16. Д.9/58. Л.1.

// Кижский вестник. Выпуск 13
Под науч. ред. И.В.Мельникова, В.П.Кузнецовой
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 296 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Палеостро?вский (Корни?лие-Палеостро?вский Рожде?ственский монасты?рь, Пальостро?вский, Па?лий о?стров, Па?ль-о?стров) Рожде?ственский мужской монасты?рь — расположен на острове в Повенецком заливе Онежского озера, один из наиболее древних и известных монастырей Заонежья.

Монастырь
Корнилие-Палеостровский монастырь

Вид с озера. 1894. Литография по акварели И.Ф.Тюменева.
62°34?21? с. ш. 35°14?28? в. д. H G Я O L
Страна Россия
Остров Палеостров
Конфессия Русская Православная церковь
Епархия Петрозаводская и Карельская епархия
Настоятель игумен Иоанн (Зюзин)
Сайт paleostrov.cerkov.ru

Содержание

  • 1 Общие сведения
  • 2 История монастыря
  • 3 Факты
  • 4 Настоятели монастыря
  • 5 См. также
  • 6 Примечания
  • 7 Литература
  • 8 Ссылки

Первое упоминание — 1391 год (25 августа 1391 года, грамота, подписанная новгородскими посадниками Юрием Онциферовичем и Мироном Ивановичем, была введена в научный оборот ещё в 1852 году — опубликована в «Вестнике географического общества»). Основатель — валаамский монах Корнилий. По преданию, был родом из Пскова, долго странствовал по монастырям и пустыням в Поморье, прежде чем основал иноческое житие на острове Палей в северной части Онежского озера. Жил в пещере-келье, измождая тело веригами, весом более пуда. Впоследствии богомольцы носили его вериги на себе в знак особого поклонения. Уже при жизни Корнилия на острове стали строиться храм и церкви.

Расположение монастыря — островное, в 6 км на север от села Толвуя, в котором в начале XVII века находилась в ссылке инокиня Марфа, мать царя Михаила Федоровича.

Природа — в сентябре в этих краях недели три дует ветер — «палеостровец». Место очень приятное, отмечал исследователь XIX века Е. Барсов, извилистые мысы одеты зеленеющими деревьями, вокруг скалистые горы, дремучие вековые леса. Весной бывали аномальные холода: «холодно, полуночник, мрачно, и греча замерзла», пишет монах, ведущий наблюдения за погодой 17 мая 1815 года [1] . Затяжной дождь «на Корнилия» (19 мая), сулит, по местным приметам, сухое лето.

Читайте так же:  Свято георгиевский монастырь ставропольский

Главная святыня монастыря — мощи прп. Корнилия, покоящиеся под спудом в соборном храме Рождества Богоматери.

Название острова связано с вылавливаемой здесь рыбой — палией. О палии среди рыбаков Заонежья бытовала следующая легенда. Когда Христос и апостолы собрались на Вечерю, у них было белое вино, белый хлеб и белая рыба. Христос, притрагиваясь к ним, сказал: «Да приобщатся они крови моей невинной!» С тех пор и вино, и палья, и хлеб «порудли», то есть покраснели. [2]

Русский историк Е. В. Барсов отмечает, что многие документы монастыря были безжалостно уничтожены во времена Смуты и раскола, однако считает, что старец Мисаил, монастырский келарь, в Челобитной (около 1691 года) царям Ивану и Петру Алексеевичу указывает на время возникновения монастыря — «тому с пятьсот лет и больши», то есть на конец XII века. Таким образом, самая ранняя дата его основания подтверждается только документами XVII века. Учредительная грамота монастырю датируется историком В. И. Корецким сороковыми годами XV века, земли монастырю были переданы во владение при Алексее Михайловиче.

Ещё при жизни Корнилия в обители были устроены храмы во имя Рождества Богородицы, Святого Николая и пророка Илии. По писцовой книге 1583 года Палеостровский монастырь был одним из наиболее значительных монастырей Заонежья (игумен, 2 священника и 49 иноков). В начале XVII века монастырь был разорён литовско-казацким грабительским отрядом. В середине XVII века на недолгое время появляется четвёртый храм — во имя Святого Михаила Малеина с приделом во имя Алексея Человека Божиего. Мощи Корнилия Палеостровского находились в часовне во имя Святого Корнилия, под часовней помещался амбар, где хранились царские грамоты, дарованные монастырю и другие ценности.

Некоторое время монахом Палейострова был старец Зосима Соловецкий — один из основателей Соловецкого монастыря, рождённый в Толвуе. Монастырь имел множество охранных грамот русских царей, почитаемых предметов, украшенных золотом, серебром, жемчугом и долгое время процветал, однако сильно пострадал во времена Смуты.

В XVII веке монастырь стал местом заключения Павла Коломенского, который мог быть избран патриархом Руси и, соответственно, являлся одним из тех, кого преследовал патриарх Никон, задумавший церковную реформу. По преданиям староверов, он именно здесь был тайно убит по приказу Никона, возможно даже — сожжен, что и послужило примером для последующих самосожжений староверов.

Сюда, в монастырь, на Север, бежали старообрядцы-раскольники, находя немало сочувствующих. Заонежье, где расположен монастырь, иногда называют Китежем старообрядчества. Монахи вели сельское хозяйство (на острове росли яблони), занимались рыбной ловлей (лосось, форель).

4 марта 1687 года старообрядцы захватывают монастырь. По донесению митрополита Корнилия (XVII век) это местное население из близ лежащих сёл и деревень в количестве 1200 человек.

О дальнейших событиях, происшедших в обители, существуют две точки зрения.

Согласно старообрядческой точке зрения, изложенной настоятелем Выговской пустыни киновиархом Иваном Филипповичем в его книге, всех кто не согласен со старообрядцами не принуждают находится в монастыре и отпускают на свободу; на вооружённый захват монастыря отправлен отряд солдат в количестве около 500 человек. Старообрядцы запираются в соборном храме монастыря, который войска штурмуют при помощи пушек, стреляя по нему; в результате пожара, который был вызван обстрелом деревянного храма, находящиеся в храме люди сгорают [3] .

Согласно новообрядческой точке зрения при осаде их правительственными войсками старообрядцы сами устраивают самосожжения [4] . Погибает, по различным данным, от 2000 до 3000 старообрядцев (такое количество жертв появляется в новообрядческих изданиях середины XIX века), а также захваченные ими игумен Тихон, 10 братьев и 3 причетника. При этом сгорают храмы и хозяйственные постройки монастыря, документы. После пожара восстанавливается храм во имя Святого Николая с приделом во имя пророка Илии.

В 1755 году в числе братии числится строитель иеромонах Макарий, схимонах Саввий, монахи Филарет, Мельхиседек и Феофилакт и 5 служителей-бельцов [5] .

В 1764 году пришедший в упадок монастырь был отнесён к числу заштатных. Была полуразрушена пристань от напора онежских валов. В 1793, по другим данным в 1794 году была заново отстроена сгоревшая церковь во имя Рождества Христова. К этому времени правительство активно боролось с раскольниками, однако около 20 000 человек погибли в огне за несколько веков.

В 1788—1800 гг. послушником монастыря был краевед-историк Т. В. Баландин, неоднократно посещавший Палеостров и позднее написавший «Повесть о Палеостровском монастыре» [6] [7] [8] .

О ключах с целебной водой и драгоценной утвари монастыря упоминает Ирина Андреевна Федосова, народная поэтесса:

И мни съездить-то ко старцам в Пальеостров;
И я слыхала ведь, душа да красна девушка,
И там ведь водушка живёт, точно медвяная,
И почерпурочка ведь там да золоченая.

Паломничества на Палеостров в XIX веке обычно совершались на пароходах из Петрозаводска. Среди верующих была популярна 30-метровая Церковь Рождества Богородицы, куда направлялись паломники. Обычно такие поездки имели цель сбора пожертвований для монастыря. В разное время монастырю делали пожертвования петрозаводские и санкт-петербургские купцы И. М. Максимов, А. П. Базегский, М. Г. Осипов, В. Ф. Кипрушкин и другие.

В 1827 году при строителе Симеоне был построен новый каменный храм во имя Рождества Пресвятой Богородицы с приделами во имя Святого пророка Илии и Святого Николая. В храме находились и мощи святого Корнилия. Другой почитаемой святыней были мощи преемника Корнилия Авраамия Палеостровского [9] .

Прежняя Рождественская церковь получила имя преподобного Ефрема Сирина (сгорела 23 декабря 1899 г.) [10] .

29 ноября 1888 г. сгорел двухэтажный каменный корпус, в котором кроме келий, помещалась также церковь [11] .

В 1919 году земля монастыря была разделена между сельхозкоммуной и жителями острова.

В 1928 году монастырь был разрушен, храм Рождества Богородицы официально закрыт. На острове была создана колония для малолетних преступников. В годы Великой Отечественной войны, в период финской оккупации отдельных территорий Карелии, финским офицером был сделан снимок церкви Рождества без купола. В настоящее время этой церкви нет.

В монастыре подвизаются в настоящее время 8 насельников (игумен, два иеромонаха, два инока, послушник, трудники). Монастырь доступен для туристов и паломников. В Петрозаводске расположено подворье Палеостровского монастыря.

В конце 17 века, в 1687 году, 4 марта, на территории монастыря произошло страшное событие. Некто Омелка Иванов, уже судимый за бунтарство и побывавший в Сибири, сумел захватить монастырь. К нему в скором времени стеклось до 2700 староверов, готовых к самосожжению, так как ходили слухи о близком конце света. Из Олонца были брошены отряды для расправы со староверами. Однако те вооружились кольями, копьями, бердышами, ружьями, а потом ещё и вморозили в лед Онего косы-горбуши, так что олончанам на помощь был отправлен посредничеством московских властей отряд из Новгорода. Мятежные староверы укрылись в трапезной, в храме и подожгли себя [12] . Сам Омелка не сгорел с братией: выбравшись и подхватив оклады икон и казну монастыря, он стал скрываться среди жителей Заонежья, которые ему помогали. Монахи говорили, что Омелка — чародей, обольщающий народ адским зельем, сваренном из сердец убитых младенцев. Омелке вновь удалось захватить монастырь и организовать новое самосожжение. Однако на этот раз спастись ему, скорее всего, не удалось: есть сведенья, что сотоварищи не дали ему уйти [13] .

  • Преподобный Корнилий, основатель
  • Преподобный Авраамий
  • Игнатий I, игумен (1459—1463)
  • Даниил, игумен (1464—1466)
  • Игнатий (1471)
  • Конон, игумен (1478)
  • Корнилий, игумен (1519—1536)
  • Геласий, игумен (1550)
  • Досифей, игумен (1553—1554)
  • Мисаил (1557)
  • Иона, игумен (1561)
  • Иаков, игумен (1573—1581)
  • Иона (1583)
  • Геронтий, игумен (1590—1594)
  • Иосаф I, игумен (1599)
  • Кирилл I, игумен (1608—1613)
  • Кирилл, игумен (1616) (проживал в Соловецком монастыре в связи с опасностью набегов литовцев)
  • Иосиф I, игумен (1617)
  • Макарий, игумен (1618—1619)
  • Антоний I, игумен (1621)
  • Кирилл (1623)
  • Макарий, игумен (1623—1628)
  • Макарий II, игумен (по 1626)
  • Иларион, игумен (1635—1639)
  • Иосаф II, игумен (1636—1642)
  • Сергий, игумен (1646—1649)
  • Иаков, игумен (1651—1653)
  • Сергий II (1664)
  • Антоний I (1668—1674)
  • Киприан, игумен (1677—1681)
  • Феодосий, игумен (1681)
  • Лука, строитель, иеромонах (1684—1688)
  • Иосаф III, строитель, иеромонах (1685—1689)
  • Пимен, игумен (сожжен старообрядцами в 1689)
  • Мисаил (1689)
  • Иоаким, строитель (1691—1699)
  • Иосиф III (1691)
  • Варлаам, строитель (1692—1699)
  • Кирилл II, строитель (1699—1700)
  • Пафнутий, строитель (1700)
  • Арсений, игумен (1707—1710)
  • Протасий, игумен (1713—1715)
  • Иосаф IV, игумен (1719)
  • Иосиф II, строитель, иеромонах (1721)
  • Авраамий, игумен (1730—1735)
  • Иосаф IV (1735)
  • Феофилакт, строитель, иеромонах (1737—1741)
  • Виктор, строитель (1741—1748)
  • Виталий, строитель (по 1754)
  • Макарий, строитель, иеромонах (1755—1755)
  • Савватий, строитель, иеромонах (1755)
  • Антоний II, игумен (1763—1771)
  • Корнилий II, строитель (1778—1788)
  • Симон, строитель (по 1794)
  • Владимир, строитель (по 1799)
  • Григорий (Еремеев), священник, строитель (1799)
  • Игнатий II, строитель (по 1804)
  • Пахомий, строитель (по 1807)
  • Василий, строитель (по 1811)
  • Иосаф V (Белоусов), строитель (1811—1840)
  • Корнилий IV, строитель, иеромонах (1840—1852)
  • Никодим, иеромонах (1852)
  • Митрофан (1852—1853)
  • Иона II (1853)
  • Даниил, строитель Задне-Никифоровской пустыни, временный управляющий (1853—1856)
  • Анания, строитель, иеромонах (1855—1860, 1860—1866)
  • Сергий, игумен (1860)
  • Антоний, иеромонах, игумен (1867)
  • Иоасаф, иеромонах, игумен (нач. 1870-х гг.)
  • Исихий, игумен
  • Иероним, иеромонах (середина 1880-х гг.)
  • Самуил, иеромонах
  • Серапион (конец 1880-х гг.) — при нём произошёл пожар
  • Никанор, и.д. (1891)
  • Паисий, управляющий, иеромонах (1892) [14]
  • Викентий, управляющий, иеромонах (1893) [15]
  • Ионафан (1894)
  • Антоний (1898-1900) [16]
  • Герман, временно управляющий, иеромонах (1902—1904)
  • Симеон, временно управляющий (1905)
  • Антоний, иеромонах (1905)
  • Варнава (Накропин), игумен, архимандрит (1905—1908)
  • Евтихий, игумен (1909—1910)
  • Александр, игумен, иеромонах (1911—1914)
  • Македоний, игумен, иеромонах (1915—1916) [17]
  • Георгий, игумен (1917-1919)
  • Вениамин (Тамразов), иеромонах (2000)
  • Иоанн (Зюзин), игумен (2005)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *