Первая православная церковь на руси

В книжной версии

Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 211-224

Скопировать библиографическую ссылку:

ПРАВОСЛАВИЕ


Православие на Руси до монгольского нашествия

Хри­стиа­ни­за­ция и судь­бы язы­че­ст­в а. Про­ник­но­ве­ние хри­сти­ан­ст­ва на вос­точ­но­сла­вян­ские зем­ли на­ча­лось в 9 в. син­хрон­но го­су­дар­ст­во­об­ра­зо­ва­тель­ным про­цес­сам. Су­дить о его кон­крет­ных фор­мах труд­но, т. к. на­чат­ки цер­ков­ной ор­га­ни­за­ции с цен­тром в Кие­ве, с 860-х гг. фор­маль­но яв­ляв­шей­ся епи­ско­пи­ей Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, бы­ли унич­то­же­ны в хо­де язы­че­ской ре­ак­ции по­сле за­хва­та Кие­ва кня­зем Оле­гом в кон. 9 в. Од­на­ко уже к 40-м гг. 10 в. сре­ди дру­жи­ны ки­ев­ско­го кня­зя Иго­ря бы­ло дос­та­точ­но мно­го хри­сти­ан. По­сле­до­вав­шая вско­ре ещё од­на по­пыт­ка хри­стиа­ни­за­ции Ру­си в прав­ле­ние кня­ги­ни Оль­ги, вдо­вы Иго­ря, ока­за­лась так­же не­удач­ной в свя­зи с ак­тив­ным со­про­тив­ле­ни­ем сто­рон­ни­ков язы­че­ст­ва, спло­тив­ших­ся во­круг ки­ев­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Иго­ре­ви­ча, сы­на Оль­ги.

861 1. Началь­ный пери­од (от обра­зо­ва­ния мис­сий­ной рус­ской мит­ро­по­лии (861 г.) до Кре­ще­ния Руси (988 г.)).
861 Кре­ще­ние на юге Руси 200 семейств св. бра­тья­ми Солунскими.

Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Фотий посы­ла­ет воз­гла­вить эту первую рус­скую Цер­ковь мис­сий­но­го епи­ско­па Миха­и­ла, став­ше­го пер­вым рус­ским мит­ро­по­ли­том (впо­след­ствии канонизирован).

Князь Вла­ди­мир закла­ды­ва­ет в Кие­ве Цер­ковь св. Васи­лия (позд­нее на ее древ­нем остат­ке постро­е­на Трех­свя­ти­тель­ская церковь).

Зало­же­ние Деся­тин­ной церк­ви в Кие­ве, пер­во­го рус­ско­го кафед­раль­но­го собора.

Постро­е­ние в Нов­го­ро­де хра­ма во имя Софии, Пре­муд­ро­сти Божией.

Воз­ник­но­ве­ние епар­хий в Нов­го­ро­де, Полоц­ке, Туро­ве, Тму­та­ра­ка­ни, Чер­ни­го­ве, Росто­ве, Вла­ди­ми­ре-Волын­ском и Бел­го­ро­де (в насто­я­щее вре­мя местеч­ко Бел­го­род­ка под Киевом).

При­бы­тие в Нов­го­род из Кие­ва пер­во­го нов­го­род­ско­го епи­ско­па Иоакима.

Убий­ство кня­зем Свя­то­пол­ком свв. кня­зей Бори­са и Глеба.

Пере­вод мно­гих цер­ков­ных гре­че­ских книг на рус­ско-сла­вян­ский язык.

Зало­же­ние в Кие­ве церк­ви Св. Софии и мона­сты­рей Св. Геор­гия и Св. Ирины.

Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Алек­сий Сту­дит постав­ля­ет Фео­пемп­та на Киев­скую митрополию.

Учре­жде­ние Киев­ской мит­ро­по­лии Кон­стан­ти­но­поль­ско­го патриархата.

Освя­ще­ние постро­ен­но­го Яро­сла­вом I в Нов­го­ро­де Вели­ком Софий­ско­го собора.

При­бы­тие с Афо­на прп. Анто­ния Печер­ско­го. Осно­ва­ние пещер­но­го Печер­ско­го мона­сты­ря Анто­ни­ем и Феодосием.

Суд над епи­ско­пом Нов­го­род­ским Св. Лукой (Жидя­той), окле­ве­тан­ным слу­гой, и его заклю­че­ние в Киеве.

Пере­ме­ще­ние бра­тии из Печер­ских пещер в ново­по­стро­ен­ный мона­стырь. В оби­те­ли вво­дит­ся Сту­дий­ский устав.

Нача­ло лето­пи­са­ния в Кие­во-Печер­ском монастыре.

Пре­став­ле­ние прп. Анто­ния Печерского.

Освя­ще­ние Иоан­ном II собо­ра в честь Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы в Кие­во-Печер­ском монастыре.

Пре­став­ле­ние мит­ро­по­ли­та Иоан­на II . Мит­ро­по­ли­том ста­но­вит­ся грек Иоанн III.

Избра­ние Собо­ром шести епи­ско­пов мит­ро­по­ли­том ино­ка Заруб­ско­го мона­сты­ря Кли­мен­та (Смо­ля­ти­ча). Бла­го­сло­ве­ние Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха на его избра­ние так и не было полу­че­но. Нача­ло сму­ты в Рус­ской митрополии.

Осно­ва­ние в Волог­де Тро­иц­ко­го мона­сты­ря ино­ком Герасимом.

Пере­не­се­ние из Пере­я­с­лав­ля в Суз­даль и потом во Вла­ди­мир ико­ны Бого­люб­ской Богоматери.

Зало­же­ние Успен­ско­го собо­ра во Владимире.

При­бы­тие в Киев мит­ро­по­ли­та Иоан­на IV . Конец сму­ты, начав­шей­ся в 1147 с избра­ни­ем рус­ско­го мит­ро­по­ли­та Кли­мен­та (Смо­ля­ти­ча).

Под­твер­жде­ние архи­епи­скоп­ско­го титу­ла нов­го­род­ских епи­ско­пов и даро­ва­ние тако­го титу­ла Ростов­ско­му епи­ско­пу Лео­ну (Леон­тию II).

Помест­ный Собор в Кон­стан­ти­но­по­ле о тол­ко­ва­нии слов “Отец Мой более Мене” ( Ин. 14.28 ).

Собор в Кие­ве о постах.

Посоль­ство папы Инно­кен­тия III к Рома­ну Галиц­ко­му, окон­чив­ше­е­ся безуспешно.

Уси­ле­ние пози­ций латин­ства в Гали­че после пере­хо­да его под вла­ды­че­ство венгров.

Угров­ский епи­скоп Иоасаф само­чин­но наре­ка­ет себя митрополитом.

Галиц­кий вели­кий князь Дани­ил Рома­но­вич лиша­ет Иоаса­фа епи­скоп­ской кафедры.

Папа Инно­кен­тий IV дела­ет попыт­ки скло­нить Дани­и­ла Галиц­ко­го к при­ня­тию католичества.

Дани­ил Галиц­кий изго­ня­ет пап­ско­го архиепископа.

Собор во Вла­ди­ми­ре под пред­се­да­тель­ством мит­ро­по­ли­та Кирил­ла для исправ­ле­ния цер­ков­ных бес­по­ряд­ков, вызван­ных сму­той пери­о­да татар­ско­го вла­ды­че­ства. Обсуж­да­ет­ся вопрос о став­лен­ных пошлинах.

Мит­ро­по­лит Фео­гност доби­ва­ет­ся окон­ча­тель­но­го упразд­не­ния Галиц­кой мит­ро­по­лии, вновь вос­со­здан­ной неза­дол­го до этого.

Пре­став­ле­ние мит­ро­по­ли­та Феогноста.

Епи­скоп вла­ди­мир­ский Алек­сий отправ­ля­ет­ся в Кон­стан­ти­но­поль полу­чить посвя­ще­ние в митрополиты.

Алек­сий полу­ча­ет от пат­ри­ар­ха Фило­фея посвя­ще­ние в митрополиты.

Посвя­ще­ние Рома­на в мит­ро­по­ли­ты Волы­но-Литов­ские. Роман заяв­ля­ет при­тя­за­ния на Киев, отдан­ный св. Алек­сию, как пре­ем­ни­ку мит­ро­по­ли­та Всея Руси Феогноста.

Осно­ван Спа­со-Анд­ро­ни­ков мона­стырь в Москве.

Пре­став­ле­ние мит­ро­по­ли­та Алек­сия. Вели­кий князь Дмит­рий Ива­но­вич не при­нял мит­ро­по­ли­та Кипри­а­на и послал сво­е­го духов­ни­ка Миха­и­ла (Митяя) за посвя­ще­ни­ем в митрополиты.

Осно­ван Новый Симо­нов Мона­стырь в честь Успе­ния Свя­той Богородицы.

Уста­нов­ле­ние дня памя­ти пав­ших на Кули­ко­вом поле за веру и оте­че­ство (Димит­ри­ев­ская суб­бо­та перед 26 октября).

Мит­ро­по­лит Пимен схва­чен и отправ­лен в зато­че­ние в Чухлому.

Дио­ни­сий Суз­даль­ский отправ­ля­ет­ся к пат­ри­ар­ху по веле­нию вели­ко­го кня­зя вне­сти ясность в обсто­я­тель­ства постав­ле­ния Пиме­на митрополитом.

Пат­ри­ар­шьи послы в Москве лиша­ют Пиме­на сана. Пимен бежит в Кон­стан­ти­но­поль за аппеляцией.

Нов­го­род­цы на вече поста­нов­ля­ют не являть­ся на суд в Моск­ву к мит­ро­по­ли­ту и не давать ему месяч­но­го суда в Новгороде.

По прось­бе Нов­го­род­ско­го вла­ды­ки свя­ти­тель Сте­фан состав­ля­ет “Мери­ло Пра­вед­ное”, поле­ми­че­ский трак­тат про­тив стригольников.

Пре­став­ле­ние прп. игу­ме­на Сер­гия, Радо­неж­ско­го и всея Рос­сии чудо­твор­ца (25 сентября).

Явле­ние Колоч­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри (9.07.).

Осе­нью Вито­вт соби­ра­ет цер­ков­ный Собор, изби­ра­ю­щий Гри­го­рия Цам­бла­ка кан­ди­да­том в мит­ро­по­ли­ты Литов­ские. Гри­го­рий едет в Кон­стан­ти­но­поль для постав­ле­ния. Пат­ри­арх лиша­ет Гри­го­рия сана и пре­да­ет отлу­че­нию за цер­ков­ную смуту.

Пре­став­ле­ние св. Кирил­ла, осно­ва­те­ля Бело­зер­ско­го мона­сты­ря, пре­по­доб­но­го Нико­на, игу­ме­на Тро­иц­ко­го, пре­по­доб­но­го Пав­ла Комель­ско­го и Фера­пон­та Бело­зер­ско­го. Все чет­ве­ро при­чис­ле­ны цер­ко­вью к лику святых.

Чет­вер­тое посла­ние мит­ро­по­ли­та Фотия про­итв стри­голь­ни­ков. Более упо­ми­на­ний о сек­те в лето­пи­сях нет.

Литов­ский князь Свид­ри­гай­ло посы­ла­ет в Кон­стан­ти­но­поль ста­вить­ся в мит­ро­по­ли­ты смо­лен­ско­го епи­ско­па Герасима.

Посла­ние свя­то­гор­ских ино­ков, разъ­яс­ня­ю­щее веро­от­ступ­ни­че­скую сущ­ность Фер­ра­ро-Фло­рен­тий­ской унии.

Вели­кий князь Васи­лий Васи­лье­вич объ­яв­ля­ет Иси­до­ра ере­ти­ком и заклю­ча­ет в Чудов монастырь.

Собор рус­ских архи­ере­ев при­знал фло­рен­тий­ское опре­де­ле­ние про­тив­ным Боже­ствен­ным пра­ви­лам и пре­да­ни­ям. Иси­дор бежит в Тверь, затем в Лит­ву и отту­да в Рим.

Литов­ский князь Кази­мир IV при­сы­ла­ет в Моск­ву уста­но­ви­тель­ную гра­мо­ту на управ­ле­ние мит­ро­по­ли­том Ионой пра­во­слав­ны­ми епар­хи­я­ми Литов­ско­го княжества.

Паде­ние Восточ­но-Рим­ской империи.

Пере­не­се­ние Сарай­ской кафед­ры в Моск­ву на Кру­тиц­кое подворье.

Король Кази­мир под дав­ле­ни­ем папы Кал­ли­ста III согла­ша­ет­ся на выход литов­ских земель из-под юрис­дик­ции мит­ро­по­ли­та Ионы.

Кал­лист III назна­ча­ет уче­ни­ка Иси­до­ра Гри­го­рия (Бол­га­ри­на) для фак­ти­че­ско­го управ­ле­ния Литов­ско-рус­ской Цер­ко­вью. Быв­ший пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский Гри­го­рий (Мам­ма) посвя­ща­ет его в Риме в сан мит­ро­по­ли­та Русского.

Раз­де­ле­ние Рус­ской церк­ви на Восточ­ную (Мос­ков­скую) и Запад­но-рус­скую (Киев­скую, Литов­скую) мит­ро­по­лии. В соста­ве Мос­ков­ской мит­ро­по­лии оста­лось 9 епар­хий: Мос­ков­ско-Вла­ди­мир­ская, Нов­го­род­ская, Ростов­ская, Суз­даль­ская, Рязан­ская, Твер­ская, Сарай­ская, Коло­мен­ская и Пермская.

Собор рус­ских епи­ско­пов посвя­ща­ет в мит­ро­по­ли­ты Фео­до­сия, архи­епи­ско­па Ростов­ско­го, полу­чив­ше­го посред­ством осо­бой гра­мо­ты бла­го­сло­ве­ние Ионы быть его пре­ем­ни­ком. Вели­кий князь само­лич­но утвер­жда­ет Фео­до­сия в сане.

Собор изби­ра­ет Суз­даль­ско­го епи­ско­па Филип­па (I?го) мит­ро­по­ли­том Всея Руси.

Иван III при­ка­зы­ва­ет не впус­кать в пре­де­лы Мос­ков­ские послан­ни­ков как Дио­ни­сия, так и Григория.

Пат­ри­арх Дио­ни­сий I при­зна­ет Гри­го­рия мит­ро­по­ли­том Литов­ским и Всея Руси и отправ­ля­ет в Моск­ву и Нов­го­род сво­е­го посла с тре­бо­ва­ни­ем при­нять Гри­го­рия как закон­но­го митрополита.

После смер­ти архи­епи­ско­па Ионы в Нов­го­ро­де уси­ли­ва­ют­ся сто­рон­ни­ки отпа­де­ния в сто­ро­ну Литов­ской уни­ат­ской митрополии.

Цер­ков­ный Собор изби­ра­ет мит­ро­по­ли­том епи­ско­па Коло­мен­ско­го Геронтия.

Обре­те­ние мощей супру­ги вели­ко­го кня­зя Симео­на Гор­до­го в Спас­ском Соборе.

Цер­ков­ный Собор в Москве, поста­но­вив­ший не при­ни­мать на Мос­ков­скую мит­ро­по­лию лиц, при­слан­ных из Кон­стан­ти­но­по­ля и из Рима.

Отстро­ен Ари­сто­те­лем Фио­ро­ван­ти и освя­щен мит­ро­по­ли­том Герон­ти­ем собор Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы в Москве.

Вла­ды­ка Нов­го­род­ский Фео­фил, ули­чен­ный в сно­ше­ни­ях с коро­лем Кази­ми­ром, схва­чен и зато­чен в Чудов мона­стырь. Нов­го­род­цы окон­ча­тель­но теря­ют пра­во изби­рать себе вла­дык, и все после­ду­ю­щие архи­епи­ско­пы постав­ля­ют­ся мос­ков­ски­ми митрополитами.

Вожди жидов­ству­ю­щих, Алек­сей и Дио­ни­сий, при­бы­ва­ют в Моск­ву и рас­про­стра­ня­ют там ересь. Ересь тай­но утвер­жда­ет­ся в Нов­го­ро­де и в Москве.

Архи­епи­скоп Ген­на­дий иско­ре­ня­ет ересь в Новгороде.

Мит­ро­по­ли­том постав­ля­ет­ся архи­манд­рит Симо­нов­ско­го мона­сты­ря Зоси­ма (по неко­то­рым дан­ным, тай­ный после­до­ва­тель ере­си жидов­ству­ю­щих или нов­го­род­ских еретиков).

Собор в Москве про­тив иудей­ской ере­си, вскры­той в Нов­го­ро­де архи­епи­ско­пом Геннадием.

Нов­го­род­ский архи­епи­скоп Ген­на­дий состав­ля­ет пас­ха­лию на пер­вые 70 лет и рас­сы­ла­ет ее с разъ­яс­не­ни­я­ми о сути и исчис­ле­нии пасхалии.

К Москве пере­хо­дит Чер­ни­гов­ско-Брян­ская епар­хия и вре­мен­но упраздняется.

Архи­епи­скоп Нов­го­род­ский Ген­на­дий отре­ка­ет­ся от управ­ле­ния епар­хи­ей и уда­ля­ет­ся в Чудов мона­стырь (где и пре­ста­вил­ся в 1505 г.).

Собор в Москве про­тив жидов­ству­ю­щих. Ере­ти­ки пре­да­ны цер­ков­но­му проклятию.

После­ду­ю­щие каз­ни ере­ти­ков в Москве и Нов­го­ро­де. Ересь сохра­ня­ет­ся, одна­ко, в неко­то­рых воло­год­ских и бело­зер­ских монастырях.

Осно­ва­ние Тро­иц­кой Алек­сан­дро-Свир­ской оби­те­ли прп. Александром.

Све­де­ние прп. Сера­пи­о­на с кафед­ры реше­ни­ем Цер­ков­но­го Собора.

Мит­ро­по­ли­том постав­ля­ет­ся архи­манд­рит Симо­но­ва мона­сты­ря Варлаам.

Пере­не­се­ние из Смо­лен­ска в Моск­ву чудо­твор­ной Смо­лен­ской ико­ны Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы “Оди­гит­рия”.

Пре­став­ле­ние прп. Иоси­фа Волоколамского.

Васи­лий III сме­ща­ет мит­ро­по­ли­та Вар­ла­а­ма с мит­ро­по­лии и ссы­ла­ет его в Камен­ный мона­стырь на Кубен­ское озеро.

Мит­ро­по­ли­том постав­ля­ет­ся игу­мен Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря Даниил.

В Москве состо­я­лось под­ряд несколь­ко Собо­ров на Мак­си­ма Гре­ка и его еди­но­мыш­лен­ни­ков. Мак­сим сослан в Воло­ко­лам­ский мона­стырь и заклю­чен в темницу.

Успеш­ная мис­си­о­нер­ская дея­тель­ность в север­ных уез­дах, насе­лен­ных фин­на­ми, где сохра­ня­лись остат­ки язы­че­ско­го культа.

Мака­рий вво­дит обще­жи­тель­ный устав в нов­го­род­ских мона­сты­рях и раз­де­ля­ет мона­сты­ри на муж­ские и женские.

В мае откры­ва­ет­ся новый Собор для суда над стар­цем Вас­си­а­ном Косым, обви­ня­е­мым в само­воль­ном исправ­ле­нии и иска­же­нии Корм­чей Кни­ги, а так­же в ере­ти­че­ских рассуждениях.

Вас­си­ан осуж­ден и сослан в Воло­ко­лам­ский мона­стырь, где и скончался.

Осно­ва­ние прп. Три­фо­ном Печенг­ским Коль­ско­го монастыря.

Избран и постав­лен мит­ро­по­ли­том игу­мен Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря Иоасаф (Скры­пи­цин).

Мит­ро­по­ли­том избран и постав­лен архи­епи­скоп Нов­го­род­ский свт. Макарий.

Собор в Москве, уста­но­вив­ший для две­на­дца­ти свя­тых празд­ни­ки во всей оте­че­ствен­ной Церк­ви и для девя­ти свя­тых празд­ни­ки мест­ные. По бла­го­сло­ве­нию Собо­ра Иван IV обра­ща­ет­ся ко всем свя­ти­те­лям Рус­ской зем­ли с прось­бой собрать све­де­ния о новых рус­ских чудотворцах.

Сто­гла­вый Собор в Москве, под­верг­ший пере­смот­ру все сто­ро­ны цер­ков­ной жиз­ни с целью исправ­ле­ния суще­ству­ю­щих недо­стат­ков. Состав­лен ряд испра­ви­тель­ных пред­пи­са­ний отно­си­тель­но епар­хи­аль­но­го управ­ле­ния, епар­хи­аль­но­го суда, жиз­ни выс­ше­го и низ­ше­го духо­вен­ства, мона­ше­ства и мирян. Уза­ко­не­но заве­де­ние учи­лищ и рас­про­стра­не­ние про­све­ще­ния как в духо­вен­стве, так и в наро­де. Под­твер­жде­но закреп­ле­ние вот­чин за мона­сты­ря­ми. Неко­то­рые ошиб­ки Сто­гла­во­го Собо­ра были вне­се­ны в бого­слу­жеб­ные кни­ги и сде­ла­лись глав­ны­ми нача­ла­ми для после­ду­ю­ще­го цер­ков­но­го раскола.

Дву­пер­стие для крест­но­го зна­ме­ния утвер­жде­но в каче­стве догмата.

Так­же по его ука­за­ни­ям была состав­ле­на “Свод­ная корм­чая кни­га”, объ­еди­ня­ю­щая почти весь извест­ный в Рус­ской Церк­ви кано­ни­че­ский мате­ри­ал, и “Нико­нов­ская летопись”.

Собор рас­смат­ри­ва­ет запис­ки, состав­лен­ные дум­ным дья­ком Ива­ном Вис­ко­ва­тым, в кото­рых он обви­ня­ет в отхо­де от кано­нов псков­ско-нов­го­род­ских живо­пис­цев, вновь рас­пи­сав­ших выго­рев­ший в 1547 г. мос­ков­ский Бла­го­ве­щен­ский собор. Собор осуж­да­ет Вис­ко­ва­то­го и накла­ды­ва­ет на него трех­лет­нюю пока­ян­ную епитимью.

Учре­жде­ние Казан­ской епар­хии. Назна­че­ние ее пер­вым архи­епи­ско­пом св. Гурия, игу­ме­на Селижаровского.

Зало­же­ние в Москве Покров­ско­го собо­ра (цер­ковь Васи­лия Блаженного).

Закон­че­на рабо­та над “Сте­пен­ной кни­гой”, состав­лен­ной по ука­за­нию мит­ро­по­ли­та Макария.

Пре­став­ле­ние мит­ро­по­ли­та Макария.

Поста­нов­ле­ние впредь рус­ским мит­ро­по­ли­там носить белые кло­бу­ки с ряса­ми и херу­ви­ма­ми по при­ме­ру чудо­твор­цев Пет­ра и Алек­сия и запе­ча­ты­вать гра­мо­ты крас­ным воском.

Мит­ро­по­ли­том избран инок Чудо­ва мона­сты­ря Афанасий.

Мит­ро­по­ли­том наре­ка­ет­ся Казан­ский архи­епи­скоп Гер­ман. Одна­ко еще до его постав­ле­ния Иван IV изго­ня­ет Гер­ма­на из мит­ро­по­ли­чьих палат.

Мит­ро­по­ли­том постав­ля­ет­ся свт. Филипп II, игу­мен Соло­вец­ко­го монастыря.

Спе­ци­аль­но созван­ный Собор для суда над Филип­пом. На суде лже­сви­де­тель­ство­ва­ли игу­мен Соло­вец­ко­го мона­сты­ря Паи­сий и неко­то­рые ино­ки, при­ве­зен­ные в Моск­ву с Солов­ков цар­ски­ми послами.

Оприч­ни­ки хва­та­ют Филип­па, слу­жа­ще­го литур­гию в Успен­ском собо­ре. Иван IV ссы­ла­ет Филип­па в Отрочь-монастырь.

Мит­ро­по­ли­том постав­ля­ет­ся Тро­иц­кий архи­манд­рит Кирилл IV.

Осно­ва­ние Тро­иц­ко­го мона­сты­ря в Аст­ра­ха­ни, в 1554 г. при­со­еди­нен­ной к Мос­ков­ской Руси.

Откры­тие епи­скоп­ской кафед­ры в Юрье­ве Ливонском.

Собор изби­ра­ет мит­ро­по­ли­том архи­епи­ско­па Полоц­ко­го Антония.

Мит­ро­по­ли­том постав­лен архи­манд­рит Хутын­ский Дионисий.

Собор, отме­нив­ший еще ряд льгот мона­стыр­ско­го землевладения.

Ливо­ния отхо­дит к поля­кам. Из Ливо­нии выво­дят­ся все пра­во­слав­ные церк­ви, там вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся латин­ская вера.

Состав­ле­ние “Уло­жен­ной Гра­мо­ты”, закреп­ля­ю­щей кон­сти­ту­тив­ные пере­ме­ны в Рус­ской Церк­ви: учре­жде­ние четы­рех мит­ро­по­лий (Нов­го­род­ская, Казан­ская, Ростов­ская, Кру­тиц­кая), шести архи­епи­ско­пий (Воло­год­ская, Суз­даль­ская, Ниже­го­род­ская, Смо­лен­ская, Рязан­ская и Твер­ская) и вось­ми епи­ско­пий (Псков­ская, Ржев­ская, Устюж­ская, Бело­зер­ская, Коло­мен­ская, Брян­ская, Дмит­ров­ская, Черниговская).

По прось­бе гру­зин­ско­го царя Алек­сандра мит­ро­по­лит Иов направ­ля­ет в Гру­зию, неза­дол­го до того при­со­еди­нен­ную к Рос­сии, мис­сию для исправ­ле­ния там пра­во­слав­ной веры.

Нача­ло Мос­ков­ско­го патриаршества.

Про­слав­ле­ние Дон­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри (19.08.).

Собор в Кон­стан­ти­но­по­ле, собран­ный пат­ри­ар­хом Меле­ти­ем, окон­ча­тель­но утвер­жда­ет учре­жде­ние пат­ри­ар­ше­ства в России.

Бун­тов­щи­ки Лже­д­мит­рия гра­бят пат­ри­ар­ший двор в Москве и хва­та­ют пат­ри­ар­ха Иова. Иов высы­ла­ет­ся в Ста­риц­кий мона­стырь. По ука­за­нию Лже­д­мит­рия на пат­ри­ар­ший трон воз­во­дит­ся Рязан­ский архи­епи­скоп грек Игнатий.

Избра­ние пат­ри­ар­хом мит­ро­по­ли­та Казан­ско­го Ермогена.

Пере­не­се­ние мощей св. блгв. царе­ви­ча Димит­рия из Угли­ча в Москву.

Появ­ле­ние Лже­д­мит­рия II, так­же имев­ше­го инструк­ции из Рима отно­си­тель­но внед­ре­ния унии в России.

Тушин­ские мятеж­ни­ки под­вер­га­ют жесто­ким гоне­ни­ям, пыт­кам и каз­ням свя­щен­но­слу­жи­те­лей, отка­зав­ших­ся при­знать Лже­д­мит­рия II.

Насто­я­тель Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры архи­манд­рит Дио­ни­сий рас­про­стра­ня­ет воз­зва­ния к рус­ским людям под­нять­ся на борь­бу с поль­ско-литов­ски­ми захват­чи­ка­ми, иско­ре­няв­ши­ми пра­во­сла­вие в захва­чен­ных ими горо­дах и уездах.

К рус­ским вой­скам, оса­ждав­шим засев­ших в Крем­ле поля­ков, при­бы­ва­ет из Каза­ни копия ико­ны (или ори­ги­нал) ново­яв­лен­ной Казан­ской Божи­ей Матери.

Мит­ро­по­лит Фила­рет, гла­ва рус­ско­го посоль­ства в смо­лен­ском лаге­ре Сигиз­мун­да, аре­сто­ван и уве­зен в Польшу.

Цер­ков­ный Собор при­ни­ма­ет реше­ние не изби­рать пат­ри­ар­ха до воз­вра­ще­ния мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та из поль­ско­го пле­на. На пере­ход­ное вре­мя Рус­скую Цер­ковь воз­глав­ля­ет вла­ды­ка Казан­ский Ефрем. Нача­ло междупатриаршества.

Цер­ков­ный Собор обви­ня­ет справ­щи­ков в ере­си, лиша­ет сана и при­го­ва­ри­ва­ет к ссылке.

Мит­ро­по­лит Фила­рет осво­бож­ден из поль­ско­го плена.

Собор постав­ля­ет Фила­ре­та пат­ри­ар­хом. Конец меж­ду­пат­ри­ар­ше­ства в России.

Цер­ков­ный Собор под пред­се­да­тель­ством Фила­ре­та пол­но­стью оправ­ды­ва­ет архи­манд­ри­та Дио­ни­сия и осталь­ных справ­щи­ков. Поло­же­но нача­ло изме­не­нию рус­ско­го обря­да по гре­че­ско­му образ­цу в Мос­ков­ской Руси.

Учре­жде­ние Сибир­ской епар­хии с кафед­рой в Тоболь­ске. Нача­ло систе­ма­ти­че­ско­го про­све­ще­ния хри­сти­ан­ством сибир­ских народов.

Пере­не­се­ние Мос­ков­ской типо­гра­фии из Крем­ля на Печат­ный двор. Поло­же­но нача­ло Типо­граф­ской биб­лио­те­ке. Печа­та­ет­ся и рас­про­стра­ня­ет­ся во всей Рос­сии мно­же­ство цер­ков­ных книг.

После кон­суль­та­ции с пат­ри­ар­ха­ми Иеру­са­лим­ским и Алек­сан­дрий­ским пат­ри­арх Фила­рет рас­по­ря­жа­ет­ся убрать добав­ку “и огнем” в чине водоосвящения.

При­зна­ние “Учи­тель­ско­го Еван­ге­лия” Кирил­ла Став­ро­вец­ко­го (Тран­квил­ли­о­на) ере­ти­че­ским и сожже­ние всех име­ю­щих­ся копий. Нача­ло мас­со­во­го изъ­я­тия из обра­ще­ния цер­ков­ных книг, напе­ча­тан­ных в Литве.

Гре­че­ская цер­ков­ная шко­ла вре­мен­но закры­ва­ет­ся в свя­зи с кон­чи­ной архи­манд­ри­та Иосифа.

Изда­ние в Москве “Кирил­ло­вой книги”.

Во вновь осно­ван­ный Пре­об­ра­жен­ский мона­стырь при­бы­ва­ет око­ло 30 уче­ных ино­ков из Кие­во-Печер­ской лав­ры и откры­ва­ют там обу­че­ние всех желающих.

Изда­ет­ся “Уло­же­ние царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча”, огра­ни­чив­шее эко­но­ми­че­скую, адми­ни­стра­тив­ную и судеб­ную власть пат­ри­ар­ха, архи­ере­ев, церк­вей и мона­сты­рей. Обособ­ле­ние Мона­стыр­ско­го При­ка­за для рас­смот­ре­ния судеб­ных дел цер­ков­ных людей.

Поезд­ка на Восток стар­ца Арсе­ния Суха­но­ва и три дис­пу­та о досто­ин­стве Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви срав­ни­тель­но с гре­че­ским пра­во­сла­ви­ем. Обсуж­да­лись отли­чия рус­ско­го обря­да от гре­че­ско­го-дву­пер­стия, сугу­бая алли­луйя, мно­го­го­ло­сие и т. д.

Пат­ри­ар­хом изби­ра­ет­ся мит­ро­по­лит Ниже­го­род­ский Никон.

Никон пере­под­чи­ня­ет Печат­ный Двор из веде­ния Двор­цо­во­го При­ка­за в свое и орга­ни­зу­ет еще более мас­штаб­ное исправ­ле­ние и печа­та­ние цер­ков­ных книг. По его пря­мо­му рас­по­ря­же­нию кни­ги начи­на­ют исправ­лять по гре­че­ским образцам.

Пере­не­се­ние в Моск­ву из Ста­ри­цы мощей свт. Иова.

Пере­не­се­ние в Моск­ву из Солов­ков мощей свт. Филип­па Московского.

Перед вели­ким постом Никон выпус­ка­ет спе­ци­аль­ный цир­ку­ляр (“Память”) о покло­нах и трое­пер­стии. Поло­же­но нача­ло цер­ков­ной рефор­ме. Вол­не­ния в Москве, воз­глав­лен­ные про­то­по­па­ми Ива­ном Неро­но­вым и Авва­ку­мом. Исто­ри­че­ское нача­ло раскола.

По ука­зу Нико­на закла­ды­ва­ет­ся Ивер­ский мона­стырь на Валдае.

Ссыл­ка четы­рех про­то­по­пов (Иван Неро­но­ва, Авва­ку­ма, Логги­на и Дани­и­ла) в отда­лен­ные мона­сты­ри по рас­по­ря­же­нию Никона.

Ста­рец Арсе­ний Суха­нов воз­вра­ща­ет­ся из вто­рой поезд­ки на Восток с кни­га­ми и докла­дом (“Проски­ни­та­рий”), под­твер­жда­ю­щим рас­хож­де­ние в обря­дах меж­ду гре­че­ским и рус­ским православием.

Цер­ков­ный Собор об исправ­ле­нии бого­слу­жеб­ных книг и обря­дов в соот­вет­ствии с гре­че­ски­ми образ­ца­ми и сла­вян­ски­ми руко­пис­ны­ми кни­га­ми. Ссыл­ка и зато­че­ние Коло­мен­ско­го епи­ско­па Павла.

При­бы­тие в Рос­сию пат­ри­ар­ха Антио­хий­ско­го Мака­рия и пат­ри­ар­ха Серб­ско­го Гав­ри­и­ла, в даль­ней­шем под­дер­жав­ших Нико­на в его цер­ков­ной реформе.

Воз­вра­ще­ние Рос­сии Чер­ни­гов­ской епископии.

Пере­не­се­ние с Афо­на в мос­ков­ский Успен­ский собор Вла­херн­ской ико­ны Пре­свя­той Богородицы.

Цер­ков­ный Собор при­ни­ма­ет новый слу­жеб­ник, закреп­ляв­ший исправ­ле­ния в обря­де по гре­че­ско­му образ­цу, кото­рый рас­сы­ла­ет­ся по всем церквям.

Собор об освя­ще­нии воды толь­ко в сочель­ник празд­ни­ка Бого­яв­ле­ния – по ста­рым гре­че­ским образ­цам. (Собор 1667 года отме­нил это решение).

Про­то­поп Неро­нов, глав­ный про­тив­ник пат­ри­ар­ха Нико­на, бежит из зато­че­ния, при­ни­ма­ет постриг в Москве и селит­ся в Игна­ти­е­вой пустыни.

Собор рас­смат­ри­ва­ет и одоб­ря­ет пере­ве­ден­ную с гре­че­ско­го и издан­ную пат­ри­ар­хом Нико­ном кни­гу “Скри­жаль”. Собор под­твер­жда­ет про­кля­тие на непо­ви­ну­ю­щих­ся Церк­ви после­до­ва­те­лей двоеперстия.

Пре­став­ле­ние в зато­че­нии епи­ско­па Коло­мен­ско­го Пав­ла, послед­не­го из епи­ско­пов, при­дер­жи­вав­ше­го­ся вопре­ки рефор­мам Нико­на бого­слу­жеб­ной тра­ди­ции Стоглава.

Собор о пере­кре­щи­ва­нии католиков.

Никон осно­вы­ва­ет Крест­ный мона­стырь на ост­ро­ве Кие.

Указ о запре­ще­нии повтор­но­го кре­ще­ния католиков.

Заоч­ное обсуж­де­ние и про­кля­тие на Собо­ре Гри­го­рия Неро­но­ва и его еди­но­мыш­лен­ни­ков. Фак­ти­че­ское нача­ло рус­ско­го раскола.

Никон осно­вы­ва­ет Вос­кре­сен­ский (Ново­и­е­ру­са­лим­ский) монастырь.

Собор об откры­тии новых епар­хий и исправ­ле­нии Требника.

Место­блю­сти­те­лем пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла ста­вит­ся Кру­тиц­кий мит­ро­по­лит Питирим.

Учре­жде­ние Вят­ской и Вели­ко­перм­ской епископий.

Реше­ние чер­но­го Собо­ра Соло­вец­ко­го мона­сты­ря о непри­я­тии ново­пе­чат­ных исправ­лен­ных книг.

Царь Алек­сей Михай­ло­вич изда­ет указ созвать Собор с уча­сти­ем Все­лен­ских пат­ри­ар­хов по делу Никона.

При­го­вор стар­цев Соло­вец­ко­го мона­сты­ря о непри­я­тии новых книг и обрядов.

Сила­ми Епи­фа­ния Сла­ве­нец­ко­го и его Чудов­ской шко­лы напе­ча­тан исправ­лен­ный вари­ант Острож­ской Библии.

Попыт­ки адми­ни­стра­тив­ны­ми мера­ми пода­вить вол­не­ния в Соло­вец­ком мона­сты­ре окан­чи­ва­ют­ся неудачей.

При­бы­тие в Моск­ву по при­гла­ше­нию царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча пат­ри­ар­ха Алек­сан­дрий­ско­го Паи­сия и пат­ри­ар­ха Антио­хий­ско­го Мака­рия для уча­стия в цер­ков­ном суде над Никоном.

Собор с уча­сти­ем гре­че­ских пат­ри­ар­хов по делу Нико­на. Никон при­зна­ет­ся винов­ным по всем пунк­там:, отлу­ча­ет­ся от пат­ри­ар­ше­ства и зато­ча­ет­ся в Фера­пон­тов мона­стырь. Цер­ков­ная власть при­зна­на неза­ви­си­мой от госу­дар­ства в сво­ей обла­сти. Мона­стыр­ский При­каз начи­на­ет посте­пен­но лик­ви­ди­ро­вать­ся (окон­ча­тель­но закрыт лишь в 1677 г.).

Отме­на обя­за­тель­но­го мона­стыр­ско­го заклю­че­ния для всех овдо­вев­ших священников.

Ино­ки Соло­вец­ко­го мона­сты­ря посы­ла­ют царю чело­бит­ную, при­зы­ва­ю­щую не отсту­пать от “ста­рой веры”. Пат­ри­ар­хом постав­ля­ет­ся архи­манд­рит Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря Иоасаф II.

Собор об учре­жде­нии Ниже­го­род­ской епархии.

Пат­ри­ар­хом постав­ля­ет­ся мит­ро­по­лит Нов­го­род­ский Питирим.

Пер­вый слу­чай мас­со­во­го само­со­жже­ния рас­коль­ни­ков (око­ло 2000).

Выход в свет “Синоп­си­са”, пер­во­го учеб­ни­ка истории.

Поста­нов­ле­ние Собо­ра о пере­да­че рас­коль­ни­ков граж­дан­ско­му суду и об уни­что­же­нии ста­ро­об­ряд­че­ских пустынь.

Учре­жде­ние Вят­ской, Воро­неж­ской, Вели­ко­устюж­ской и Там­бов­ской епископий.

Народ­ные вол­не­ния в Москве с тре­бо­ва­ни­я­ми вос­ста­но­вить “древ­нюю веру”.
Откры­тый дис­пут пат­ри­ар­ха Иоаки­ма с вождем ста­ро­об­ряд­че­ства Ники­той Доб­ры­ни­ным (Пусто­свя­том). Казнь Пустосвята.

Восточ­ные пат­ри­ар­хи при­сы­ла­ют раз­ре­ши­тель­ную гра­мо­ту, пове­ле­ва­ю­щую при­чис­лить Нико­на к лику патриархов.

Авва­кум вме­сте с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми пре­дан огнен­ной казни.

Откры­тие бра­тья­ми Лиху­да­ми Сла­вя­но-гре­ко-латин­ской Ака­де­мии в Бого­яв­лен­ском монастыре.

Ака­де­мия бра­тьев Лиху­дов пере­ме­ща­ет­ся в Заи­ко­но­спас­ский монастырь.

Отсе­ле­ние на Дон и в Киев 10000 ново­кре­щен­ных кал­мы­ков для ограж­де­ния их от пре­сле­до­ва­ний соплеменниов-ламаистов.

Инок Евфи­мий в сво­ем тру­де “Остен” дает опро­вер­же­ние латин­ской док­три­ны, про­ник­шей в киев­ские кни­ги. Бра­тья Иоан­ни­кий и Софро­ний Лиху­ды печа­та­ют “Мечец Духов­ный” с кри­ти­кой латин­ско­го богословия.

Пре­став­ле­ние пат­ри­ар­ха Иоакима.

Постав­ле­ние пат­ри­ар­хом мит­ро­по­ли­та Казан­ско­го Адриана.

Учре­жде­ние Азов­ской, Пере­мышль­ской и Бори­со­глеб­ской митрополий.

Указ царя Пет­ра I о назна­че­нии мит­ро­по­ли­та Рязан­ско­го Сте­фа­на (Явор­ско­го) блю­сти­те­лем пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла. Нача­ло два­дца­ти­лет­не­го пери­о­да местоблюстительства.

Откры­тие в Чер­ни­го­ве сла­вя­но-латин­ской шко­лы для духо­вен­ства свт. Иоан­ном (Мак­си­мо­ви­чем).

Учре­жде­ние Рас­прав­но­го При­ка­за, струк­ту­ры, ана­ло­гич­ной упразд­нен­но­му при Алек­сее Михай­ло­ви­че Мона­стыр­ско­му Приказу.

По при­гла­ше­нию вла­ды­ки Иова в Нов­го­род при­бы­ва­ют бра­тья Лиху­ды и откры­ва­ют сла­вян­скую и сла­вя­но-гре­че­скую школы.

Софро­ний Лихуд пере­ез­жа­ет в Моск­ву и воз­глав­ля­ет вновь обра­зо­ван­ную гре­че­скую шко­лу при типо­граф­ском доме.

Зало­же­ние в Петер­бур­ге Пет­ро­пав­лов­ско­го собора.

По ука­зу Пет­ра I рек­тор мос­ков­ской Сла­вя­но-гре­ко-латин­ской ака­де­мии архи­манд­рит Фео­фи­лакт (Лопа­тин­ский) при­сту­па­ет к свер­ке и исправ­ле­нию суще­ству­ю­ще­го цер­ков­но­сла­вян­ско­го тек­ста Библии.

Ере­си­ар­хи кают­ся перед сенат­ским судом и ссы­ла­ют­ся в монастыри.

Ере­си­арх Фома Ива­нов в Чудо­вом мона­сты­ре уни­что­жа­ет ико­ну мос­ков­ско­го свя­ти­те­ля Алексия.

Сте­фан Явор­ский при­сту­па­ет к напи­са­нию “Кам­ня веры”, сочи­не­ния, направ­лен­но­го на опро­вер­же­ние протестантства.

Указ о пере­пи­си всех рас­коль­ни­ков, после про­ве­де­ния кото­рой пре­сле­до­ва­ние пра­ви­тель­ством рас­коль­ни­ков огра­ни­чи­ва­ет­ся пре­сле­до­ва­ни­ем толь­ко тай­ных (укло­нив­ших­ся от откры­той запи­си в рас­кол) рас­коль­ни­ков и фана­ти­че­ских расколоучителей.

Архи­манд­ри­ты Фео­фи­лакт (Лопа­тин­ский) и Геде­он (Виш­нев­ский) направ­ля­ют Пет­ру I через пат­ри­ар­ше­го место­блю­сти­те­ля Сте­фа­на Явор­ско­го обви­не­ние Фео­фа­на Про­ко­по­ви­ча в протестантизме.

Вве­де­ние инсти­ту­та армей­ских свя­щен­ни­ков во гла­ве с обер-священником.

Като­ли­че­ские бого­сло­вы Сор­бон­ны направ­ля­ют Пет­ру I пред­ло­же­ние об объ­еди­не­нии церк­вей. Вла­ды­ка Сте­фан (Явор­ский) и Фео­фан (Про­ко­по­вич) по пору­че­нию царя состав­ля­ют отри­ца­тель­ные отве­ты на это предложение.

Собор для суда над цер­ков­ны­ми иерар­ха­ми, ули­чен­ны­ми в свя­зи с заго­во­ром царе­ви­ча Алек­сея. Казнь мит­ро­по­ли­та Ростов­ско­го Доси­фея, про­то­по­пов Яко­ва Игна­тье­ва и Федо­ра Пустын­но­го; изгна­ние мит­ро­по­ли­та Кру­тиц­ко­го Игна­тия (Смо­лы).

Собор по пред­ло­же­нию Пет­ра I ста­вит Фео­фа­на (Про­ко­по­ви­ча) архи­епи­ско­пом Псков­ским с кафед­рой в Петербурге.

Указ о закры­тии всех домо­вых церк­вей (за исклю­че­ни­ем при­над­ле­жа­щих чле­нам цар­ской фами­лии и неко­то­рым пре­ста­ре­лым знат­ным дво­ря­нам) и об уста­нов­ле­нии новых шта­тов для при­чтов, что при­ве­ло к уве­ли­че­нию чис­ла “крест­цо­вых попов”.

Даро­ва­ние трех­лет­ней льго­ты от пода­тей и рекрут­ства всем новокрещеным.

Замой­ский уни­ат­ский собор при­ни­ма­ет реше­ние издать для уни­ат­ских церк­вей новые слу­жеб­ни­ки, исправ­лен­ные на като­ли­че­ский лад и с вклю­че­ни­ем “и от Сына” в сим­вол веры. Про­цесс сбли­же­ния унии с като­ли­че­ством ускоряется.

Вве­де­ние инсти­ту­та флот­ских иеро­мо­на­хов во гла­ве с обер-иеромонахом.

Петр I изда­ет мани­фест “Само­дер­жец Все­рос­сий­ский””, декла­ри­ру­ю­щий под­чи­нен­ное поло­же­ние Церк­ви по отно­ше­нию к монар­ху и обос­но­вы­ва­ю­щий созда­ние Духов­ной Кол­ле­гии для руко­вод­ства все­ми сто­ро­на­ми цер­ков­ной жиз­ни. Лик­ви­да­ция патриаршества.

Духов­ная Кол­ле­гия пере­име­но­вы­ва­ет­ся в Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод, фор­маль­но урав­нен­ный в пра­вах с Сена­том. Утвер­жде­ние обя­за­тель­ной для всех чле­нов Сино­да при­ня­тия При­ся­ги на вер­ность монарху.

Фак­ти­че­ское воз­ник­но­ве­ние духов­ной цен­зу­ры. Все бого­слов­ские сочи­не­ния до напе­ча­та­ния долж­ны утвер­ждать­ся Синодом.

Рас­прав­ный (Мона­стыр­ский) При­каз вновь ста­но­вит­ся орга­ном цер­ков­но­го прав­ле­ния под вла­стью Синода.

Петр I отправ­ля­ет Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ху Иере­мии хода­тай­ство о кано­ни­че­ском при­зна­нии Свя­тей­ше­го Синода.

Учре­жде­ние сла­вян­ской шко­лы при Алек­сан­дро-Нев­ском монастыре.

Синод выно­сит реше­ние о раз­ре­ше­нии пра­во­слав­ным всту­пать в брак с като­ли­ка­ми и протестантами.

Откры­тие пер­вых архи­ерей­ских школ, буду­щих семинарий.

Пре­кра­ще­ние мона­стыр­ско­го летописания.

Указ Сино­да о мерах про­тив раскола.

Указ, огра­ни­чи­ва­ю­щий рам­ки духов­но­го сосло­вия толь­ко свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми и их пря­мы­ми наслед­ни­ка­ми и сде­лав­ший боль­шин­ство дья­ков и поно­ма­рей и чле­нов их семей “кабаль­ны­ми людь­ми”. Более 3/5 муж­ско­го соста­ва при­ход­ско­го духо­вен­ства в резуль­та­те было исклю­че­но из духов­но­го сословия.

Указ Пет­ра I о цен­зу­ре иконописания.

Уках Пет­ра I об учре­жде­нии обер-про­ку­ра­ту­ры Свя­тей­ше­го Синода.

Изда­ние “При­бав­ле­ния к Духов­но­му регламенту”.

Указ Сино­да о все­об­щей “школь­ной” повин­но­сти для детей духо­вен­ства. Откры­ва­ет­ся боль­шое коли­че­ство епар­хи­аль­ных школ.

Фео­фи­лакт (Лопа­тин­ский) закан­чи­ва­ет рабо­ту по свер­ке и исправ­ле­нию цер­ков­но­сла­вян­ско­го тек­ста Вет­хо­го Заве­та. Текст не был опуб­ли­ко­ван из-за смер­ти Пет­ра I.

Созда­ние рас­коль­ни­чей кон­то­ры, веда­ю­щей адми­ни­стра­тив­но-поли­цей­ски­ми дела­ми по рас­коль­ни­кам. В веде­нии Сино­да остав­ле­на толь­ко мис­си­о­нер­ская деятельность.

Пере­име­но­ва­ние сла­вян­ской шко­лы при Алек­сан­дро-Нев­ском мона­сты­ре в сла­вя­но-гре­ко-латин­скую семинарию.

Иркут­ская епар­хия выде­ля­ет­ся из Тоболь­ской митрополии.

Отправ­ле­ние новой рус­ской духов­ной мис­сии в Китай.

В Успен­скую пустынь (осно­ва­на в 1705 г.) на Кам­чат­ке отправ­ля­ет­ся мис­сия игу­ме­на Иоан­на. Обра­ще­но око­ло 5000 камчадалов.

Ростов­ский епи­скоп Геор­гий лиша­ет­ся Сино­дом свя­щен­но­го сана и ссы­ла­ет­ся в Спа­со-Камен­ный монастырь.

Суд над архи­епи­ско­пом Киев­ским Вар­ла­а­мом (Вона­то­ви­чем), лише­ние его свя­щен­но­го сана и ссыл­ка в Кирил­лов Бело­зер­ский монастырь.

Указ Анны Иоан­нов­ны об уве­ли­че­нии чис­ла пер­сон духов­но­го зва­ния в Сино­де с четы­рех до две­на­дца­ти (к 1740 году, одна­ко, в Сино­де уже было все­го три лица).

Пере­не­се­ние мощей пер­во­го рус­ско­го мит­ро­по­ли­та свя­ти­те­ля Миха­и­ла, из Киев­ской Анто­ни­е­вой пеще­ры в Вели­кую Лавр­скую Церковь.

Пре­об­ра­зо­ва­ние архи­ерей­ских школ в семинарии.

Суд над ули­чен­ным в сно­ше­ни­ях с ним архи­епи­ско­пом Казан­ским Сильвестром.

Учре­жде­ние комис­сии ново­кре­щен­ских дел для казан­ской и ниже­го­род­ской губер­ний, в резуль­та­те дея­тель­но­сти кото­рой было обра­ще­но мно­го языч­ни­ков, в основ­ном чувашей .

Под­чи­не­ние Сино­да Сена­ту. Синод попа­да­ет в зави­си­мость от люте­ра­ни­на Остермана.

Указ, обя­зы­ва­ю­щий южно­рус­ских (Киев­ская, Чер­ни­гов­ская и Пере­славль­ская епар­хии) архи­ере­ев руко­вод­ство­вать­ся при назна­че­нии свя­щен­ни­ков и дья­ко­нов преж­де все­го мне­ни­ем при­хо­жан, а не кри­те­ри­ем школь­но­го цен­за, пред­пи­сы­ва­е­мым “Духов­ным Регламентом”.

По насто­я­нию като­ли­че­ско­го духо­вен­ства в Поль­ше выхо­дит уни­вер­сал о постав­ле­нии пра­во­слав­ных свя­щен­ни­ков толь­ко с доз­во­ле­ния само­го коро­ля. На паци­фи­ка­ци­он­ном сей­ме поль­ский король Август III дает обе­ща­ние не при­тес­нять пра­во­слав­ных. Тем не менее, поли­ти­ка подав­ле­ния пра­во­сла­вия продолжается.

Указ, пред­пи­сы­ва­ю­щий забрать в сол­да­ты всех несо­сто­я­щих в шта­тах цер­ков­ных сыно­вей духо­вен­ства от 15 до 40 лет.

Указ о телес­ном нака­за­нии и взя­тии в сол­да­ты всех чле­нов духо­вен­ства стар­ше 49 лет, по тем или иным при­чи­нам не при­сяг­нув­шим импе­ра­три­це Анне Иоан­новне при ее воцарении.

Указ импе­ра­три­цы об амни­стии чле­нов духо­вен­ства, не при­нес­ших при­ся­гу, после хода­тайств и докла­дов Синода.

Учре­жде­ние при Сви­яж­ском Бого­ро­диц­ком мона­сты­ре ново­кре­щен­ской кон­то­ры под началь­ством архи­манд­ри­та Димит­рия Сече­но­ва для обра­ще­ния морд­вы, чува­шей, чере­ми­сов и вотя­ков. Обра­ще­но более 400000 чело­век в Казан­ской, Ниже­го­род­ской, Воро­неж­ской и Аст­ра­хан­ской губерниях.

Мос­ков­ская типо­граф­ская шко­ла соеди­ня­ет­ся с Ака­де­ми­ей. Гре­че­ское уче­ние оттес­ня­ет­ся на вто­рой план латынью.

Сино­даль­ный указ о новой мас­со­вой амни­стии духов­ных лиц, постра­дав­ших во вре­мя прав­ле­ния Анны Иоанновны.

Откры­тие кал­мыц­ко-рус­ско­го учи­ли­ща в Став­ро­по­ле. Нача­ла пере­во­да на кал­мыц­кий язык Ново­го заве­та и молитв.

Неудач­ные попыт­ки мит­ро­по­ли­та Ростов­ско­го Арсе­ния (Маци­е­ви­ча) и архи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Амвро­сия (Юшке­ви­ча) изме­нить фор­му при­ся­ги для чле­нов Сино­да — в част­но­сти, не при­ла­гать тер­мин “край­ний судия” по отно­ше­нию к монарху.

Сенат вновь пере­да­ет Сино­ду управ­ле­ние быв­ши­ми цер­ков­ны­ми иму­ще­ства­ми. Созда­ние Кан­це­ля­рии Сино­даль­но­го Эко­но­ми­че­ско­го Прав­ле­ния. Воз­вра­ще­ние Сино­ду титу­ла “Пра­ви­тель­ству­ю­щий”.

Чле­ны Сино­да мит­ро­по­лит Ростов­ский Арсе­ний (Маци­е­вич) и Нов­го­род­ский архи­епи­скоп Амвро­сий (Юшке­вич) дела­ют офи­ци­аль­ное откры­тое заяв­ле­ние о бла­го­вре­мен­но­сти уни­что­же­ния Сино­да, отмене при­ся­ги и вос­ста­нов­ле­нии Патриаршества.

Вто­рая мис­сия на Кам­чат­ку под началь­ством архи­манд­ри­та Иоаса­фа (Хутун­це­вич). За 5 лет обра­ще­но око­ло 5000 кам­ча­да­лов. Хри­сти­ан­ство проч­но уко­ре­ня­ет­ся на Камчатке.

Учре­жде­ние Санкт-Петер­бург­ской и Мос­ков­ской епархий.

В Москве изда­ет­ся Биб­лия на гру­зин­ском языке.

Под дав­ле­ни­ем импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты в Поль­ше созда­на Комис­сия для раз­бо­ра при­но­си­мых пра­во­слав­ны­ми жалоб. Рабо­та ее не при­ве­ла ни к каким поло­жи­тель­ным результатам.

Ука­зы об обя­за­тель­ном пред­став­ле­нии на апро­ба­цию Сино­да всех рус­ских и вво­зи­мых из-за рубе­жа рус­ско­языч­ных изда­ний по вопро­сам веры.

Изда­ние Уста­ва духов­ных консисторий.

Указ Сино­да об обя­за­тель­ном пре­по­да­ва­нии Зако­на Божье­го духов­ны­ми лица­ми в свет­ских учеб­ных заведениях.

Указ импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты, пове­ле­ва­ю­щий Сино­ду пред­став­лять на долж­но­сти архи­манд­ри­тов и архи­ере­ев не толь­ко мало­рос­си­ян, но и вели­ко­рос­си­ян. Конец полу­ве­ко­вой геге­мо­нии Киев­ской шко­лы в руко­вод­стве рос­сий­ской Церкви.

Мит­ро­по­лит Тоболь­ский и всея Сиби­ри Силь­вестр (Гло­ват­ский) воз­буж­да­ет дело о про­па­ган­де тата­ра­ми мусуль­ман­ства в Бара­бин­ской сте­пи и Орен­бург­ском крае. Для рас­сле­до­ва­ния пра­ви­тель­ством обра­зо­ва­на осо­бая след­ствен­ная комис­сия. Нача­ло посте­пен­но­го упад­ка запад­но-сибир­ской миссии.

Обра­ще­ние в хри­сти­ан­ство зна­чи­тель­но­го коли­че­ства бурят, тун­гу­сов, вотя­ков и вогу­лов ста­ра­ни­я­ми игу­ме­на Иова.

Указ царя Пет­ра III о пол­ной секу­ля­ри­за­ции недви­жи­мых цер­ков­ных иму­ществ с пере­да­чей управ­ля­ю­щей ими “Кол­ле­гии Эко­но­мии” в ведом­ство Сена­та. До кон­ца выпол­нен не был.

Ека­те­ри­на II под­пи­сы­ва­ет указ об учре­жде­нии осо­бой Комис­сии по рас­смот­ре­нию вопро­са о секу­ля­ри­за­ции цер­ков­но­го имущества.

Указ Сино­да о сво­бо­де вероисповедания.

Нача­ло мас­со­вых кре­стьян­ских бун­тов за пра­во само­сто­я­тель­но­го хозяй­ство­ва­ния на цер­ков­ных землях.

Ека­те­ри­на II отда­ет рас­по­ря­же­ние Сино­ду про­ве­сти суд над Арсе­ни­ем. Арсе­ния аре­сто­вы­ва­ют и достав­ля­ют в Моск­ву в Симо­нов монастырь.

Сино­даль­ный суд над мит­ро­по­ли­том Арсе­ни­ем. Арсе­ний при­го­ва­ри­ва­ет­ся к лише­нию сана и ссыл­ке в Карель­ский Николь­ский монастырь.

Указ Сино­да, упразд­ня­ю­щий фак­ти­че­ски суще­ство­вав­шее наслед­ствен­ное вла­де­ние духов­ны­ми места­ми в при­хо­дах и поло­жив­ший нача­ло регу­ли­ро­ва­нию быто­вых сде­лок в этой области.

Мани­фест Ека­те­ри­ны II об упразд­не­нии преж­не­го помест­но­го зем­ле­вла­дель­че­ства цер­ков­ных учре­жде­ний. Все цер­ков­ные зем­ли с насе­ле­ни­ем на них вре­мен­но взя­ты в управ­ле­ние “Кол­ле­гии Эко­но­мии” с поступ­ле­ни­ем дохо­дов в поль­зу государства.

Закры­тие казан­ской комис­сии ново­кре­щен­ских дел. Попе­че­ние об утвер­жде­нии веры пере­да­ет­ся мест­ным архи­ере­ям, а устро­е­ние граж­дан­ско­го быта ново­кре­щен­ных — граж­дан­ско­му начальству.

Сейм в Поль­ше, на кото­ром огла­ше­но заяв­ле­ние Рос­сии и дру­гих евро­пей­ских дер­жав с тре­бо­ва­ни­ем вос­ста­нов­ле­ния “дис­си­ден­тов” в их древ­них пра­вах и воль­но­стях. Под дав­ле­ни­ем кра­ков­ско­го бис­ку­па Каста­на Сол­ты­ка сейм не удо­вле­тво­рил эти требования.

Ста­ра­ни­я­ми рос­сий­ско­го мини­стра кня­зя Н.Н. Реп­ни­на в Поль­ше созда­ет­ся Радом­ская кон­фе­де­ра­ция, тре­бу­ю­щая созы­ва чрез­вы­чай­но­го сей­ма для уза­ко­не­ния прав пра­во­слав­ных “дис­си­ден­тов”. Чрез­вы­чай­ный сейм созы­ва­ет­ся. По рас­по­ря­же­нию кня­зя Реп­ни­на основ­ные гони­те­ли пра­во­сла­вия, пыта­ю­щи­е­ся поме­шать рабо­те сей­ма ( в том чис­ле кра­ков­ский бис­куп Сол­тык), схва­че­ны и отправ­ле­ны в Рос­сию. Сейм при­ни­ма­ет трак­тат, воз­вра­ща­ю­щий пра­во­слав­ным все граж­дан­ские и цер­ков­ные пра­ва и преимущества.

Уста­нов­ле­ние свя­щен­ни­че­ско­го, а не мона­ше­ско­го, погре­бе­ния архиереев.

Дого­вор меж­ду Рос­си­ей и Поль­шей о “веч­ном сохра­не­нии” пра­во­слав­ной Бело­рус­ской епар­хии “со все­ми мона­сты­ря­ми, церк­ва­ми и их орга­ни­за­ци­я­ми”. Око­ло 130000 уни­а­тов вос­со­еди­ня­ют­ся с православием.

Кон­фе­рен­ция в подоль­ском горо­де Барс в защи­ту ума­лен­ных прав като­ли­че­ской церк­ви и про­тив покро­ви­тель­ства Рос­сии, полу­чив­шей пра­во над­зо­ра над внут­рен­ней жиз­нью Поль­ши. При­тес­не­ния пра­во­слав­ных, раз­вя­зан­ные Бар­ски­ми кон­фе­де­ра­та­ми, вызы­ва­ют вос­ста­ние гай­да­ма­ков. Рос­сия вво­дит вой­ска для усми­ре­ния гай­да­ма­ков и конфедератов.

Мос­ков­ская Кон­си­сто­рия при­ни­ма­ет реше­ние о высыл­ке всех крест­цо­вых попов из Моск­вы. Нача­ло борь­бы с крест­цо­вым духо­вен­ством, окон­ча­тель­но лик­ви­ди­ро­ван­ным в нача­ле XIX века.

Учре­жде­ние вто­рой мис­сии для обра­ще­ния осе­тин. За 20 лет обра­ще­но око­ло 6000 осетин.

Пре­став­ле­ние Арсе­ния Маци­е­ви­ча в Ревель­ском каземате.

Пер­вый раз­дел Поль­ши. Бело­рус­сия отхо­дит к Рос­сии, обра­зу­ет­ся Моги­лев­ская епар­хия, Мало­рос­сия оста­ет­ся под поль­ским вла­ды­че­ством, и там про­дол­жа­ет­ся дав­ле­ние уни­а­тов и като­ли­ков на пра­во­слав­ных. Управ­ле­ние пра­во­слав­ны­ми в поль­ских вла­де­ни­ях оста­ет­ся в веде­нии пере­я­с­лав­ских епископов.

В Мало­рос­сии при содей­ствии поль­ских поме­щи­ков уни­а­та­ми ото­бра­но у пра­во­слав­ных 800 церквей.

Вве­де­ние сокра­щен­ных при­ход­ских штатов.

Новое, еще более уре­зан­ное по срав­не­нию с пет­ров­ским 1718 года, штат­ное рас­пи­са­ние для при­чтов. Уста­нов­ле­ние воз­раст­но­го пре­де­ла (60 лет) для штат­ной служ­бы. Рас­про­стра­не­но, в отли­чие от преж­не­го рас­пи­са­ния, и на всех при­хо­ды Южной России.

Гру­зин­ская (Ивер­ская) Цер­ковь посту­па­ет в веде­ние Синода.

При­ни­ма­ет­ся “Устав для народ­ных учи­лищ”, опре­де­ля­ю­щий глав­ную зада­чу обра­зо­ва­ния как содей­ствие рели­ги­оз­но­му и граж­дан­ско­му вос­пи­та­нию наро­да. Откры­тие сети цер­ков­но-при­ход­ских школ в губерн­ских горо­дах (в кон­це 1786 года дей­ство­ва­ло 165 школ на 11088 вос­пи­тан­ни­ков по срав­не­нию с 12 шко­ла­ми с 1491 вос­пи­тан­ни­ком в 1785 году).

Указ, запре­ща­ю­щий печа­тать кни­ги, “отно­ся­щие к св. Писа­нию, тол­ко­ва­нию зако­на и свя­то­сти”, в част­ных типо­гра­фи­ях (направ­лен про­тив масонства).

Гене­раль­ная кон­гре­га­ция поль­ских пра­во­слав­ных в Пин­ске выно­сит поста­нов­ле­ние о пере­хо­де под юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха. Сму­та в Поль­ше поме­ша­ла осу­ществ­ле­нию это­го проекта.

В резуль­та­те вто­ро­го раз­де­ла Поль­ши к Рос­сии воз­вра­ща­ют­ся остав­ши­е­ся рус­ские зем­ли: Волынь, Подо­лия и Мин­ская область. Обра­зо­ва­ние Мин­ской епархии.

По рас­по­ря­же­нию Ека­те­ри­ны II учре­жда­ет­ся Полоц­кая уни­ат­ская архиепископия.

Рас­коль­ни­кам откры­то предо­став­ля­ет­ся сво­бо­да веры: отме­ня­ют­ся двой­ное нало­го­об­ло­же­ние, осо­бые спис­ки и само назва­ние “рас­коль­ни­ки”. Раз­ре­ше­но выби­рать рас­коль­ни­ков на обще­ствен­ные долж­но­сти. Обра­зу­ют­ся боль­шие рас­коль­ни­че­ские общи­ны в Москве.

Учре­жде­ние Мин­ской епархии.

Учре­жде­ние Омской и Подоль­ской епархий.

Вве­де­ние свет­ских наград для духо­вен­ства и осво­бож­де­ние свя­щен­ни­ков от телес­ных наказаний.

Указ, запре­ща­ю­щий при­хо­жа­нам пода­вать кол­лек­тив­ные про­ше­ния (“заруч­ные про­ше­ния при­хо­жан”) за сво­их кан­ди­да­тов. Фак­ти­че­ский конец систе­мы при­ход­ских выбо­ров и побе­да кри­те­рия школь­но­го цен­за при назна­че­нии свя­щен­ни­ков и дья­ко­нов в приходы.

Синод раз­ре­ша­ет обра­тив­шим­ся из унии по их жела­нию совер­шать утвер­див­ши­е­ся мест­ные обря­ды, не про­тив­ные православию.

Указ Пав­ла I в ограж­де­ние сво­бо­ды сове­сти кре­стьян, насиль­но оттор­гав­ших­ся к унии или из унии к католичеству.

Нача­ло уси­ле­ния вли­я­ния на рели­ги­оз­ную поли­ти­ку Пав­ла I иезу­и­тов. (Иезу­ит­ский орден воз­об­нов­ля­ет­ся, укреп­ля­ет­ся Маль­тий­ский орден, состо­я­щий из тай­ных иезу­и­тов). Обра­ще­ние уни­а­тов приостанавливается.

Указ импе­ра­то­ра Пав­ла о пении в церк­вях псал­мов, или кано­нов, вме­сто концертов.

Нача­ло воз­вра­ще­ния абхаз­цев в христианство.

Нача­ло мис­сии прот. Гри­го­рия Слеп­цо­ва по про­све­ще­нию яку­тов и чукчей.

Уза­ко­не­ние мер для обес­пе­че­ния вдов и сирот духовенства.

Упразд­не­ние долж­но­сти проповедников.

Духо­бор­ский бунт в Малороссии.

Учре­жде­ние Калуж­ской, Орен­бург­ской, Пен­зен­ской и Туль­ской епархий.

Учре­жде­ние армей­ской семинарии.

Нача­ло стро­и­тель­ства Казан­ско­го собо­ра в Петер­бур­ге на месте суще­ство­ва­ния церк­ви во имя Рож­де­ства Пре­свя­тые Богородицы.

Указ о запре­ще­нии обра­щать уни­а­тов в католичество.

При­ня­тие Цен­зур­но­го уста­ва, более мяг­ко­го по срав­не­нию с ука­за­ми Пав­ла I.

Учре­жде­ние Ека­те­ри­но­слав­ской епархии.

Раз­де­ле­ние като­ли­че­ской кол­ле­гии на като­ли­че­ский и уни­ат­ский депар­та­мен­ты. Во гла­ве послед­не­го ста­но­вит­ся епи­скоп Ирак­лий (Лисов­ский), рату­ю­щий за сбли­же­ние с пра­во­сла­ви­ем. Уни­ат­ская Цер­ковь в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни осво­бож­да­ет­ся от вли­я­ния католиков.

Обра­зо­ва­на Комис­сия духов­ных учи­лищ, пер­вое цен­траль­ное учре­жде­ние при Сино­де, ведав­шее духов­ным обра­зо­ва­ни­ем в государстве.

Спе­ци­аль­но обра­зо­ван­ный Коми­тет раз­ра­ба­ты­ва­ет план новой орга­ни­за­ции все­го духов­но­го обра­зо­ва­ния и план изыс­ка­ния средств для созда­ния капи­та­ла духов­но­го ведом­ства. Нача­ло рефор­мы духов­ных училищ.

Обра­зо­ва­ние Киши­нев­ской епар­хии. Устро­е­ние цер­ков­но­го управ­ле­ния во вновь при­об­ре­тен­ной Бессарабии.

Рус­ский фили­ал Бри­тан­ско­го и Ино­стран­но­го Биб­лей­ско­го обще­ства пре­об­ра­зу­ет­ся в само­сто­я­тель­ное Рос­сий­ское Биб­лей­ское обще­ство. Нача­ло рабо­ты по пере­во­ду Свя­щен­но­го Писа­ния на рус­ский язык.

Пре­об­ра­зо­ва­ние Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии и пере­вод ее в Свя­то-Тро­иц­кую Сер­ги­е­ву Лавру.

Поло­же­но нача­ло Забай­каль­ской мис­сии. (пра­виль­но оформ­ле­на в 1862 г.).

Воз­об­нов­ле­ние Осе­тин­ской мис­сии (к 1832 г. чис­ло обра­щен­ных из раз­ных народ­но­стей достиг­ло 60900 чело­век; осе­ти­ны обра­ще­ны почти все).

В Тифли­се учре­жде­на гру­зи­но-име­ре­тин­ская сино­даль­ная кон­то­ра под пред­се­да­тель­ством экзар­ха Грузии.

Нача­ло пере­во­да Свя­щен­но­го Писа­ния на рус­ский язык под руко­вод­ством рек­то­ра Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии архи­манд­ри­та Фила­ре­та (Дроз­до­ва).

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся князь П.С. Мещер­ский, постав­лен­ный в пря­мое под­чи­не­ние мини­стру духов­ных дел А.Н. Голи­цы­ну. С это­го вре­ме­ни изме­ня­ет­ся реаль­ный ста­тус обер-про­ку­ро­ра, кото­рый ста­но­вит­ся еди­но­лич­ным пред­ста­ви­те­лем Свя­тей­ше­го Сино­да перед правительством.

Про­грам­ма С.С. Ува­ро­ва вво­дит­ся во всех гим­на­зи­ях России.

Напе­ча­та­но Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие на рус­ском языке.

Пре­об­ра­зо­ва­ние Киев­ской духов­ной академии.

Указ об окон­ча­тель­ном изгна­нии иезу­и­тов из России.

Нача­ло пере­во­да Ново­го Заве­та на рус­ский язык.

Обра­ще­ние 10 тысяч осе­тин в православие.

Импе­ра­тор­ский указ о закры­тии масон­ских и дру­гих тай­ных обществ.

Указ об учре­жде­нии мис­сии для киргизов.

Учре­жде­ние в каж­дой епар­хии попе­чи­тель­ства о бед­ных духов­но­го зва­ния при консисториях.

Указ Алек­сандра I о необ­хо­ди­мо­сти духов­ной цен­зу­ры для всех книг о вере, пла­ни­ру­ю­щих­ся к изданию.

Учре­жде­ние мис­сии для обра­ще­ния само­едов под руко­вод­ством архи­манд­ри­та Вени­а­ми­на Смир­но­ва (к 1830 г. было обра­ще­но более 33000 человек).

Учре­жде­ние Сек­рет­но­го коми­те­та по рас­коль­ни­чьим делам.

Окон­ча­ние печа­та­ния на рус­ском язы­ке “Пяти­кни­жия”.

По пред­став­ле­нию мини­стра народ­но­го обра­зо­ва­ния А.С. Шиш­ко­ва при­ни­ма­ет­ся новый Цен­зур­ный устав. Уже­сто­че­ние цензуры.

Указ Нико­лая I о запре­те като­ли­кам всту­пать в уни­ат­ское монашество.

При­ня­тие Уста­ва для гим­на­зий, уезд­ных и при­ход­ских учи­лищ, зало­жив­ше­го осно­ву рефор­мы и уни­фи­ка­ции обра­зо­ва­тель­ной систе­мы и спо­соб­ство­вав­ше­го рас­про­стра­не­нию рели­ги­оз­но­го обра­зо­ва­ния в кре­стьян­ской среде.

Послед­ний раз­бор духо­вен­ства (касав­ший­ся лиш­них цер­ков­ни­ков и детей духовенства).

Еди­но­ве­рие вво­дит­ся в рас­коль­ни­чьих посе­ле­ни­ях на Ирги­зе. Нача­ло широ­ко­мас­штаб­но­го вве­де­ния еди­но­ве­рия (к нача­лу 1850?х годов вве­де­но в посе­ле­ни­ях Ста­ро­ду­бья и Кер­жен­ца, насчи­ты­ва­лось 179 еди­но­вер­че­ских церквей).

Указ Нико­лая I об учре­жде­нии отдель­ной уни­ат­ской кол­ле­гии. Уни­ат­ская цер­ковь ста­ла пол­но­стью неза­ви­си­мой от като­ли­че­ской администрации.

В Казан­ской епар­хии вновь учре­жде­ны осо­бые мис­си­о­не­ры для предот­вра­ще­ния отпа­де­ния кре­ще­ных татар.

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся С.Д. Нечаев.

Учре­жде­ние Том­ской епархии.

Указ Нико­лая I, фак­ти­че­ски при­рав­ни­ва­ю­щий обер-про­ку­ро­ра к чле­нам Коми­те­та министров.

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся граф Н.А. Протасов.

Указ Сино­да, вме­ня­ю­щий в обя­зан­ность при­ход­ско­му духо­вен­ству обес­пе­чи­вать пер­во­на­чаль­ное обра­зо­ва­ние детей селян.

По реше­нию Сек­рет­но­го рас­коль­ни­чье­го коми­те­та аре­сто­ва­ны все чле­ны круж­ка Ека­те­ри­ны Тата­ри­но­вой. Часть сек­тан­тов сосла­на в мона­сты­ри, осталь­ные отда­ны под над­зор полиции.

При­ну­ди­тель­ное пере­се­ле­ние духо­бо­ров из Молоч­ных вод на погра­ни­чую линию в Закавказье.

Собор уни­ат­ских архи­ере­ев в Полоц­ке состав­ля­ет акт о при­со­еди­не­нии Уни­ат­ской Церк­ви к Пра­во­слав­ной. Уния оста­ет­ся в При­вис­лин­ском крае и в уни­ат­ской Холм­ской епархии.

Упразд­не­ние Комис­сии духов­ных учи­лищ и учре­жде­ние Духов­но-учеб­но­го управления.

Изда­ние Уста­ва Духов­ных Консисторий.

Опре­де­ле­ние прав рож­де­ния и вос­пи­та­ния свя­щен­но- и цер­ков­но-слу­жи­тель­ных детей.

Учре­жде­ние Став­ро­поль­ской епархии.

При­со­еди­не­ние Амур­ско­го края к Кам­чат­ской епар­хии и осно­ва­ние Амур­ской миссии.

По пред­став­ле­нию мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Фила­ре­та (Дроз­до­ва) Синод рас­смат­ри­ва­ет вопрос о целе­со­об­раз­но­сти пере­во­да Вет­хо­го Заве­та на рус­ский язык и реша­ет его поло­жи­тель­но. Осу­ществ­ле­ние пере­во­да пору­че­но четы­рем духов­ным академиям.

Учре­жде­ние Таври­че­ской, Уфим­ской и Якут­ской епархий.

Начи­на­ют откры­вать­ся епар­хи­аль­ные жен­ские училища.

При­со­еди­не­ние к Рос­сии Уссу­рий­ско­го края и нача­ло про­све­ти­тель­ской рабо­ты по обра­ще­нию гиля­ков, оро­че­нов, голь­дов, мань­чжур и корейцев.

Нача­ло мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти в Японии.

После прак­ти­че­ски закон­чив­ше­го­ся зами­ре­ния Кав­ка­за откры­ва­ет­ся Обще­ство вос­ста­нов­ле­ния хри­сти­ан­ства на Кав­ка­зе, взяв­шее на себя все функ­ции Осе­тин­ской миссии.

Про­то­и­е­рей В. Неча­ев осно­вы­ва­ет в Москве жур­нал “Душе­по­лез­ное чтение”.

Впер­вые в Яро­слав­ле выхо­дят в свет “Епар­хи­аль­ные ведо­мо­сти”. В даль­ней­шем этот печат­ный орган начи­на­ет изда­вать­ся прак­ти­че­ски во всех епархиях.

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся ген. адъ­ютант Ахматов.

Учре­жде­ние осо­бо­го при­сут­ствия из духов­ных и свет­ских лиц для изыс­ка­ния спо­со­бов к улуч­ше­нию быта духовенства.

Указ импе­ра­то­ра об остав­ле­нии при­ход­ских школ под кон­тро­лем духовенства.

Откры­тие Иркут­ской и Забай­каль­ской мис­сий (к 1890 году насчи­ты­ва­лось око­ло 35000 обра­щен­ных бурят, тун­гу­сов, яку­тов и карагазов).

Н.И. Иль­мин­ский откры­ва­ет шко­лу для кре­ще­ных татар­ских детей. Вско­ре в Каза­ни откры­ва­ет­ся пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние на татар­ском языке.

Синод пуб­ли­ку­ет одоб­рен­ные импе­ра­то­ром “Основ­ные пра­ви­ла для учре­жде­ния пра­во­слав­ных цер­ков­ных братств”. Нача­ло актив­ной дея­тель­но­сти братств на попри­ще мис­сии и рели­ги­оз­но­го обра­зо­ва­ния народа.

Утвер­жде­ние Алек­сан­дром II “Поло­же­ния о началь­ных народ­ных училищах”
(дей­стви­тель­но­го для всех тер­ри­то­рий импе­рий кро­ме юго-запад­ных и запад­ных губер­ний), соглас­но кото­ро­му обра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние долж­но давать­ся на рели­ги­оз­ной и нрав­ствен­ной осно­ве. Вос­крес­ные шко­лы пере­да­ют­ся под кон­троль духовенства.

При­ход­ские шко­лы посте­пен­но пере­хо­дят в веде­ние вновь откры­тых земств (к нача­лу 1880?х годов чис­ло под­ве­дом­ствен­ных духо­вен­ству школ сокра­ти­лось до 4000 с неболь­шим). Вли­я­ние духо­вен­ства на народ­ное обра­зо­ва­ние начи­на­ет неуклон­но ослабевать.

Для объ­еди­не­ния про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­сти всех народ­ных школ учре­жде­ны губерн­ские и уезд­ные учи­лищ­ные сове­ты под пред­се­да­тель­ством архиереев.

Мас­со­вые обра­ще­ния като­ли­ков в пра­во­сла­вие после поль­ско­го вос­ста­ния 1863 года. Обра­ти­лось око­ло 50000 человек.

При­со­еди­не­ние к еди­но­ве­рию чле­нов рас­коль­ни­чьей бело­кри­ниц­кой иерар­хии и учре­жде­ние в Москве Николь­ско­го муж­ско­го еди­но­вер­че­ско­го монастыря.

Учре­жде­ние Мис­си­о­нер­ско­го обще­ства в Петербурге.

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся граф Д.А. Толстой.

Пре­об­ра­зо­ва­ние духов­ных семи­на­рий и учи­лищ и учре­жде­ние Учеб­но­го Коми­те­та при Св. Сино­де. Новый Устав семи­на­рий и училищ.

Откры­тие Сур­гут­ской миссии.

Откры­тие Семи­ре­чен­ской мис­сии (с 1871 г. в соста­ве Тур­ке­стан­ской епархии).

Пере­ход в еди­но­ве­рие ино­ка Пав­ла Прус­ско­го, имев­ше­го огром­ный авто­ри­тет сре­ди беспоповцев.

Поло­же­ние о сокра­ще­нии соста­ва при­хо­дов и цер­ков­ных причтов.

Пере­да­ча в каз­ну цер­ков­ных име­ний в Грузии.

Обра­зо­ва­ние Обще­ства для рас­про­стра­не­ния Св. Писа­ния в России.

Новый Устав духов­ных академий.

Ука­зы, поло­жив­шие конец сослов­ной замкну­то­сти духо­вен­ства. Отныне духов­ное сосло­вие опре­де­ля­ет­ся толь­ко кру­гом лиц, состо­я­щих на дей­стви­тель­ной цер­ков­ной службе.

Учре­жде­ние пра­во­слав­ной духов­ной мис­сии в Япо­нии во гла­ве с рав­но­ап. Нико­ла­ем (Касат­ки­ным) (к 1895 году в Япо­нии насчи­ты­ва­лось 220 общин и око­ло 22500 христиан).

Учре­жде­ние Але­ут­ской епи­скоп­ской кафед­ры (кафед­ра в Сан-Фран­цис­ко), с под­чи­не­ни­ем ей всех 9 пра­во­слав­ных церк­вей в Америке.

Учре­жде­ние Тур­ке­стан­ской епар­хии с кафед­рой в г. Верном.

При­ни­ма­ет­ся раз­ра­бо­тан­ный мини­стром про­све­ще­ния и обер-про­ку­ро­ром Сино­да Д.А. Тол­стым Устав (дей­ство­вав­ший вплоть до 1917 года), цен­тра­ли­зо­вав­ший все народ­ное обра­зо­ва­ние (мини­стер­ские, зем­ские и отча­сти цер­ков­ные шко­лы) и поста­вив­ший его под пол­ный кон­троль государства.

Собор уни­а­тов в Хол­ме состав­ля­ет акт о вос­со­еди­не­нии Холм­ской уни­ат­ской епар­хии с Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Уния оста­ет­ся лишь в отторг­ну­той от Рос­сии Гали­ции (Авст­ро-Вен­грия).,

Откры­тие мис­сии в Мину­син­ском крае.

Из алтай­ской мис­сии выде­ля­ет­ся Кир­гиз­ская с цен­тром в Семипалатинске.

Новый Устав Духов­ных консисторий.

Освя­ще­ние Хра­ма во имя Хри­ста Спа­си­те­ля в Москве.

Откры­тие С.-Петербургского епар­хи­аль­но­го брат­ства Пре­свя­той Богородицы.

Пер­вый мис­си­о­нер­ский съезд.

Освя­ще­ние рус­ской церк­ви св. Марии Маг­да­ли­ны в Иерусалиме.

Нача­ло изда­ния “Цер­ков­ных ведомостей”.

Нача­ло пере­во­да Св. Писа­ния на кир­гиз­ский язык.

Новая инструк­ция цер­ков­ным старостам.

Учре­жде­ние Фин­лянд­ской кафед­ры, воз­глав­лен­ной архи­епи­ско­пом Анто­ни­ем (Вад­ков­ским). Воз­рож­де­ние пра­во­сла­вия в вели­ком кня­же­стве Финляндском.

Празд­но­ва­ние 500-летия со дня рож­де­ния прп. Сер­гия Радонежского.

Нача­ло изда­ния Мос­ков­ской духов­ной ака­де­ми­ей “Бого­слов­ско­го Вестника”.

Съезд пре­по­да­ва­те­лей цер­ков­но-при­ход­ских школ в Киеве.

Высо­чай­шее соиз­во­ле­ние на при­сво­е­ние иере­ям мона­ше­ству­ю­ще­го и бело­го духо­вен­ства пра­ва воз­ла­гать на себя св. крест сереб­ря­ный на такой же и метал­ли­че­ской цепочке.

Тор­же­ствен­ное освя­ще­ние Кие­во-Вла­ди­мир­ско­го кафед­раль­но­го собо­ра (20.08.).

Откры­тие мощей св. Фео­до­сия Углиц­ко­го, архи­епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го (9 сентября).

Начи­на­ет выхо­дить жур­нал “Мис­си­о­нер­ское обозрение”.

27 октяб­ря тор­же­ствен­ное празд­но­ва­ние сто­ле­тия единоверия.

Отлу­че­ние гра­фа Л.Н. Тол­сто­го от обще­ния с Пра­во­слав­ной Церковью.

Уста­нов­ле­ние осо­бо­го зна­ка отли­чия для кан­ди­да­тов духов­ных ака­де­мий, не состо­я­щих в духов­ном сане, для ноше­ния на пра­вой сто­роне груди.

Устав о пен­си­ях и еди­но­вре­мен­ных посо­би­ях свя­щен­но­слу­жи­те­лям и пса­лом­щи­кам епар­хи­аль­но­го ведомства.

Нор­маль­ный устав обще­ства хоругвеносцев.

Откры­тие мощей прп. Сера­фи­ма, Саров­ско­го Чудотворца.

Пер­вая Все­рос­сий­ская выстав­ка мона­стыр­ских работ и цер­ков­ной утва­ри в С.-Петербурге.

Откры­тие в С.-Петербурге музея цер­ков­ных школ.

Груп­па духо­вен­ства (А. Вве­ден­ский, П. Крем­лев­ский, И. Его­ров, Г. Пет­ров и др.) орга­ни­зу­ет кру­жок “32?х свя­щен­ни­ков”, высту­па­ю­щий за про­ве­де­ние кано­ни­че­ских, дог­ма­ти­че­ских и литур­ги­че­ских реформ (пред­те­чи обнов­лен­че­ства 1920?х гг.).

Обра­зо­ва­ние Холм­ской епархии.

Синод раз­ра­ба­ты­ва­ет “Поло­же­ние о при­ход­ском устрой­стве и учре­жде­нии выбор­но­го свя­щен­ства”, рас­смат­ри­ва­ю­щий­ся как вре­мен­ный регу­ли­ру­ю­щий документ.

Синод пред­ла­га­ет епар­хи­аль­ным архи­ере­ям сооб­щить отзы­вы по вопро­су о цер­ков­ной реформе.

Отстав­ка обер-про­ку­ро­ра Св. Сино­да К.П. Побе­до­нос­це­ва (19.10.).

“Пра­ви­ла о лите­ра­тур­ной дея­тель­но­сти цер­ков­но-долж­ност­ных лиц”, отме­няв­шие неко­то­рые цен­зур­ные стес­не­ния в отно­ше­нии цер­ков­ной публицистики.

Рабо­та Пред­со­бор­но­го При­сут­ствия под пред­се­да­тель­ством митр. Петер­бург­ско­го Анто­ния (Вад­ков­ско­го) (8.03.–15.12.).

Пра­ви­ла для цер­ков­но-учи­тель­ских школ.

Празд­но­ва­ние 1500-летия со дня кон­чи­ны св. Иоан­на Зла­то­уста.

Пре­став­ле­ние К.П. Победоносцева.

Синод при­ни­ма­ет “Пра­ви­ла об устрой­стве внут­рен­ней мис­сии Пра­во­слав­ной Рус­ской Церкви”.

Убий­ство архи­епи­ско­па Нико­на, экзар­ха Грузии.

Синод про­во­дит Все­рос­сий­ский съезд зако­но­учи­те­лей сред­них учеб­ных заве­де­ний, под­верг­нув­ший серьез­ной кри­ти­ке состо­я­ние рели­ги­оз­но­го обу­че­ния. Нача­ло мно­го­лет­ней поле­ми­ки по пово­ду рефор­мы народ­но­го образования.

Вве­де­ние в семи­на­ри­ях пре­по­да­ва­ния обли­че­ния социализма.

Опре­де­ле­ние Св. Сино­да о вос­пре­ще­нии в учеб­ных заве­де­ни­ях уве­се­ле­ний в кану­ны вос­крес­ных и празд­нич­ных дней.

200-летие со дня бла­жен­ной кон­чи­ны свт. Димит­рия Ростов­ско­го.

Пер­вый Все­рос­сий­ский съезд по борь­бе с пьянством.

Вос­ста­нов­ле­ние празд­но­ва­ния св. Анны Кашин­ской (25 июня по ста­ро­му сти­лю), осо­бо почи­та­е­мой ста­ро­об­ряд­ца­ми и единоверцами.

Съезд мона­ше­ству­ю­щих в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лавре.

Съезд еди­но­вер­цев в Москве.

Тор­же­ствен­ное пере­не­се­ние из Кие­ва в г. Полоцк св. мощей прп. Евфросинии.

Новый Устав пра­во­слав­ных духов­ных академий.

Пра­ви­ла для образ­цо­вых школ при духов­ных семи­на­ри­ях, епар­хи­аль­ных жен­ских учи­ли­щах и при жен­ских учи­ли­щах духов­но­го ведомства.

Новые пра­ви­ла о пере­мене веро­ис­по­ве­да­ния ино­слав­ны­ми христианами.

Мис­си­о­нер­ские съез­ды в Иркут­ске (для мис­сий Сиби­ри) и Каза­ни (для мис­си­ий Евро­пей­ской части и Урала).

Все­рос­сий­ский ста­ро­ооб­ряд­че­ский съезд в Москве.

Обер-про­ку­ро­ром Сино­да назна­ча­ет­ся В.К. Саблер.

Рабо­та Пред­со­бор­но­го совещания.

Насиль­ствен­ное выдво­ре­ние с Афо­на 833 сто­рон­ни­ков “ере­си имя­бо­жия” в Рос­сию. Боль­шин­ство мона­хов сосла­ны в мир­ской одеж­де по местам преж­ней прописки.

Пер­вый съезд пред­ста­ви­те­лей воен­но­го духо­вен­ства в С.-Петербурге.

По рас­по­ря­же­нию Сино­да начи­на­ют обра­зо­вы­вать­ся цер­ков­но-при­ход­ские попе­чи­тель­ства для осу­ществ­ле­ния помо­щи цер­ков­но-при­ход­ским школам.

Синод раз­ра­ба­ты­ва­ет и начи­на­ет вво­дить в жизнь “Вре­мен­ное поло­же­ние о пра­во­слав­ном приходе”.

Убий­ство архи­еп. Перм­ско­го Анд­ро­ни­ка (Николь­ско­го), еп. Тал­лин­ско­го Пла­то­на (Куль­бу­ша), еп. Тоболь­ско­го Гер­мо­ге­на (Долга­но­ва), прот. Иоан­на Вос­тор­го­ва и др.

Пре­кра­ще­ние дея­тель­но­сти Выс­ше­го Цер­ков­но­го Управления.

Пат­ри­арх Тихон упразд­ня­ет авто­но­мию Укра­ин­ской Церк­ви и уста­нав­ли­ва­ет для нее ста­тус Экзар­ха­та. Экзар­хом назна­ча­ет­ся архи­епи­скоп Грод­нен­ский Миха­ил (Ерма­ков), впо­след­ствии мит­ро­по­лит Киевский .

К сере­дине 20?х гг. в руках “само­свя­тов” (УАПЦ) ока­за­лось 1/5 всех пра­во­слав­ных при­хо­дов на Украине.

Суд в Москве над груп­пой духов­ных лиц, обви­ня­е­мых в под­стре­ка­тель­стве к бес­по­ряд­кам при изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей. 11 чело­век при­го­во­ре­ны к расстрелу.

На архи­ерей­ском Собо­ре в Срем­ских Кар­лов­цах все функ­ции Управ­ле­ния реше­но пере­дать Рус­ско­му Все­за­гра­нич­но­му Собо­ру Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и избран Синод.

Пере­ход авто­ном­ной Эстон­ской Церк­ви, воз­глав­ля­е­мой архи­епи­ско­пом Алек­сан­дром (Пау­лу­сом) под юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го патриарха.

Нача­ло мас­со­во­го воз­вра­ще­ния в Цер­ковь свя­щен­ни­ков, при­мкнув­ших к раскольникам.

В пери­од его заклю­че­ния Вре­мен­ное управ­ле­ние Рус­ской Цер­ко­вью пере­хо­дит к мит­ро­по­ли­ту Пет­ро­град­ско­му Иоси­фу (Пет­ро­вых), а затем (декабрь) – к архи­епи­ско­пу Углич­ско­му Сера­фи­му (Самой­ло­ви­чу).

Раз­рыв с митр. Сер­ги­ем сто­рон­ни­ков митр. Иоси­фа (Пет­ро­вых) и еп. Вик­то­ра (Ост­ро­ви­до­ва), недо­воль­ных ука­зом о поми­на­нии за бого­слу­же­ни­ем вла­стей и боль­шим коли­че­ством запре­ще­ний и пере­ме­ще­ний архи­ере­ев: нача­ло “иоси­ф­лян­ско­го” раскола.

Мас­со­вое закры­тие церк­вей начи­на­ет идти на убыль.

Полу­че­но раз­ре­ше­ние на изда­ние офи­ци­аль­но­го цер­ков­но­го орга­на, “Жур­на­ла Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии” (выхо­дил до 1935 года вклю­чи­тель­но, изда­но в общей слож­но­сти 24 номера).

Пере­го­во­ры лже­е­писко­па Зве­ни­го­род­ско­го Сер­гия (Лари­на) с Киев­ским мит­ро­по­ли­том Нико­ла­ем об усло­ви­ях вос­со­еди­не­ния обнов­лен­цев с Церковью.

Пат­ри­арх Сер­гий уста­нав­ли­ва­ет пра­ви­ла для вос­со­еди­не­ния с Цер­ко­вью каю­щих­ся обнов­лен­цев. Ряд вид­ных обнов­лен­цев при­но­сят пока­я­ние и при­со­еди­ня­ют­ся к Церк­ви. Пол­ный крах обнов­лен­че­ско­го раскола.

Вос­со­еди­не­ние с Цер­ко­вью ряда свя­щен­но­слу­жи­те­лей из гри­го­ри­ан­ско­го раскола.

Вос­со­еди­не­ние с Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хи­ей Даль­не­во­сточ­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви и Рос­сий­ской духов­ной мис­сии в Китае (воз­гла­ви­тель – епи­скоп Вик­тор (Свя­тин)).

Дис­си­дент­ское дви­же­ние в СССР. Цер­ков­ные дис­си­ден­ты (свя­щен­ни­ки С. Желуд­ков, Дм. Дуд­ко, Вас. Рома­нюк и др.).

“Собор” в Кие­ве, созван­ный быв­шим епи­ско­пом Жито­мир­ским Иоан­ном (Бод­нар­чу­ком), на кото­ром объ­яв­ле­но о воз­рож­де­нии Укра­ин­ской Авто­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви (УАПЦ). Экзар­хат Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пре­об­ра­зо­ван в автономию.

Нача­ло широ­кой цер­ков­ной про­све­ти­тель­ной и бла­го­тво­ри­тель­ной дея­тель­но­сти. Мас­со­вое воз­вра­ще­ние Церк­ви мона­сты­рей (Толг­ско­го, Вала­ам­ско­го, Дон­ско­го, Новоспас­ско­го и др.), хра­мов и святынь.

История Русской Православной Церкви начинается в 988 году, когда киевский князь Владимир принял решение крестить Русь. Но и до этого на руси были христиане. Археологические раскопки свидетельствуют, что христиане были на Руси и до 988. Об этой части истории русской церкви практически ничего не известно. В каком качестве существовали русские христианские общины, кому они подчинялись — об этом также нет информации.

В 988 году, вместе с крещением Руси были образованы и первые епархии — в Киеве Киевская метрополия, главенствующая над всею Русской церковью, в 990 году — Ростовская епархия, в 992 — Новгородская. В период раскола государства на удельные княжества каждое из них стремилось иметь свою епархию, чтобы не зависеть от других не только политически, но и духовно. Однако общее количество епархий не было велико — оно не превышало двух десятков, и при начале реформы Никона их было 13 (14). Зависимость их от центральной митрополии часто была условна — так, Новгородский архиепископ, являвшийся одним из важнейших должностных лиц боярской республики, избирался фактически независимо от Киева.

Русская Православная Церковь была зависимой от Константинопольского патриарха, ее главы — митрополиты — назначались из столицы Империи. Часто это были греки, не слишком заинтересованные в развитии русской церкви.

Разделение церкви началось с завоеванием части русских земель Литовским княжеством, а затем Литовско-Польским королевством. Король Польский и князь Литовский был зантересован в образовании собственной, независимой от России православной митрополии. Уже в 1354 году Роман был хиротонирован митрополитом Волыно-Литовским, однако это не прижилось, и было повторено только один раз.

С усилением Москвы, когда она фактически стала центром единого Русского государства, появилась потребность и в митрополите, имеющем свой престол в Москве. Таким митрополитом стал Иона, избранный в 1433 году. Однако за его избранием не последовало рукоположение, и в Киеве пребывало еще два митрополита. И только после бегства Исидора Иону признали все. Он был хиротонирован митрополитом 15 декабря 1448 года, при этом не был назначен из Константинополя. Таким образом, Русская Церковь фактически приобрела самостоятельность — автокефалию. Позже авоткефалия была признана и Константинополем.

Однако католическая Речь Посполитая была заинтересована в подчинении православия папе Римскому. На Западе начались попытки превращения Русской Церкви в униатскую. Эти попытки были успешно завершены 25 декабря 1595 года подписанием Брестской унии, по которой церковные иерархи, сохранив православную обрядность, принимали главенство папы и догматы католической церкви. Унию приняли Киевский митрополит Михаил (Рагоза) и еще пять епархий — Луцкая, Хельмская, Брестско-Владимирская, Пинская, Полоцкая, затем Перемышльская, Смоленская (1626) и Львовская (1700). Паралельно с принятием унии иерархами и фактически уничтожением иерархии православной уния насильно насаждалась и в отдельных приходах. Однако далеко не все принялии унию, и православие некоторое время существовало в качестве нелегального сообщества отдельных приходов, никак не объединенных иерархически.

В 1622 году король Речи Посполитой, чтобы успокоить постоянные религиозные восстания и трения на Украине и Белорусии, решил возобновить Православную Киевскую митрополию. В 1622, впервые за 27 лет появился митрополит в Киеве, назначенный из Константинополя. По 1685 год Киевские митрополиты были экзархами Константинопольского престола. Однако униаты не прекратили своей деятельности и при двух последних митрополитах Православная Церковь была в огромном расстройстве от униатов. Наконец в 1685 году раскол в Русской церкви был преодолен — Киевская митрополия стала епархией РПЦ.

Тем временем в самой РПЦ произошли важные изменения. В 1589 Московская митрополия была преобразована в Патриархию. Патриарх стал крайне важной фигурой в русском обществе. В 1652 году патриархом стал Никон. Для укрепления позиций русского православия и поднятия его престижа он провел богослужебную реформу (исправление богослужебных книг и икон по византийским образцам, коррективы в обрядности, в частности, написание Иисус вместо Исус, введение трехперстного крестного знамения вместо двухперстного, замена земных поклонов поясными, изменение направления движения богослужения (посолоснь), допущение шестиконечного креста наряду с восьмиконечным, введение регулярной церковной проповеди). В результате реформы произошел раскол Церкви, часть населения и духовенства не захотела принимать изменения. Собор 1666-1667 г. предал анафеме всех противников реформы, окончательно закрепив раскол. Появившееся движение старообрядцев мгновенно распалось на множество течений, часто совсем не похожих друг на друга. Также у старообрядцев вызывал протест и способ проведения реформ — они были приняты не собором, а единолично патриархом.

Новый поворот в истории церкви произошел в 1721. Петр I, недовольный существованием мощного церковного деятеля, очень авторитетного в обществе — патриарха — уничтожил эту должность. Сперва, после смерти Адриана, в 1700 году не был избран новый патриарх, а был назначен местоблюститель, а в 1721 само патриаршество было официально отменено и для руководства церковью был образован коллегиальный орган — Синод, во главе с обер-прокурором, не принадлежавшим к церковной иерархии, который являлся обыкновенным царским чиновником.

Синодальное управление существовало до 1917 года, когда после Октябрьской революции на посместном соборе было восстановлено патриаршество. Патриархом был избран Тихон (Белавин). Он предал анафеме Советскую власть. Начались жестокие преследования Церкви, продолжавшиеся весь период существования Советской власти.

Одновременно новый раскол потряс церковь. Во-первых, от нее отделилась Украинская Автокефальная православная церковь, образовавшаяся на территории Украинской Республики. Однако вскоре она была уничтожена и осталась только в среде украинских эмигрантов.

Появилось и оппозиционное движение в церкви, названное обновленчеством. Начало движения относится к маю 1922 года, оно ратовало за сближение церкви с Советской властью. В период наивысшего подъема оно пользовалось поддержкой почти половины правящих архиереев (37 из 73, причем почти все православные архиереи находились в заключении). С самого начала оно было неоднородным и образованные обновленцами различные церкви так никогда и не объединились. В определенный момент обновленчеству удалось приблизить церковь к гибели — в некоторых губерниях не оставалось ни одного храма, ни одного священника, но вскоре они стали исчезать (когда власти они уже перестали быть полезными) и возвращаться в состав РПЦ. В 1946 году исчезли его последние очаги.

После смерти Тихона в 1924 и по 1943 год РПЦ снова не имела правящего патриарха. В 30-х годах от РПЦ, признавшей Советскую власть, отделились группы, секты и церкви, так и не признавшие новую власть, считающие ее «властью антихриста», а Церковь — «служанкой антихриста». В небольших количествах некоторые из этих групп существуют и поныне.

Мощный расцвет церкви, сопровождавший введение в СССР перестройки и гластности, был омрачен двумя событиями — в 1990 году была восстановлена Украинская Автокефальная Православная Церковь и таким образом был положен конец единства православия на Украине. В 1991 была образована автономная Украинская Православная Церковь, а в 1993 ее митрополит Филарет перешел к Автокефалистам. Однако это не смогло уничтожить РПЦ на Украине, и она по сей день является самой многочисленной конфесией стране. Второе — это отделение Эстонской епархии и ее присоединение к Константинопольскому патриархату.

Но, несмотря на отдельные эпизоды, возрождение Православия происходит сегодня очевидно для всех. По всей России и ближнему зарубежью растет количество храмов и приходов. Растет и общественное влияние церкви.

Исто?рия Ру?сской це?ркви — история православной церкви на территории исторической Руси, в частности, княжества Киевского, а также Великого княжества Московского, царства Русского, а впоследствии Российской империи, СССР, а после распада последнего в 1991 году — государств, образовавшихся на его территории, на которую продолжает простирать свою церковную юрисдикцию Московский патриархат.

Современная церковная и светская историография Русской церкви в качестве начальной точки имеет обычно 988 год (подробнее см. в статье Крещение Руси); более традиционная церковная историография возводила историю Церкви в пределах Руси к апостольской эпохе [1] . Первые сведения о существовании христианских общин в Киеве относятся ко второй половине IX века.

Автокефальная церковная организация с центром в Москве де-факто была основана в 1448 году, когда русские епископы самостоятельно, без участия Константинопольского патриарха, избрали и поставили Иону митрополитом и предстоятелем Русской церкви. В 1589 году предстоятель Русской поместной церкви — митрополит Московский Иов становится патриархом (см. статью Патриарх Московский и всея Руси).

История, излагаемая в настоящей статье, есть история современной Русской православной церкви (Московский патриархат); она до того или иного исторического рубежа есть также история иных религиозных объединений и течений, с точки зрения принятой в них историографии, например старообрядческих, Украинской православной церкви Киевского патриархата, Православной церкви Украины [2] и других.

Содержание

  • 1 В составе Константинопольского патриархата
  • 2 Обособление Московской церкви и разделение Киевской митрополии
  • 3 Первый патриарший период (1589—1700)
  • 4 Синодальный период 1700—1917
    • 4.1 Церковь при Временном правительстве
  • 5 Второй патриарший период
    • 5.1 До 1941
    • 5.2 1941—1991 годы
    • 5.3 После распада СССР
    • 5.4 Разрыв отношений с другими Православными церквями
  • 6 См. также
  • 7 Комментарии
  • 8 Примечания
  • 9 Литература
  • 10 Ссылки

Распространению христианства на Руси способствовало её соседство с христианской державой — Византийской империей. Известно, что христианская община существовала в Киеве уже во второй половине IX века [3] . Её появление обычно связывают с так называемым Фотиевым крещением Руси в первой половине 860-х годов. Ряд историков церкви [4] предполагает, что первыми крестителями русов могли быть братья Кирилл и Мефодий во время своей миссии в Хазарию (860—861). По некоторым византийским источникам, в Киеве была установлена епископская кафедра [5] [6] . Согласно агиографической литературе (см. прологи и Минею на 12 июля) [7] , в 983 году от рук киевских язычников мученически погибли Феодор и Иоанн, почитаемые церковью Руси как первомученики Руси [8] .

Киевская великая княгиня Ольга в 957 (или 954/955) году приняла крещение в Константинополе. Её внук — князь Киевский Владимир, согласно летописным рассказам, крестился в Херсонесе Таврическом, получив имя Василий, в честь святого Василия Великого, а также в честь своего восприемника, Ромейского императора Василия. Традиционная историография относит Крещение Руси к 988 году, хотя, по мнению некоторых церковных историков, есть основания полагать 987 год более вероятной датой [9] .

Первые пять столетий церковь Руси была одной из митрополий Константинопольского патриархата. Возглавлявший иерархию митрополит назначался Константинопольским патриархом из греков и первоначально титуловался митрополит Руси; с 1160-х, после того как патриарх Лука Хрисоверг ответил отказом на просьбу князя Андрея Боголюбского предоставить для Северо-Восточной Руси отдельного митрополита [10] , — митрополит всея Руси (греч. ??? ????? ?????? ).

Кроме собственно Киевской, образовывались другие епархии: в Белгороде, Великом Новгороде, Ростове, Чернигове, Владимире-Волынском, Полоцке, Турове. Епархиальные епископы избирались на местах соответствующими удельными князьями или вече (в Великом Новгороде с середины XII века) — как правило, русы.

Евгений Голубинский, рассуждая о попытках князя Владимира водворить среди своих бояр просвещение на уровне византийских стандартов того времени, писал: «Владимир желал и пытался было ввести к нам просвещение, но его попытка осталась безуспешною. После него мы уже не делали никаких попыток и остались без просвещения, при одной грамотности, при одном умении читать» [11] .

С самого начала официального распространения христианства начали учреждаться монастыри: в 1051 году преподобный Антоний Печерский принёс в Киев традиции афонского монашества, основав знаменитый Киево-Печерский монастырь, ставший средоточием духовной жизни древнерусского государства в домонгольский период. Монастыри играли роль религиозно-культурных центров. В них, в частности, велись летописи, донёсшие до наших дней сведения о знаменательных исторических событиях; процветали иконопись и искусство книжного писания.

В 1051 году, при князе Ярославе, впервые в истории митрополии Руси, был поставлен епископ из Руси — Иларион, рукоположенный собором епископов Руси. [12] В 1147 году, собор епископов юга Руси, созванный киевским князем Изяславом Мстиславичем, без согласования с Константинопольским патриархатом поставил митрополитом в Киеве Клима Смолятича, что вызвало неприятие со стороны епископов Севера, Запада и Северо-Востока Руси. Возникшая смута временно нарушила единство митрополии Руси и подчинение Констанинополю — вплоть до 1156 года, когда из Константинополя прибыл митрополит Константин I. Константин I низложил всех ставленников Клима, анафематствовал князя Изяслава, изгнанного к тому времени на Волынь и скончавшегося, и переосвятил Софийский собор в Киеве. [13] Окончательно контроль Константинопля над епархиями Руси был восстановлен в середине 1160-х при митрополите Иоанне IV, которого князь Ростислав Мстиславич согласился принять только после вмешательства императора Мануила I.

Ввиду упадка значения Киева как политического центра после его разгрома татаро-монголами (1240), в 1299 году Киевский митрополит Максим перенёс свою резиденцию во Владимир-на-Клязьме; в конце 1325 года местопребыванием Киевских митрополитов стала Москва. В период Ордынского господства духовенство Руси пользовалось значительными имущественными и иммунитетными привилегиями.

Последним митрополитом в Москве, поставленным в Константинополе, был грек Исидор (1437—1441). Представляя Церковь Руси, а также Антиохийского Патриарха Дорофея I (1435—1452) на Ферраро-Флорентийском Соборе (1438—1445), он подписал 5 июля 1439 года Соборное определение об Унии, принимавшее все новые догматы Римской Церкви. В Константинополе Уния потерпела полный крах уже в 1440 году, ввиду всеобщего отторжения её населением: Унии придерживались только двор императора и сам Патриарх Константинопольский. Константинопольский собор 1484 года, с участием всех Восточных Патриархов, признал латинян «еретиками второй категории», которые подлежали присоединению к православию через миропомазание.

В 1441 году митрополит Исидор по прибытии в Москву с Флорентийского Собора отслужил литургию, на которой помянул папу римского Евгения IV, а также зачитал документ об Унии. Сразу же после этого по приказу великого князя Василия II Тёмного он был взят под стражу, но впоследствии бежал. Великий князь приказал не преследовать Исидора.

Созванный по этому поводу в 1441 году в Москве Собор епископов Восточной Руси (Великого княжества Московского и соседних с ним княжеств), осудил митрополита Исидора как еретика и отступника и отверг Унию. Московский Собор 1448 г., созванный великим князем Василием, 15 декабря поставил на Русскую митрополию епископа Рязанского Иону без согласования с Константинопольским патриархом-униатом (Константинопольские патриарх и император находились в Унии до взятия турками Константинополя, до 29 мая 1453 года), с титулом «Митрополит Киевский и всея Руси» [14] .

15 декабря 1448 года Русская церковь с центром в Москве становится де-факто [15] [16] [17] автокефальной [18] [19] . После захвата Константинополя турками и уничтожения в нём Унии, сношения между русскими и греками возобновились [20] .

При заключении 31 августа 1449 года между Московским князем Василием и Польским королём Казимиром мирного договора, митрополит Иона ходатайствовал о том, чтобы русские православные епархии, находящиеся в Польше и Литве, были в его митрополии. 31 января 1451 года король Казимир частично исполнил просьбу митрополита и вручил тому «столецъ митрополичь Кіевскый и всея Руси, как первіе было по установленію и обычаю рускаго христіяньства» (имелись в виду православные епархии в Литве, но не в Галиции) [21] .

В 1458 году у московского митрополита Ионы под давлением Римского папы Калликста III польский король Казимир IV отнял русские епархии, находившееся в Литве, и поставил во главе их митрополита-униата Григория [22] . Григорий в 1470 году вышел из унии и был принят в общение православным Константинопольским патриархом. Образовалось две митрополии: самопровозглашенная Московская и Киевская, которая оставалась частью Константинопольского патриархата. [23] С 1448 по 1589 год Московская Церковь управлялась фактически независимыми Киевскими, а затем Московскими и всея Руси митрополитами. [24] Созванный митрополитом Ионой в конце 1459 года Собор московских епископов констатировал факт разделения Русской митрополии, Собор решил быть «неотступным от Святой Церкви Московской» [25] .

В 1478 году, вследствие присоединения Новгорода к Московскому княжеству, была окончательно ликвидирована юрисдикционная автономия Новгородской епархии [26] .

Московская митрополия с 1470 по 1504 года была сотрясаема ересью жидовствующих, которую окончательно осудил Московский собор 1504 года. С конца XV век до половины XVI века не затихала борьба между нестяжателями и иосифлянами. Макарьевские соборы 1547 и 1549 годов провели канонизацию святых в Русской церкви и установили порядок канонизации святых по соборному решению епископов и благословению первого иерарха церкви [27] [28] . Большое значение в истории Русской церкви имел Стоглавый собор 1551 года. Ряд определений Стоглава, таких как о двоеперстии [29] , о сугубой (двойной) аллилуйе [30] стали предметом споров при проведении церковной реформы в XVII веке, а определение о «небритии брады» и «нестрижении усов» [31] послужило к большему отчуждению старообрядцев [32] [33] при проведении реформ Петра I в начале XVIII века.

Начиная с правления Иоанна III, в Русском государстве начала формироваться религиозно-историософская и политическая идеология, согласно которой, вследствие политического падения Византии, единственным государственным оплотом вселенского православия становилась Москва, которая получала достоинство Третьего Рима. В несколько модифицированном виде эта идея была формально закреплена в Уложенной Грамоте 1589 года от имени «собора Великого Российского и Греческого царствиа» [34] [35] в составе архиереев Московской церкви с участием Константинопольского патриарха Иеремии II, решения которого были утверждены царем Феодором Иоанновичем. В Московской церкви в данный период формировался взгляд на русское благочестие как единственное во всём мире неповреждённое и спасительное учение Христа. Христиане иных исповедований не считались таковыми и подлежали перекрещиванию при присоединении к православию (q. v. в статье Латинство). В результате сформировалась специфически московская религиозность с особым упором на внешний ритуал, абсолютную неизменность богослужебных форм, а также то, что некоторые исследователи именуют «бытовым исповедничеством» [36]

В 1589 года московские митрополиты получили достоинство патриархов и признание автокефалии от Вселенского патриарха Иеремии II и остальных восточных патриархов [37] . Отличительной чертой управления Московской церкви по сравнению с прочими патриархатами было отсутствие при патриархе постоянно действующего собора епископов — синода, который к тому времени уже сложился как один из органов власти в прочих поместных церквях [38] .

Часть православных митрополии Киевской, Галицкой и всея Руси, которая продолжала пребывать в юрисдикции Константинопольского патриархата на территории Речи Посполитой, в 1596 году заключила унию с папством (Брестская уния), что привело к возникновению Русской Униатской Церкви (лат. Ecclesia Ruthena unita ) в Галиции, Волыни, Подолье, которые входили в состав Речи Посполитой, и последующему конфликту между униатами и православными.

Основным делом первого патриарха Московского Иова (1589—1605) стало проведение преобразований в Русской церкви, намеченных Соборным уложением 1589 года. Почти все епископские кафедры были повышены в ранге, открылось несколько новых. Иов возвёл в сан четырёх митрополитов, пятерых архиепископов (из шести) и одного епископа на семь задуманных новых епархий. Установил общецерковные праздники некоторым уже признанным ранее святым, канонизировал ряд новых. Патриарх способствовал распространению христианства среди инородцев Сибири, Казанского края, Корельской области (Карелия). В Москве, в целях водворения большего благочиния в низшем духовенстве, было учреждено восемь поповских старост [39] . За отказ признать Лжедмитрия I был лишён кафедры и сослан в Старицкий Успенский монастырь. Патриарший престол занял приспешник Лжедмитрия Игнатий (1605—1606), но сразу после убийства Лжедмитрия был лишён не только патриаршего, но и святительского сана.

Патриарх Гермоген (1606—1612) был выдающимся церковным писателем и проповедником, одним из образованнейших людей своего времени. При нём в Москве было возведено новое здание типографии, установлен печатный станок, печатались книги. Был активным противником поляков, за что заключён в Чудовом монастыре, где и умер от голода.

Наивысшей власти в государстве Московские патриархи достигли при патриархе Филарете (1619—1634), отце царя Михаила Федоровича. В 1625 году царь издал Несудимую грамоту, по которой суд над всеми церквами, монастырями и крестьянами на церковных и монастырских землях передавался Патриарху, что превращало Патриархат в status in statu. При Филарете было созвано два Земских собора (в 1619 и 1632 гг.), учреждена Тобольская и Сибирская архиепископия, открыта греческая школа для детей, развивалось книгопечатание. В 1619—1630 годах была подготовлена публикация капитального труда — 12-томника Миней месячных [39] .

Преемником патриарха Филарета царь Михаил и его ближайшее окружение и сам Филарет, избравший своим преемником архимандрита Иоасафа, хотели бы видеть личность менее яркую и менее склонную к политической активности [40] . При патриархе Иосифе (1642—1652) было издано наибольшее (по сравнению с прежними патриаршествами) количество книг — 38 наименований (некоторые из которых выдержали до восьми изданий). Патриарх поддерживал сближение с греческим Востоком и Киевом [39] .

В средине XVII века, при патриархе Никоне, было осуществлено исправление богослужебных книг и иные меры по унификации московской богослужебной практики с греческой. Реформа Патриарха Никона не была принята частью Церкви, вследствие чего произошёл раскол, и возникло старообрядчество. Последние годы патриаршества Никона были ознаменованы конфликтом с царём, приведшим к низложению патриарха в декабре 1666 года.

В патриаршество Иоасафа II (1667—1672) состоялся Большой Московский собор русского и восточного духовенства, проклявший старообрядцев, одновременно предавая их государственному уголовному преследованию. Иоасаф II предпринимал усилия по проведению в жизнь запретов, введённых Московским собором. Вместе с тем, Иоасафу II не хватило энергии для выполнения ряда важнейших решений Московского двора: осталась нереализованной рекомендация собора о повсеместном заведении училищ (школ) и учреждении в России новых епархий (утверждена только одна — Белгородская). Борясь с проникновением западно-европейской манеры в русскую иконопись, патриарх стремился узаконить византийский стиль. При Иоасафе II были возобновлены проповеди в церквах. По его инициативе православные миссионеры действовали на Крайнем Севере (до островов Новой Земли), Дальнем Востоке (до Даурии). На Амуре, недалеко от границы с Цинской империей (Китаем) [39] .

Содержанием деятельности патриарха Иоакима (1674—1690) было отстаивание старины, престижа церкви и духовенства. Важнейшим событием его патриаршества было переподчинение в ноябре 1685 года Московскому патриархату части Киевской митрополии (Киевская и Черниговская епархии), которая до того находилась в юрисдикции Константинопольского престола: в 1686 году Константинопольский Патриарх Дионисий с согласия других Восточных Патриархов, послал грамоту, утверждающую постановление митрополита Гедеона Четвертинского во главе Киевской митрополии, присоединённой к Московскому Патриархату; преемники Гедеона Четвертинского, которого на Киевскую митрополию де-факто избрала казацкая старшина во главе с гетманом Самойловичем [41] , канонически подчинялись Московскому Патриархату [42] . Стойким противником переподчинения Киевской митрополии был принимавший деятельное участие в русских делах Иерусалимский Патриарх Досифей II (Нотара), считавший такое переподчинение противным канонам [43] . За Гедеоном Четвертинским сохранялся титул «митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси», а также право преднесения Креста в своей епархии и иные привилегии; Киевская кафедра была признана первоначальною в России. Вскоре, однако, митрополит Гедеон стал терять данные ему в Москве привилегии: в январе 1688 года у него было отнято право титуловаться митрополитом «всея Руси» (дозволено именоваться «митрополитом Киевским, Галицким и Малыя России»), а в июле из его ведения были изъяты Черниговская епархия и Киево-Печерская лавра, чем был подорван его престиж. В синодальный период Киевские митрополиты превратились в епархиальных архиереев с сохранением митрополичьего титула.

Другим важным событием в патриаршество Иоакима было учреждение Московской Славяно-Греко-Латинской академии.

При Иоакиме неудачей закончилась повторная попытка царя на Соборе 1682 года увеличить количество епархий и ввести митрополичьи округа [38] .

Последний патриарх досинодального периода Адриан (1690—1700) был консерватором и противником реформ царя Петра I; его отношения с молодым царём были напряжёнными. При нём прошло два собора: в 1697 году и в 1698 году [39] .

По смерти патриарха Адриана в 1700 году Пётр I воспретил избрание нового Патриарха и по прошествии 20 лет учредил Духовную коллегию, вскоре переименованную в Святейший синод, который, являясь государственным органом, исполнял функции общецерковного управления с 1721 по январь 1918 года, — с императором (до 2 марта 1917 года) в качестве «крайнего Судии сей Коллегии».

Вплоть до времени Всероссийского Поместного собора 1917—1918 годов [44] основным внешним (государственно-правовым) регулирующим документом для Церкви являлся Духовный Регламент 1721 года [45] , а позже также Устав духовных консисторий [46] .

В результате церковной реформы Петра I духовенство к середине XVIII века превратилось в замкнутое сословие, доступ в которое лиц из прочих сословий в интересах государственной службы и тягла был сильно затруднён. Возникшая при Петре система духовных школ (семинарий и духовных училищ) также носила сословный характер. Образование устроялось по малороссийскому образцу: господствовала латынь (и как предмет, и как язык обучения) и схоластика. Внедрение школьного образования для детей духовенства шло с чрезвычайным трудом и встречало массовое сопротивление [47] .

В 1763 и 1764 году рядом указов были упразднены монастырские вотчины и введены штаты для некоторых оставляемых монастырей, а также всех епархий, которые были разделены на три класса с определённым содержанием и предписанным составом. В результате Церковь перестала играть роль важнейшего субъекта социально-экономической жизни страны. Духовенство потеряло финансовую независимость и оказалось на содержании государственной казны, превратившись в особую категорию чиновничества. Четыре пятых монастырей в Великороссии было упразднено в результате секуляризации монастырских владений [48] . Ответом церкви на это стало возрождение и распространение в некоторых монастырях такого явления, как старчество.

В XIX веке наиболее значительными фигурами в церковной политике были митрополит Московский Филарет (Дроздов) и обер-прокурор Святейшего синода Константин Победоносцев. Первый, будучи блестящим проповедником, догматистом и администратором, сыграл значительную роль в становлении русской духовной школы, свободной от латинской схоластики. Второй, проводя охранительную политику и пользуясь значительным влиянием на Александра III, содействовал дальнейшей социальной изоляции духовенства и падению престижа Церкви в обществе. В XIX веке происходила почти полная секуляризация и отход от Церкви значительной части образованного слоя русского народа [49] . Одновременно, в конце столетия наблюдалось заметное пробуждение интереса к религии в среде творческой интеллигенции, возникло движение за обновление церковной жизни и восстановления соборного начала в управлении, провозвестниками которого были Алексей Хомяков, Владимир Соловьёв, Лев Тихомиров и др. Владимир Соловьёв писал в 1881 году: «Собор Русской Церкви должен торжественно исповедать, что истина Христова и церковь Его не нуждается в принудительном единстве форм и насильственной охране Отказавшись, таким образом, от внешней полицейской власти, церковь приобретёт внутренний нравственный авторитет, истинную власть над душами и умами. Не нуждаясь более в вещественной охране светского правительства, она освободится от его опеки и станет в подобающее ей достойное отношение к государству» [50] .

В конце XIX века проводились съезды епископов, посвящённые насущным вопросам, которые, впрочем, не имели статуса (поместного) собора. Так, в 1884 году состоялись два епископских съезда: одиннадцати юго-западных архиереев в Киеве против сектантства (штундизма) и совещание епископов в Петербурге о школе и вопросах обеспечения сельского духовенства. В 1885 году в Казани прошло совещание девяти епископов Поволжья для обсуждения мер против раскола, а также вопросов миссионерской деятельности среди инородцев Поволжья [51] . В 1888 года в Киеве проводились масштабные торжества и собрания, посвящённые 900-летию крещения Руси. В 1897 и 1898 годах проводились миссионерские съезды в Казани и Одессе [52] .

В 1901—1903 годах в Санкт-Петербурге проходили «религиозно-философские собрания» представителей светской интеллигенции и духовенства под председательством епископа Ямбургского Сергия (Страгородского) [53] ; окончательно вызрела мысль о необходимости созыва Поместного собора и реорганизации высшего церковного управления. По Высочайшему Указу правительство во главе с графом Сергеем Витте в декабре 1904 года начало разработку законопроекта об укреплении начал веротерпимости, изданного Высочайшим манифестом 17 апреля 1905 года [54] [55] .

Следствием изменившегося законодательства стала ситуация, когда Православная церковь, лишившись своих прежних государственно-правовых привилегий, фактически оказалась в роли дискриминируемого исповедания, так как продолжала пребывать под прямым государственным контролем. Попытки первенствующего члена Синода Антония (Вадковского) найти пути для исправления ненормального положения торпедировались Победоносцевым.

Тем не менее, в ответ на начавшуюся в среде епископата дискуссию о каноническом строе церковного управления, 16 января 1906 года Николай II утвердил состав Предсоборного присутствия — комиссии по подготовке к Собору, — открывшегося 8 марта 1906 года. Последнее общее заседание Предсоборного присутствия состоялось 15 декабря 1906 года [56] . После смуты 1905 года Двор рассматривал требования о созыве Собора как революционные настроения в «ведомстве православного исповедания». Высочайшим повелением от 28 февраля 1912 года учреждалось «при Святейшем Синоде постоянное, впредь до созыва собора, предсоборное совещание» [57] (в более ограниченном составе, чем Присутствие, — для «всякого рода подготовительных к собору работ, в коих может оказаться необходимость» [58] ), председателем которого 1 марта император утвердил, по предложению Синода, архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского) [57] . По смерти митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского) 2 ноября 1912 года, редакционная статья в правой газете «Московские ведомости» под заголовком «Соборное избрание первенствующего митрополита» призывала осуществить «это малейшее из малых восстановлений канонического порядка», поясняя, что речь идёт не о Поместном соборе, но «епископском соборе» [59] (преемник Антония был назначен обычным для синодальной эпохи порядком).

В конце данного периода возник ряд радикальных националистических и монархических, так называемых «черносотенных» организаций, опиравшихся в идеологии на русское православие: «Русское собрание», «Союз русского народа», «Русская монархическая партия», «Союз Михаила Архангела» и другие. В монархическом движении участвовали представители чёрного и белого духовенства, занимая руководящие посты в некоторых организациях до 1913 года, когда Святейшим синодом был издан указ, запрещавший духовенству заниматься партийной политической деятельностю [60] .

Церковь при Временном правительстве Править

Падение монархии в России 2 ( 15 ) марта 1917 года церковная иерархия в своём большинстве встретила либо равнодушно, либо сочувственно [61] [62] .

В историографии существует и иная точка зрения, заключающаяся в том, что высшее духовенство Православной российской церкви сыграло одну из ведущих и определяющих ролей в свержении монархии в России [63] .

6 (19) марта Святейший синод издал Определение № 1207 об обнародовании в православных храмах актов 2 и 3 марта 1917 года, гласившее, в частности: «Означенные акты принять к сведению и исполнению и объявить во всех православных храмах, в городских — в первый по получении текста сих актов день, а в сельских — в первый воскресный или праздничный день, после Божественной литургии, с совершением молебствия Господу Богу об утишении страстей, с возглашением многолетия Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству ея» [64] . Бывший тогда товарищем обер-прокурора Синода князь Николай Жевахов, находясь впоследствии в эмиграции, в 1920-е годы вспоминал о «памятном» заседании Святейшего синода 26 февраля ( 11 марта ) 1917 года, когда Петроград был полностью парализован смутой: первенствующий член Синода митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) отверг предложение князя обратиться с воззванием к населению, которое, по мысли князя, должно было стать «грозным предупреждением Церкви, влекущим, в случае ослушания, церковную кару», сказав ему: «Это всегда так. Когда мы не нужны, тогда нас не замечают: а в момент опасности к нам первым обращаются за помощью» [65] . Примечательно, что Жевахов объяснял такое поведение членов Синода не как «отказ высшей церковной иерархии помочь государству в момент опасности, а самым заурядным явлением оппозиции Синода к Обер-прокуратуре». Характерна передовица в официальном издании «Церковный вестник» (апрель 1917 года), написанная редактором членом Государственного совета, членом совета Русского собрания профессором-протоиереем Тимофеем Буткевичем: « Но если поведение бывшего царя не было результатом психической ненормальности, то неизбежно прийти к заключению, что никто и никогда так не дискредитировал принципа самодержавия, как именно Николай II. Ведь ни для кого не секрет, что вместо Николая II, Россиею управлял развратный, невежественный, корыстолюбивый хлыст-конокрад Распутин! Особенно тяжело сказалось влияние Распутина на царя в жизни Православной церкви. Как хлыст, Распутин был самым непримиримым врагом Церкви. Поэтому и все распоряжения царя по церковным делам носили враждебный характер, — характер юлиановских гонений. Господство в церкви было предоставлено хлыстовству. И церковью управлял, собственно, Распутин. » [66] . Такой имеющий репутацию крайнего националиста и монархиста деятель русского православия, как протоиерей Иоанн Восторгов сразу после Февральской революции писал о «рабстве» епископов и Синода «в старом строе» [67] .

В течение марта Временное правительство России приняло ряд нормативных актов, касавшихся прерогатив Синода:

  • 3 ( 16 ) марта 1917 года провозглашена полная и немедленная амнистия по всем религиозным делам[68] .
  • 20 марта ( 2 апреля ) 1917 года — Закон «Об отмене вероисповедных и национальных ограничений», разрешивший нехристианам усыновлять детей-христиан [68] .
  • 25 марта ( 7 апреля ) 1917 года Постановление «Об отмене ограничений в правах белого духовенства и монашествующих, добровольно, с разрешения духовной власти, слагающих с себя духовный сан, а также лишённых сана по суду духовному». Этот документ дал всем вышедшим (и изгнанным) из духовного сословия право на сохранение всех учёных степеней, полученных ими в том числе в период пребывания в сане [68] .

14 ( 27 ) апреля 1917 года Временное правительство издало постановление, освобождающее всех членов Синода, за исключением архиепископа Сергия (Страгородского), и о вызове новых членов на летнюю сессию [69] . Смысл роспуска состоял в удалении из Синода лиц, которые воспринимались тогда обществом как ставленники Распутина: московского митрополита Макария (Невского) и петроградского Питирима (Окнова). Указ был зачитан Синоду обер-прокурором Владимиром Львовым 15 апреля (ст. ст.); архиепископ Сергий (Страгородский) согласился войти в новый состав Синода, «хотя обещал братьям-епископам, что в новый состав Синода, образованного Львовым, не пойдёт» [70] .

29 апреля ( 12 мая ) 1917 года обновлённый Синод обратился с посланием к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Российской Православной Церкви, которое объявляло о введении выборного начала в церковном управлении и возвещало о созыве Поместного собора. Определение Святейшего синода от 5 ( 18 ) мая 1917 года за № 2668 «О привлечении духовенства и паствы к более активному участию в церковном управлении», в частности, постановляло: « Озаботиться созывом в ближайшие дни чрезвычайных епархиальных съездов духовенства с участием представителей от приходов, облеченных доверием прихожан, и представителей от местных духовных учебных заведений для обсуждения на сих съездах не только вопросов, имеющих отношение к данной епархии, но и общих вопросов о положении православной церкви в русском государстве, в связи с происшедшими переменами в строе государственного управления и предстоящим созывом Церковного Собора и Учредительного Собрания, а также вопросов о желательных преобразованиях в церковном управлении и церковно-общественной жизни, с тем, чтобы о принятых съездами решениях и о высказанных пожеланиях по общим вопросам доложено было Святейшему Синоду, ввиду предстоящего созыва Предсоборного Совета » [71] .

Летом 1917 года проходили выборы епископов по епархиям — явление беспрецедентное в синодальный период: на соответствующие кафедры были избраны Тихон (Беллавин) в Москве, Вениамин (Казанский) в Петрограде, Сергий (Страгородский) во Владимире.

В дальнейшем Временное правительство продолжило осторожно ограничивать права Церкви:

  • 22 июня ( 5 июля ) 1917 года льготы по пайкам солдатским семьям распространены также на гражданских жён и внебрачных детей (при отсутствии законной семьи) [72] .
  • 14 ( 27 ) июля 1917 года вышел Закон «О свободе совести», который разрешил свободный переход в другую религию лицу, достигшему 14 лет. Теперь требовалось также согласие ребёнка старше 9 лет, если родители решили перевести его в другую веру. Закон предусматривал и «вневероисповедное» состояние, причём в этом случае акты гражданского состояния вели органы местного самоуправления [73] .
  • 20 июня ( 3 июля ) 1917 года — Временное правительство передало православные церковно-приходские школы Министерству народного просвещения (кроме школ, не финансируемых из государственного бюджета) [74] . Причём это постановление не касалось школ других конфессий [75] .

В начале 1900-х, невзирая на сопротивление Константина Победоносцева [76] , началась подготовка к созыву Всероссийского Поместного Собора, который открылся служением литургии 15 августа (ст. ст., на Успение) 1917 года в Успенском соборе Кремля. Крупнейшим его решением было восстановление 28 октября того же года патриаршего возглавления Российской Церкви, которое сохраняется и ныне. Предсоборный Совет, работавший ранее, летом 1917 года, в Петрограде, под влиянием ряда профессоров Духовных академий (Совет состоял из 40 мирян, 10 священников и 12 епископов [77] ) вынес решение, направленное против восстановления патриаршества, найдя его несовместимым с идеей соборности. В заседаниях соборного Отдела о Высшем церковном управлении (одного из 22 отделов, образованных на Соборе) большинство докладов было направлено против патриаршества. На самом Соборе, который начал прения по вопросу 11 октября (ст. ст.), положительное решение вопроса 28 октября было во многом обусловлено резкой радикализацией политической ситуации в связи с захватом в Петрограде власти большевиками за три дня до того и вооружёнными столкновениями в Москве в тот день между сторонниками большевиков и юнкерами.

Деяние Собора не было механической реставрацией патриаршества в том виде, как оно существовало до синодального периода: наряду с институтом патриаршества Собор учреждал 2 постоянно действующих коллегиальных органа (Священный Синод и Высший Церковный Совет). К ведению Синода были отнесены дела иерархически-пастырского, вероучительного, канонического и литургического характера, а в ведение Высшего Церковного Совета — дела церковно-общественного порядка: административные, хозяйственные, школьно-просветительные. Особо важные общецерковные вопросы, связанные с защитой прав Церкви, подготовкой к предстоящему Собору, открытием новых епархий, — подлежали решению совместного присутствия Синода и Высшего Церковного Совета. Новые органы Высшей власти приняли полномочия упразднённого Святейшего Синода с 1 (14) февраля 1918 года, согласно постановлению Собора от 31 января.

В состав Синода входили, помимо его Председателя — Патриарха, — ещё 12 членов: митрополит Киевский по должности, 6 архиереев по избранию Собором на три года и 5 епископов, призываемых по очереди сроком на один год. Из 15 членов Высшего Церковного Совета, возглавляемого, как и Синод, Патриархом, 3 архиерея делегировались Синодом, а один монах, 5 клириков из белого духовенства и 6 мирян — избирались Собором.

До 1941 Править

Уже в декабре 1917 года ВЦИК (большевистское правительство) принял ряд актов, упразднявших функции Православной Церкви как государственного учреждения, пользующегося государственным покровительством [78] .

20 января 1918 года газета «Правда» опубликовала 2 декрета: о прекращении выдачи средств на содержание церквей и священнослужителей (с 1 марта) и о упразднении военного духовенства [79] .

23 января (ст. ст.) 1918 года был опубликован утверждённый 20 января СНК РСФСР Декрет Об отделении церкви от государства и школы от церкви [80] , которым церковь была отделена от государства и от государственной школы, лишена прав юридического лица и собственности; религия стала исключительно частным делом граждан. Взявшие в России (РСФСР, позже СССР) власть большевики открыто провозглашала в качестве своей задачи содействовать «отмиранию религиозных предрассудков» [81] ; политические послания патриарха Тихона, которые в 1918 году распространялись в форме отпечатанных листовок, были восприняты властями как призывы к саботажу. До 1923 года священноначалие Патриаршей церкви в своих актах не сообразовывалось с положениями декрета об отделении, как и с иными «узаконениями» Совета народных комиссаров, неправомерными с церковной точки зрения. [82] .

Патриарх Тихон, осуждая братоубийственную гражданскую войну, после 1919 года стремился занимать нейтральную позицию в конфликте сторон, но для большевиков такая позиция была неприемлема. К тому же, большая часть иерархии и духовенства, находившаяся на территории, контролируемой «белыми», в связи с их поражением эмигрировала и создала за рубежом собственную церковную структуру — Русскую православную церковь заграницей.

Острый конфликт между структурами, возглавляемыми патриархом Тихоном, и властями разгорелся весной 1922 года во время кампании по изъятию церковных ценностей для закупки продовольствия за границей. Насильственная конфискация порой приводила к кровавым эксцессам. Патриарх Тихон был привлечён к уголовной ответственности за издание своего воззвания от 28 февраля. В Москве, Петрограде и других городах прошли судебные процессы по «церковникам» с вынесением суровых приговоров, включая высшую меру «социальной защиты» — расстрел.

Власти стремились ослабить Церковь также посредством стимулирования противоречий и раскольничьих групп. В мае 1922 года поддержку органов государственной власти получило обновленчество (q.v.), которое было официально признано органами государственной власти как «Православная российская церковь». На своём соборе в апреле 1923 года («Второй Поместный Всероссийский Собор») обновленцы приняли резолюцию в поддержку советского социалистического строя, осудили «контрреволюционное духовенство» (патриаршую церковь), а патриарха Тихона объявили низложенным.

В июле 1923 года Финляндская православная церковь вышла из юрисдикции Православной российской церкви и перешла под юрисдикцию Константинопольского патриархата.

С весны 1924 года, в патриаршество Вселенских патриархов Григория VII и Константина VII, Православная российская церковь (обновленцы) пользовалась признанием и поддержкой греческих церквей: Константинопольской и Александрийской, хотя ранее, в частности на Всеправославном совещании в Константинополе в 1923 году, выражалась поддержка Патриарха Тихона [83] [84] [85] .

Согласно завещательному распоряжению Патриарха Тихона, после его кончины (25 марта (7 апреля) 1925 года), предстоятелем российского церковного управления Патриаршей церкви стал Патриарший Местоблюститель митрополит Крутицкий Петр (Полянский). С 10 декабря 1925 года фактическим главой церковного управления с титулом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя был митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), который, как и его предщественники, предпринимал попытки нормализовать положение Российской Церкви в новом государстве.

29 июля 1927 года под давлением властей митрополит Сергий выступил с посланием, известным как «Декларация». Реакция на заявление митрополита Сергия в церковных кругах была крайне противоречивой. Зарубежный (Карловацкий) синод отверг и осудил её. Часть иерархов внутри страны, расценив поступок митрополита как предательство интересов Церкви, открыто объявила об отходе от него (см. Иосифляне (XX век)), часть прекратила поминовение митрополита Сергия (см. Непоминающие). Часть, не будучи солидарны с рядом положений Декларации, оценили её характер как вынужденный, сохранили доверие к Сергию как руководителю Церкви. Однако надежды митрополита и его сторонников в отношении властей не оправдались. Синод, возглавлявшийся Сергием, юридического признания не получил и в мае 1935 года вынужден был «самоликвидироваться», аресты духовенства и административное закрытие храмов возобновились с новой силой с 1929 года. Так, в 1937 года было закрыто более 8 тысяч храмов, де-факто ликвидировано 70 епархий и викариатств (формально они продолжили существовать до епархиального переустройства в 1943 году). В течение 1937—1938 НКВД повсеместно провёл массовые операции по арестам и расстрелам духовенства. По окончании этой спецоперации 16 апреля 1938 года Президиум Верховного Совета СССР постановил ликвидировать Комиссию Президиума ЦИК СССР по вопросам культов. Репрессии 1937—1938 года затронули и обновленцев. Если в начале 1938 года у них насчитывалось 49 правящих архиереев и 11 пребывающих на покое, то к лету 1941 года правящих обновленческих архиереев осталось 2, остальные выжившие находились на покое или в заключении.

К 1939 году церковная структура по всей стране была практически уничтожена; епархии как административные единицы фактически исчезли, большая часть духовенства истреблена физически или находилась в лагерях [86] . Тем не менее, Сталину к тому же 1939 году стало ясно, что попытки решить поставленную задачу полного искоренения религии в СССР провалились [87] . Часть исследователей полагают, что существование катакомбной Церкви в СССР было одной из важных, если не основной, причин, почему Патриаршему Местоблюстителю удалось сохранить к 1939 году несколько сот приходов и ужатое до минимума церковное управление [88] . Ситуация серьёзно изменилась в сентябре 1939 года, когда в результате присоединения Союзом ССР восточных территорий Польши, а в 1940 году — Латвии, Литвы и Эстонии, на территории СССР оказалось свыше 7500 тысяч православных верующих Западной Украины, Белоруссии и стран Прибалтики, организованных в епархии и приходы, действующие монастыри, учебные заведения, редакции церковных газет и т. д. В это время произошло временное свёртывание антицерковных акций. Правительству оказалась нужна деятельность Московской Патриархии: «Сергий впервые с тех пор, как он возглавил Церковь, оказался в таком положении, что мог требовать уступок от правительства» [89] . Точной и достоверной статистики действовавших в канун Великой Отечественной войны храмов нет, но, по некоторым данным, их число перед началом войны составляло 3732 храма всех «ориентаций» (то есть включая обновленческие и униатские, и католические), из которых около 3 350 приходилось на западные недавно присоединенные республики, а количество священнослужителей, по данным ТАСС, — 5 665 из них порядка 90 % выпадало на Западную Украину и Белоруссию, Молдавию и Прибалтику [90] .

1941—1991 годы Править

22 июня 1941 года митрополит Сергий, вернувшись в канцелярию Патриархии от воскресной литургии в Богоявленском соборе, собственноручно отпечатал «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором призывал всех стать на защиту Родины [91] . Обращение было разослано по всем приходам. 26 июня в Богоявленском соборе митрополит Сергий отслужил молебен о даровании победы, после чего подобные молебствия стали совершаться во всех храмах Русской церкви. Была организована широкая кампания по сбору средств, на которые были построены и переданы действующей армии танковая колонна имени Дмитрия Донского и эскадрилья имени Александра Невского.

В условиях вынужденного военно-политического союза с Великобританией и США Иосиф Сталин стал перед необходимостью прекратить антирелигиозную и антицерковную кампании в СССР, которые имели крайне негативное воздействие на общественное мнение союзных держав; Франклин Рузвельт прямо обусловил оказание помощи ослаблением репрессий против религии в СССР [92] . «Уже в конце октября 1941 года прибывший в Москву его [Рузвельта] личный представитель А. Гарриман сообщил Сталину об обеспокоенности американской общественности судьбой Русской церкви, передал просьбу президента улучшить её правовое и политическое положение в России» [93] .

Другим серьёзным фактором в ослаблении репрессий против религии было церковное возрождение на территориях СССР, находившихся под контролем Германии: перешедшие в стратегическое наступление Вооружённые Силы и карательные органы СССР по соображениям политической целесообразности не могли сразу возобновлять на занимаемых территориях прежнюю репрессивную практику. 25 января 1944 года псаломщик Николо-Конецкого прихода Гдовского района С. Д. Плескан писал митрополиту Алексию (Симанскому): «Могу сообщить, что русский человек совершенно изменился, как только появились немцы. Разрушенные храмы воздвигались, церковную утварь делали, облачения доставляли оттуда, где сохранилось. Крестьянки вешали чистые вышитые самими полотенца на иконы. Появилась одна радость и утешение. Когда всё было готово, тогда приглашали священника и освящался храм. В это время были такие радостные события, что я не умею описать» [94] .

5 июня 1943 года Сталин подписал секретное постановление Государственного комитета обороны «Об утверждении мероприятий по улучшению зарубежной работы разведывательных органов СССР», в котором религиозные организации впервые были отнесены к объектам, представляющим интерес для органов внешней разведки СССР [95] .

С октября 1941 года митрополит Сергий находился в эвакуации в Ульяновске. С декабря 1941 года начали совершаться новые архиерейские хиротонии: с июня 1941 года по 8 сентября 1943 года число правящих архиереев в пределах РСФСР возросло с 2 до 20, из них 7 были хиротонисаны; линия на замещение вдовствующих кафедр диктовалась стремлением органов госбезопасности, в ведении которых находились религиозные вопросы, восстановить контроль над церковной жизнью территорий, где во время немецкой администрации произошло массовое открытие церквей (так, в Курской области, где перед нападением Германии было всего действующих 35 церквей, при немцах было возобновлено до 250 приходов) [96] .

В преддверии Тегеранской конференции, состоявшейся в конце 1943 года, «его [Сталина] намерение состояло в том, чтобы вновь надавить в целях открытия второго фронта, а также в стремлении увеличения помощи. Он решил, что приспело время сделать публичный жест и продемонстрировать свою лояльность к Церкви. Он считал, что Запад оценит такой сигнал и это повлечёт желаемый ответ» [97] .

30 августа офицер НКГБ Георгий Карпов (будущий первый председатель Совета по делам РПЦ) доставил в срочном порядке Патриаршего местоблюстителя Сергия и его сотрудников из Ульяновска, где церковное руководство Патриархии находилось в эвакуации с октября 1941 года, в Москву. 4 сентября 1943 года произошла встреча Сталина с Патриаршим местоблюстителем Сергием и митрополитами: Ленинградским Алексием (Симанским) и Киевским Николаем (Ярушевичем), постоянно пребывавшим в Москве. (Фактическая церковная власть в созданном 20 августа 1941 года Рейхскомиссариате Украина принадлежала тогда «администратору Автокефальной Украинской православной церкви» архиепископу Поликарпу (Сикорскому), назначенному в декабре 1941 года митрополитом Варшавским Дионисием на основании указаний Константинопольского патриарха Вениамина и по согласованию с властями Рейхскомиссариата). На встрече от лица правительства СССР, согласно записям Карпова, Сталин заявил, «что церковь может рассчитывать на всестороннюю поддержку Правительства во всех вопросах, связанных с её организационным укреплением и развитием внутри СССР» [98] ; было принято решение о создании специального правительственного органа — Совета по делам Русской православной церкви, во главе которого был поставлен Карпов.

8 сентября 1943 года в бывшей резиденции германского посла в Чистом переулке состоялся Собор епископов, избравший Сергия Патриархом Московским и всея Руси; в тот же день был образован Священный синод «при Патриархе», в состав которого вышли три постоянных члена: митрополит Ленинградский Алексий, Киевский Николай и архиепископ Горьковский и Арзамасский Сергий (Гришин). Патриаршая церковь была легализована де-факто и получила своё нынешнее официальное наименование — Русская православная церковь взамен использовавшегося до того: Поместная российская православная церковь, что также означало фактическое непризнание государством обновленческих структур. Патриаршество было воссоздано без предусмотренного Собором 1917—1918 годов Высшего церковного совета, но Священный синод как орган был сохранён, и его существование закреплено в положении об управлении РПЦ, принятом на Соборе 1945 года. Новый Синод отличался от Временного синода при заместителе Местоблюстителя тем, что становился органом власти, а не являлся только совещательным органом при первоиерархе.

12 сентября 1943 года возобновилось издание «Журнала Московской патриархии» [99] .

12 октября 1943 года Сталин принял решение о ликвидации обновленческих церковных структур. С этого времени по инициативе властей начался процесс ускоренного принятия в Патриаршую церковь обновленческих клириков и архиереев [100] , а Совет по делам Русской православной церкви стал навязывать бывших обновленцев для назначения на кафедры [100] .

С 19 сентября по 28 сентября 1943 года в Москве по приглашению Патриархии находился второй по старшинству иерарх Церкви Англии архиепископ Йоркский Сирил Гарбетт (Cyril Forster Garbett) [101] [102] [103] , что означало возобновление внешнеполитической деятельности руководства Патриархии [104] . 21 сентября Гарбетт в литургическом облачении присутствовал в алтаре во время совершения патриархом Сергием литургии в Богоявленском соборе [105] [106] . 24 сентября The New York Times передавала слова Гарбетта, что «он убеждён, что в Советском Союзе существует полнейшая свобода религии».

Открытые германскими властями храмы, как правило, не закрывались; было открыто некоторое количество прежде закрытых храмов, Троице-Сергиева лавра, духовные учебные заведения; при Священном синоде были организованы издательский отдел (1945), учебный комитет и отдел внешних церковных сношений (1946). В 1946 году работники религиозных организаций (кроме духовенства) были приравнены в вопросах налогообложения к советским рабочим и служащим. Духовенство уплачивало высокие (до 65 %) налоги наравне с некооперированными кустарями, но только непосредственно за отправление культа: с преподавательской или иной работы по найму священник платил налог как советские рабочие и служащие. Налоговое законодательство установило в 1946 году несколько более низкие ставки подоходного налога для епископов (30—50 %), а патриарх от налогов был вовсе освобождён. С другой стороны, уже в 1945 году был введён обязательный учёт всех церковных обрядов (требы, совершаемые на дому, не учитывались) [107] .

В 1948 году в объяснительной записке в Политбюро Совет по делам РПЦ привёл следующие данные о количестве церквей и молитвенных домов в СССР: «На 1 января 1948 г. в СССР было 14 329 действующих церквей и молитвенных домов (11 897 церквей и 2432 молитвенных дома, что составляет 18,4 % к количеству церквей, молитвенных домов и часовен в 1914 г, когда их было 77 767). Количество церквей в Украинской ССР составляет 78,3 % к их числу в 1914 г, а в РСФСР — 5,4 %… Увеличение числа действующих церквей и молитвенных домов произошло по следующим причинам: а) в период войны на территории, подвергавшейся немецкой оккупации, было открыто 7547 церквей (фактически ещё больше, так как значительное число церквей после войны перестало функционировать ввиду ухода духовенства вместе с немцами и вследствие изъятия нами у религиозных общин школьных, клубных и т. п. зданий, занятых ими во время оккупации под молитвенные дома); б) в 1946 г. перешёл в православие 2491 приход униатской (грекокатолической) церкви в западных областях УССР; в) за 1944—1947 гг. вновь открыто с разрешения Совета 1270 церквей, главным образом в РСФСР, откуда были многочисленные и настойчивые просьбы верующих» [108] .

Увеличению численности духовенства Московского патриархата способствовал переход в его юрисдикцию некоторых клириков Русской зарубежной церкви (как на территория, занятых советскими войсками, так и вне их контроля). С этой целью иерархи Московского патриархата совершили с разрешения советских властей зарубежные визиты: по данным Георгия Карпова в 1945—1946 годах представители Московской патриархии посетили 17 стран и привели под юрисдикцию Московского патриархата 17 епископов и 285 приходов [109] .

Первоначальные намерения властей СССР провести в Москве в 1948 году Вселенский собор «для решения вопроса о присвоении Московской патриархии титула Вселенской» [110] получили отпор в восточных патриархатах; в июле 1948 года в Москве состоялось совещание глав и представителей Поместных православных церквей, на котором не было предстоятелей первенствующих греческих патриарших кафедр.

Некоторое изменение в политике власти в отношении Русской православной церкви и её иерархии произошло во второй половине июля — августе 1948 года: прошли репрессии против отдельных активных епископов, усилилось вмешательство Совета в кадровую политику Патриархии. С 1948 года до смерти Сталина не было открыто ни одного храма [111] . С февраля 1949 до марта 1953 года прекратились хиротонии, за исключением незначительного количества для Украины и зарубежных епархий [100] . Действующий епископат в пределах СССР к концу 1949 года, кроме Патриарха, насчитывал 73 правящих и викарных архиереев [112] .

На 1 января 1952 года в стране насчитывалось 13 786 храмов, из которых 120 не действовали, так как использовались для хранения зерна. Количество священников и диаконов уменьшилось до 12 254, осталось 62 монастыря, только в 1951 году было закрыто 8 обителей.

В 1955—1956 годы из лагерей и ссылок возвратились некоторые епископы и священники. Число зарегистрированных православных обществ (приходов) на 1 января 1957 года составляло 13 477. С середины 1950-х годов православные общины перестали допускать к подписке на государственные займы, что стало большим облегчением для них. Согласно постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 19 апреля 1957 года «О государственных займах, размещённых по подписке среди трудящихся Советского Союза», их выпуск с 1958 года, в том числе для фактически обязательного приобретения верующими и духовенством, завершался. Улучшило положение служителей РПЦ и принятое в 1956 году постановление Совета Министров СССР «О распространении законодательства о труде на лиц, работающих в качестве рабочих и служащих в религиозных организациях», которое предусматривало распространение на них при обязательном вступлении в профсоюз и заключении трудового договора трудовых прав работников советских организаций [107] . Однако, несмотря на потепление в отношениях церкви и государства, церковь непрестанно пребывала под государственным контролем, и любые попытки расширения её деятельности вне стен храмов встречали отпор, вплоть до административных санкций.

Доклад нового председателя Совета по делам РПЦ Владимира Куроедова на Всесоюзном совещании уполномоченных Совета в апреле 1960 года стал рубежным, возвестив конец того статус-кво, что сложился во взаимоотношениях РПЦ и государства после 1943 года [113] . Начавшийся осенью 1958 года период резкого усиления борьбы с религией в СССР, известный как «хрущевские гонения на Русскую православную церковь» [114] , обосновывался уже не политическими обвинениями, а необходимостью «преодоления остатков религиозных пережитков». В течение 1958—1965 годов количество зарегистрированных православных обществ сократилось до 7551. С конца 1950-х годов начала осуществляться целенаправленная кадровая политика по качественному изменению состава духовенства (подготовка к «показу последнего попа»), так как власти опасались всесторонне подготовленных священнослужителей.

Численность зарегистрированного духовенства не только была резко сокращена, но его устранили от непосредственного контроля над финансово-хозяйственной деятельностью приходов: соответствующую поправку в положение об управлении РПЦ внёс Архиерейский собор 18 июля 1961 года; власти принимали меры для ограничения участия молодёжи в богослужебной и иной церковной деятельности [114] . Было закрыто 40 монастырей (в частности, в Молдавии из 15 уцелел один), пять духовных семинарий из восьми, причём приём в каждую из оставшихся был ограничен. Повсюду сократилась сеть действующих храмов, особенно сильно — в восточных областях Украины, где их осталось не более 20—25 % послевоенного уровня (например, в Днепропетровской области после ликвидации в 1958—1963 годах 85 приходов действующих церквей осталось всего 25 [115] ). Вместе с тем власти стремились использовать авторитет Церкви для укрепления позиций СССР в международном сообществе, для чего в 1961 году было инициировано вступление РПЦ (и ряда других христианских религиозных организаций) во Всемирный совет церквей.

В хрущёвский период был принят ряд мер экономического характера против РПЦ: например, в 1961 году в большинстве церквей разрешалось оставлять только одну кружку (на общецерковные нужды) и подходить с тарелкой для сбора пожертвований к человеку только один раз. В 1962 году все служители церкви были переведены на оклады (до этого доход большинства служителей зависел от совершаемых треб). В 1961 году служители РПЦ (певчие церковных хоров, регенты, органисты, служители религиозных культов, получавшие доходы от преподавательской деятельности в духовных учебных заведениях, а также от работы в органах управления религиозных объединений) были обязаны уплачивать повышенный налог как некооперированные кустари. В 1961 году стали взимать налог с пособия на лечение, за исключением необлагаемого минимума (раз в год двухмесячный оклад для служителей старше 60 лет, месячный — для всех остальных) [107] .

Период 1965—1985 годов был временем относительной стабильности во взаимоотношениях государства и церкви при появлении некоторых признаков её внутреннего укрепления и роста. Началось омоложение кадров духовенства, рост их образовательного уровня и богословской подготовки; в связи с миграцией населения из сельской местности в города увеличивался удельный вес городских общин. По данным Совета по делам религии, значительно возросли денежные поступления в Русскую православную церковь: к 1985 году они составили 211,1 млн рублей, в то время как в 1966 году только 85,0 млн рублей. При этом значительная часть доходов изымалась: церковь платила земельную ренту, подоходный налог со служителей, страховые платежи, а также отчисления в Фонд мира [116] . В 1970 году началось активное взимание взносов также в Фонд охраны памятников истории и культуры [107] . Взносы достигали внушительных сумм: в 1984 году РПЦ внесла в оба Фонда около 16 % своих доходов. Духовенство платило высокие налоги (от 20 до 85 % заработка), а квартплата и коммунальные услуги взимались с них в четырёхкратном размере от обычных норм. В 1980 году подоходный налог, расходы на квартплату и коммунальные услуги для служителей культа были уменьшены. В 1980 году те работники РПЦ, на которых распространялось трудовое законодательство (в основном низкооплачиваемые — дворники, сторожа, уборщицы и т. п.), получили право одновременно получать и пенсию (не свыше 150 рублей), и заработок от религиозной организации [107] .

К концу 1970-х годов значительно изменился национальный состав епископата РПЦ: в нём появилось довольно много украинцев, что было связано с тем, что Западная Украина вошла в состав СССР только в 1939 году. Например, в 1977 году среди 75 представителей епископата был 21 уроженец Украины (из них 13 с Западной Украины), в конце 1980-х годов с Украины происходили 25 из 77 епископов (в том числе 14 с Западной Украины) [117] .

Большое значение в развитии правозащитного движения в СССР и возрождении интереса к церкви в среде интеллигенции имело «Открытое письмо» священников-диссидентов Николая Эшлимана и Глеба Якунина в ноябре 1965 года [118] [119] . Православная городская интеллигенция к 1980-м годам сформировала собственную сеть, в которую входили каналы тиражирования и распространения неподцензурной литературы, самиздатские периодические издания, подпольные семинары и даже воскресные школы. С начала 1980-х годов эта сеть оказалась тесно связанной с легальным православным духовенством не только в Москве, Ленинграде и Киеве, но и в провинции [120] .

По свидетельству председателя Совета по делам религий при Совете министров СССР Константина Харчева, кадровые решения партийно-государственного руководства СССР по отношению к иерархии РПЦ в конце 1980-х принимались следующим образом: «Тогда мнение ЦК о епископате РПЦ формировалось, исходя из информации как КГБ, так и совета. И если две точки зрения совпадали, тогда принималось решение» [121] . Особое внимание органами КГБ уделялось международной деятельности Московской патриархии: отбор кандидатур священнослужителей для работы за рубежом стал основным направлением совместной деятельности КГБ и Совета по делам религий [122] . В 1993 году отставной генерал КГБ и перебежчик Олег Калугин свидетельствовал: « Кроме того, людей вербовали на „компромате“. Особенно часто это практиковалось по отношению к иерархам и священникам православной церкви» [123] .

С 1987 года, в рамках проводимой при Михаиле Горбачёве политики гласности и перестройки, впервые за многие годы начало расти число действующих храмов [120] . В 1987 году было отменено требование обязательного предъявления паспортов родителей при крещении ребёнка [124] , которое давало возможность местным властям сообщать о таких случаях по месту работы родителей для принятия в отношении них каких-то мер. Начался также постепенный процесс передачи в пользование Патриархии, епархий и общин верующих зданий и имущества, ранее находившихся в церковном ведении; происходила либерализация режима контроля над религиозной жизнью и ограничения деятельности религиозных объединений. В 1988 году была освящена Введенская церковь в селе Сухарево Белгородской области, спроектированная и построенная архитектором-реставратором Андреем Родыгиным, ставшая первым капитальным вновь построенным храм в новейшей истории России [125] .

28 января 1988 году Совет по делам религий отменил нормативные акты, ограничивавшие деятельность церковных приходов. Переломным моментом в отношениях жизни церкви явилось празднование 1000-летия крещения Руси в 1988 году. Был снят запрет на освещение религиозной жизни в СССР по телевидению: впервые в истории Советского Союза люди смогли видеть прямые трансляции богослужений по телевизору. Подтверждением принципиального изменения религиозной политики государства в условиях перестройки явилось избрание в 1989 году около 300 служителей различных религий, в том числе 192 православных, народными депутатами Советов различных уровней.

В перестройку стала распространённой аббревиатура РПЦ. По словам лингвиста Натальи Клушиной, «священнослужители выступали против такого снижения образа церкви, насильственную её „инкрустацию“ в обыденную жизнь» [126] .

Полный статус юридического лица был обретён Русской православной церковью 30 мая 1991 года, когда министерство юстиции РСФСР зарегистрировало Гражданский устав Русской православной церкви, одобренный Священным синодом 31 января того же года, что стало возможным с изменением законодательства о свободе совести и религиозных организациях в СССР [127] . До того правовой статус РПЦ регулировался постановлением ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных объединениях от 8 апреля 1929 года, изданным на основании Декрета СНК РСФСР от 20 января 1918 года об отделении церкви от государства и школы от церкви. Со стороны властей РСФСР в 1990—1991 годах Русская православная церковь получила несколько уступок, что могло быть связано с попыткой Бориса Ельцина опереться на духовенство. В декабре 1990 года постановление Верховного совета РСФСР провозгласило Рождество Христово нерабочим днём. 31 декабря 1991 года вышло распоряжение Президента России «О возвращении Русской православной церкви строений и религиозной литературы» [124] .

Распад СССР вызвал центробежные тенденции и в церкви. На территории бывших союзных республик начали создаваться (нередко при поддержке властей) независимые от Русской православной церкви церковные структуры. В конфликтных условиях произошло фактическое отделение от Русской православной церкви некоторого числа приходов на Украине и образование на их основе Украинской православной церкви (Киевский патриархат). В Молдавии часть приходов перешла в юрисдикцию Румынской патриархии (Бессарабская митрополия). В Эстонии часть приходов также вышла из-под юрисдикции Московского патриархата, приняв покровительство Константинопольского патриарха.

После распада СССР Править

Возникшая после окончательного распада СССР (конец декабря 1991 года) особенность положения РПЦ — транснациональный характер её исключительной юрисдикции в пределах бывшего СССР (без Грузии и Армении [128] ): впервые за всю историю своего бытия Московский Патриархат начал полагать своей «канонической территорией» (термин был введён в оборот в 1989 году [129] ) территорию множества независимых государств (бывшего СССР) [130] .

В начале 1990-х годов в прессе звучали заявления о связях духовенства РПЦ с советскими органами политического сыска и шпионажа [131] ; заявлялось, что архивы изобличают степень активного вовлечения иерархов Московской патриархии в деятельность КГБ за рубежом [132] [133] [134] [135] [136] [137] .

Патриаршество Патриарха Алексия II характеризовалось значительным количественным ростом приходов, монастырей и епархий РПЦ, сохранением раскола на Украине (подробнее см. Украинская православная церковь (Московского патриархата)#История), возрастанием роли РПЦ в общественно-политической жизни России и некоторых других стран бывшего СССР.

Значительным событием стало подписание 17 мая 2007 года Акта о каноническом общении между РПЦЗ и РПЦ, в соответствии с которым Русская Православная Церковь Заграницей становилась «неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской Православной Церкви» [138] .

27 января 2009 года Поместным Собором РПЦ на московский патриарший престол был избран митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), по инициативе которого была проведена реформа административной структуры Московской Патриархии, в частности создан ряд новых синодальных учреждений (отделов), а Церковь стала более активно присутствовать в жизни общества. В 2012 году по благословению патриарха Кирилла в Государственной думе Российской Федерации была создана Межфракционная депутатская группа по защите христианских ценностей (по состоянию на 2017 год группа действовала) [139] .

В октябре 2011 года Священный Синод утвердил реформу епархиального устройства, в результате которой в РПЦ, как и в ряде других поместных церквей, будет действовать трёхступенчатая система: Патриархат — митрополия — епархия [140] [141] . Значительно возросло число епархий и епископов (прежде всего в России). Кроме Архиерейских соборов стали регулярно проводиться архиерейские совещания [142] .

В 2010-е годы пределы «канонической территории», согласно новым редакциям Устава РПЦ, были расширены также и на Китайскую Народную Республику [комм 1] , Японию [комм 2] , Монголию [комм 3] [143] [128] . Как следствие, её административно-канонические подразделения (епархии, Митрополичьи округа, самоуправляемые церкви, а также две автономные церкви), находясь в разных странах, функционируют в весьма различных государственно-правовых, общественно-политических и конфессионально-культурных условиях [144] .

Разрыв отношений с другими Православными церквями Править

Московский патриархат принял решение не участвовать во Всеправославном соборе в июне 2016 года на Крите (Греция), в подготовке которого он совместно с другими церквами участвовал с 1961 года [145] . Решения Собора, рассмотревшего под председательством Вселенского патриарха Варфоломея ограниченный круг вопросов дисциплинарно-канонического характера, не были приняты Московским патриархатом [146] [147] .

Константинопольская православная церковь

Отношения Московского патриархата с Константинопольским патриархатом, напряжённые с 1920-х годов, резко обострились в 2018 году в связи с ситуацией на Украине [148] [149] [150] . 15 октября 2018 года Священный синод Русской православной церкви принял решение признать невозможным пребывание с Константинопольским патриархатом в евхаристическом общении [151] [152] [153] . В заявлении Священного синода сообщалось о причинах такого решения:

  • подтверждение намерения Константинопольского патриархата предоставить автокефалию Украинской церкви;
  • создание ставропигии Константинопольского патриархата в Киеве;
  • принятие в общение украинских раскольников и анафематствованного в Русской православной церкви лица со всеми рукоположёнными ими «епископами» и «клириками»;
  • отмена действия соборной грамоты Константинопольского патриархата 1686 года о передаче Киевской митрополии Московскому патриархату[154] .

Для мирян Священный синод принял решение о невозможности их участия в таинствах, совершаемых в храмах Константинопольской церкви [154] [155] .

Элладская православная церковь

17 октября 2019 года после решения Архиерейского собора Элладской церкви, согласно которому им признавалось «право Вселенской патриархии даровать автокефалию, равно как и привилегию предстоятеля Элладской церкви далее заниматься вопросом признания Церкви Украины», [156] Священный синод Русской православной церкви постановил прекратить молитвенное и евхаристическое общение с теми архиереями Элладской церкви, которые вступили или вступят в таковое общение с представителями ПЦУ и не благословил совершение паломнических поездок в епархии, управляемые этими архиереями [157] [158] . 21 октября 2019 года предстоятель Элладской церкви архиепископ Иероним направил предстоятелю Православной церкви Украины Епифанию письмо, из которого следовало, что архиепископ Иероним признал Православную церковь Украины [159] . 3 ноября 2019 года патриарх Кирилл впервые не помянул архиепископа Иеронима во время литургии, зачитывая диптих с предстоятелями поместных Церквей [160] [161] .

Александрийская православная церковь

8 ноября 2019 года патриарх Александрийский Феодор II признал Православную церковь Украины. В тот же день заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Николай Балашов заявил, что «это означает, что поминовение имени Александрийского патриарха не сможет продолжаться при совершении патриарших богослужений в Русской православной церкви» [162] . 26 декабря 2019 года Священный Синод РПЦ подтвердил невозможность поминовения имени патриарха Феодора II в диптихах, а также молитвенного и евхаристического общения с ним, но постановил сохранить церковное общение с архиереями Александрийской православной церкви, кроме тех, которые поддержали или в будущем поддержат ПЦУ [163] .

Кипрская православная церковь

24 октября 2020 года предстоятель Кипрской православной церкви архиепископ Хризостом II помянул во время литургии предстоятеля Православной церкви Украины митрополита Епифания (Думенко). 20 ноября 2020 года Священный Синод РПЦ заявил о невозможности поминовения имени Хризостома в диптихах, молитвенного и евхаристического общения с ним, а также сослужения с теми иерархами Кипрской церкви, которые вступят в церковное общение с представителями ПЦУ [164]

Читайте так же:  Православные церкви в мусульманских странах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *