Православные церкви в мусульманских странах

Христианство в Саудовской Аравии — одна из мировых религий в Саудовской Аравии.

По некоторым оценкам, до 1,2 млн (4,4 %) жителей Саудовской Аравии (включая граждан и иностранцев) — христиане [1] . Из них 1,05 млн — католики, 100 тыс. — протестанты, 50 тыс. — последователи древних восточных церквей (живущие на побережье Красного моря этнические копты, эфиопы и эритрейцы).

Содержание

  • 1 История
  • 2 Современное положение
    • 2.1 Католицизм
    • 2.2 Протестанты
    • 2.3 Другие конфессии
  • 3 Примечания
  • 4 Литература

Некоторые регионы нынешней Саудовской Аравии (например, регион Наджран) были преимущественно населены христианами вплоть до VII—X века, когда они или перешли в ислам, или были изгнаны, или платили джизью.

Некоторые арабские племена Аравии (Бану Таглиб, Бану Тамим) также исповедовали христианство, но позднее под давлением мусульман переселились в Сирию и Ирак, так как не платили джизью.

В Саудовской Аравии запрещено публично исповедовать христианство, все граждане этой страны должны быть мусульманами. Религиозная полиция (Мутавин) следит за исполнением законодательства о религии. Граждане Саудовской Аравии, перешедшие в христианство или какую-либо другую религию, приговариваются к смертной казни.

Большинство христиан Саудовской Аравии — граждане иностранных государств. Проводить открытые богослужения в стране запрещено даже иностранцам. Неофициально проведение христианских обрядов, богослужений практикуется в частных домах, частных учебных заведениях. Государство запрещает въезд в страну иностранных христианских священников, а также распространение христианской литературы.

Католицизм Править

В 1953 году Святой Престол учредил апостольскую префектуру Кувейта, которая в 1954 году была преобразована в апостольский викариат. В 2011 году апостольский викариат Кувейта был переименован в апостольский викариат Северной Аравии. До 2012 года центр апостольского викариата находился в городе Кувейт, после чего был переведён в город Манама. Под юрисдикцией апостольского викариата Северной Аравии находятся католики, проживающие в Саудовской Аравии, Бахрейне, Катаре и Кувейте. С 2005 года епископом является Камилло Баллин.

В 2007 году Папа римский Бенедикт XVI встречался с королём Саудовской Аравии, обсуждал вопрос положения христиан в этой стране.

Протестанты Править

В силу подпольного положения протестантов, достоверных данных об их служении в стране нет. Тем не менее, издание «Операция мир» содержит информацию об одной англиканской и 128 протестантских общинах в стране в 2000 году [2] .

По оценкам, до 100 тыс. жителей Саудовской Аравии являются протестантами (2010 год) [1] . Из них, 88,6 тыс. человек принадлежат к различным евангельским церквам [3] . Крупнейшую конфессиональную группу представляют пятидесятники и неопятидесятники (83 тыс. [4] ), в первую очередь это выходцы из Филиппин, Индии, Кореи, Эфиопии и Эритреи. Численность англикан оценивается в 2 тыс. человек [2] , большинство из них — британцы. Среди корейцев и американцев имеются пресвитериане.

Другие конфессии Править

Среди иммигрантов из Египта, Эфиопии, Эритреи и Ливана имеются сторонники древних восточных церквей (50 тыс.) — Коптской, Эфиопской, Эритрейской и Сиро-яковитской.

Из-за нападений на православных на Северном Кавказе международная организация Open Doors вновь включила Россию в перечень стран, в которых христиан подвергают гонениям, .

Россия впервые с 2011 года включена в составляемый международной правозащитной организацией Open Doors ежегодный список стран, в которых притесняют людей христианской веры. В новом перечне, опубликованном в среду, 16 января, РФ занимает 41-ю строчку из 50.

Главной причиной возвращения России в этот список стали нападения на христиан в мусульманских республиках страны, в первую очередь на Северном Кавказе (в частности в Дагестане) и Татарстане, где «усиливающееся влияние ислама все чаще угрожает жизни церкви», подчеркивают составители документа. Особенно сильно, по их наблюдениям, притесняют мусульман, принявших христианство.

Контекст

Откуда в исламском мире библейские традиции

В 2017 году в ФРГ совершено почти 100 нападений на христиан

Среди преступлений в отношении христиан — убийство и случаи нанесения телесных повреждений, пишут газеты Funke Mediengruppe со ссылкой на данные Федерального ведомства по уголовнм делам. (02.02.2018)

Женщина в платке, парике, с вуалью: когда религия определяет внешний вид

В Еврейском музее Берлина проходит выставка, которая рассказывает о том, как принято закрывать лицо и тело в разных религиях. (19.05.2017)

«Семья и друзья христиан мусульманского происхождения, так же как и другие люди из их социального окружения, а также их учителя-мусульмане, отторгают евангелизацию мусульман в регионах, большинство населения которых исповедует ислам , — констатируют авторы исследования. – Кроме того, христиане подвергаются давлению со стороны правительства, в первую очередь, посредством принятия и исполнения законов, ограничивающих их права».

У РПЦ меньше всего проблем с правительством

При этом Русская православная церковь реже всего конфликтует с правительством, отмечают авторы исследования.

Незарегистрированные церкви, которые активно распространяют Евангелие, напротив, должны быть готовыми к тому, что столкнутся с прослушиванием и слежкой.

Конкретными примерами преследования людей христианской веры в РФ стали нападения на православных в Дагестане и Чечне в феврале и мае 2018 года.

КНДР возглавляет список стран-гонительниц христиан

По данным Open Doors, всего в 50 странах, фигурирующих в списке, проживают 700 млн христиан. 200 млн из них, по информации правозащитников, подвергаются гонениям. В России, население которой составляет около 144 млн человек, проживают, по данным организации, чуть более 118 млн христиан.

Страной, в которой христиане подвергаются наиболее сильным гонениям, в 16-й раз подряд названа Северная Корея.

Новые храмы старой Европы

Церковь святой Троицы в Лейпциге (интерьер)

Авторы проекта, архитектурное бюро «schulz&schulz» из Лейпцига, подчеркивали, что не хотят воссоздавать старое здание, стоявшее здесь прежде, но ищут «современный ответ на потребность людей в сакральном пространстве и духовности».

Новые храмы старой Европы

Придорожная церковь в Зигерланде

Настоящей архитектурной сенсацией стала и эта небольшая придорожная церковь, освященная около автобана A45 в начале лета 2015 года. Легкая и изящная, она как будто сделана из бумаги в традиции японских оригами.

Новые храмы старой Европы

Придорожная церковь в Зигерланде (интерьер)

В той же стилистике выполнен и внутренний интерьер храма на автобане. Церковь, построенная по проекту бюро «Schneider und Schumacher», открыта для «проезжающих и проходящих» круглосуточно.

Новые храмы старой Европы

Новые храмы в пригородах Парижа

Сразу девять новых католических храмов строятся или были построены в 2015 году вокруг Парижа. Например, эта напоминающая гигантскую раковину церковь в Кретее, городе-спутнике французской столицы. Храму приходится «противостоять» окружающей его архитектурной безликости типовых многоэтажек.

Новые храмы старой Европы

Новые храмы в пригородах Парижа (интерьер)

Новый храмовый зал в форме раковины построен на месте старого здания конца 1970-х годов. Фойе сочли памятником архитектуры и сохранили. Среди населения этой части города доминируют мусульмане. Новая церковь должна стать не только религиозным центром, но и местом встреч жителей района разных вероисповеданий.

Новые храмы старой Европы

Церковь святой Троицы в Лейпциге

Не отстает и Германия. В этом году, например, был освящен католический храм, построенный на месте разбомбленной во время Второй мировой войны Троицкой церкви в Лейпциге. После воссоединения Германии такие крупные сакральные здания еще не строились.

Новые храмы старой Европы

Экуменическая церковь во Фрайбурге

В Ризельфельде, пригороде Фрайбурга, католическая и протестантская общины решили молиться под одной крышей и вместе финансировали строительство нового храма из так называемого легкого бетона.

Новые храмы старой Европы

Экуменическая церковь во Фрайбурге (интерьер)

В одном здании имеются католический и евангелический залы, а также общий крестильный храм и так называемое «пространство тишины». Стена между евангелическим и католическим залами – подвижная, во время общих собраний и экуменических служб она отодвигается в сторону.

Новые храмы старой Европы

Церковь Сердца Иисуса в Нойхаузене

«Каждое время должно востребовать право строить собственные храмы», — значится на интернет-странице храма Сердца Иисуса (Herz-Jesu-Kirche) в Нойхаузене. Авторы проекта этой церкви в пригороде Мюнхена, архитекторы бюро «Allmann Sattler Wapper», стремились создать светлое, распахнутое навстречу человеку пространство. Cтеклянные ворота портала открываются навстречу входящему.

Новые храмы старой Европы

Церковь Сердца Иисуса в Нойхаузене (интерьер)

Церковь в Нойхаузене стала важным этапом в развитии новой традиции сакральной архитектуры. Одним из новшеств для нее является ставка на такие материалы как дерево и стекло.

Новые храмы старой Европы

Капелла брата Клауса в Айфеле

Капелла брата Клауса (Bruder-Klaus-Kapelle), построенная в регионе Айфель к западу от Кельна, пользуется культовым статусом. Ее спроектировал знаменитый швейцарский архитектор Петер Цумтор (Peter Zumthor), не взявший, кстати, денег за свой проект: мать архитектора очень почитала швейцарского национального святого, отшельника брата Клауса. Заказчики оплатили лишь строительство.

Новые храмы старой Европы

Церковь Падре Пио в Сан-Джованни-Ротондо

Пристройку к храму, где покоятся мощи Падре Пио, одного из самых почитаемых итальянских святых нового времени, проектировал выдающийся современный архитектор Ренцо Пиано. Сейчас Пиано работает над проектами еще двух храмов, которые будут построены в Тоскане.

Новые храмы старой Европы

Собор Богородицы в Невигесе

Церковь Девы Марии в Невигесе – второй по значению после Кельнского собора богородичный паломнический центр Германии. Одновременно это «праматерь» всех новых церквей страны. Построенная по проекту знаменитого архитектора Готфрида Бёма, происходящего из династии строителей храмов, и освященная в 1968 году, она стала идеологическим образцом для современного направления в сакральной архитектуре.

Что происходит с христианами в исламских странах?
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

  • 270p | 49,5MB
  • 360p | 75,8MB
  • 720p | 198,4MB

Что происходит с христианами в исламских странах?

Яков Кротов: У нас в студии паспорт Ширинай Досова, сотрудница германской миссии «Свет на Востоке», у нас на связи Михал Коваль, режиссер, документалист, и по телефону российский корреспондент Сергей Пашков.

Такой набор участников связан с тем, что сегодня программа пойдет о положении христиан в исламских странах. Для людей Библии первая страна — это Египет. Там евреи были в рабстве. Оттуда совершен исход и приближение к Святой Земле и к Пасхе. Туда спасался Иосиф с Марией и с младенцем Иисусом. Конечно, теперь это страна исламская, но она все равно остается в каком-то смысле знаковой.

Вы, как понимаю, с конференции в Германии, которая была посвящена гонениям на христиан на Востоке. Так?

Ширинай Досова: Да.

Яков Кротов: Почему вдруг или не вдруг? Каков размах гонений?

Ширинай Досова: Не вдруг. Эта была очень серьезная конференция. На ней был председатель ХДС, скажем, правая рука Меркель. А все началось еще в 1969 году, когда была организована такая христианская миссия, которая называлась «Христианская миссия в коммунистическом мире». Начало оттуда. Но в Германии проходит такая конференция уже в третий раз. Она так и называется «Преследование христиан сегодня». Проходит она каждые два года.

Яков Кротов: Недавно по российским газетам прошла информация, что нескольким курдам, которые просили политическое убежище в России, было отказано, невзирая на то, что они подчеркивали, что идут на курдов гонения.

Михаил, как это воспринимается с точки зрения человека, который на грани цивилизации — европеец в Египте? Можно ли говорить о таких гонениях на курдов-христиан в Египте?

Михал Коваль: Я считаю, что нет. Очень трудно говорить о целенаправленных гонениях. В Египте христиане и мусульмане живут вместе. Конечно, невозможно отрицать, что были нападения на христианские церкви, но это не были соседские столкновения. Приезжали какие-то люди извне и провоцировали какие-то происшествия. Несколько раз случалось так, что соседские трения возникали, которые потом перерождались в столкновения с несколько выраженной религиозной подоплекой.

Но я не могу сказать, чтобы здесь чувствовалось то, что христиане находятся в какой-то опасности. Какие-то шаги вызывают некоторое сомнение. Например, большинство христианских храмов, если не все, охраняются полицией. Это вызывает двойственное чувство у христиан. Но люди живут вместе и трудно сказать, что их как-то сильно делила религия.

Яков Кротов: Сергей, Вы в силу своей деятельности бываете и в Израиле, и в Сирии. Как бы Вы оценили ситуацию с положением христиан в этих странах?

Сергей Пашков: Да, я в Каире и в Египте бываю очень часто и внимательнейшим образом наблюдаю за ситуацией и межконфессиональной, связанной с тем, что возникла недавно, когда «Братья-мусульмане» были отстранены от власти. Ясно, что такие пертурбации, такого рода волнения коснулись и межконфессиональных отношений. Радикальные исламисты, которые почувствовали было себя вольготно, попытались отыграться, в т. ч. и на коптах, с которыми египетские мусульмане соседствовали многие века, и научились жить совместно. Тем не менее, копты всегда чувствовали себя достаточно зажато. Но в последние месяцы (особенно июль-август) обернулись для египетских коптов серьезными гонениями и погромами.

Но надо сказать, что эта проблема возникла не сегодня и не вчера. Копты неуверенно себя чувствовали и раньше. Те, кто побогаче, конечно, стремились покинуть Египет, уехать из этой страны. Остается все меньше верных прихожан. А вот христианская Православная греческая церковь, центр которой находится в Александрии, находится в тяжелом положении. Еще при президенте Мубараке в Александрии находилось всего лишь 200 греческих православных семей. Так что, православные, кто мог, покинул Египет еще раньше.

Что касается Палестины, что касается Сирии. Вы помните бои вокруг сирийского города Маалюля, где находится монастырь Святой Феклы. Именно туда начали наступление радикальные группы исламистов (это небольшой городок, но очень почитаемый христианами), заняли монастырь и начали вести прицельный огонь. Конечно же, население, боясь резни, покинуло этот старейших христианский центр в Сирии.

Процесс дехристианизации коснулся и Палестины. В городе Вифлееме сейчас христианское население не превышает 13% от общего числа жителей. Приход в свое время ХАМАС к власти в Палестине, когда они победили на выборах в парламенте, очень изменил настроение. Когда-то в Вифлееме было 60% христиан. Те, кто могут, уезжают. А молодежь часто принимает мусульманство, поддаваясь навстречу общему тренду исламизма.

Египет — это локомотив, законодатель моды на Ближнем Востоке. Сейчас смена настроения, смена власти может привести к тому, что христиане опять поднимут голову. И этот процесс, который мы называли дехристианизация Ближнего Востока, может измениться, если и остальные ближневосточные страны, глядя на Египет, решат изменить свое отношение к радикальному исламу. Так что, все еще в пути. Надежда есть. Как только смолкают выстрелы, как только заканчиваются погромы, христиане вновь поднимают голову, прорастают, как трава сквозь асфальт.

Яков Кротов: Пан Михаил, как бы Вы откомментировали то, что рассказал Сергей?

Михал Коваль: Несомненно, «Братья-мусульмане», которые пришли к власти в Египте, они ужесточили дифференциацию по религиозному признаку. В Египте очень много богатых христиан. В Египте христиане занимаются продажей алкоголя, который приносит очень большие доходы. В некотором роде это их тоже выделяет, ставит на прицел.

Яков Кротов: Совсем недавно я видел замечательный очерк о коптской церкви в пригороде Каира. Эта церковь построена внутри скалы каирскими мусорщиками. Потому что копты в силу того, что на них давление, заполонили эту нишу — собирание мусора, как многие христиане в Индии. Это самая низшая каста — мусорщики. Получается, что у христиан отсутствует средний слой — это и самый социальный низ, и в то же время самый верх.

Михал Коваль: Я бы с Вами не согласился. Есть и город мусорщиков, в котором прекрасная церковь. Он не был построен мусорщиками. Это очень старый храм. Легенда его к IX веку относит. Именно, скорее всего, вокруг него вырос христианский поселок, который потом превратился в город мусорщиков. Да, христиане занимают нижнюю прослойку мусорщиков, к которым здесь не относятся пренебрежительно. Их считают полезными членами общества. Тут я бы не сказал, что они подвергаются какому-то презрению.

Совершенно с Вами согласен, что существует высший класс христианский. Но в то же время существует мелкий бизнес. Очень много мелкого христианского бизнеса.

Яков Кротов: Ширинай, как видим, картина не такая тревожная.

Ширинай Досова: На самом деле, картина тревожная. На самом деле, воюют шииты с суннитами. Там могут быть какие-то интересы, война за ресурсы и т. д. В этих странах страдают христиане.

Яков Кротов: Хочется найти первопричину. Кто виноват? В Египте на протяжении 12-ти веков мусульмане и христиане поддерживали некоторое равновесие, вдруг это равновесие нарушено. В Ираке на протяжении веков была огромная христианская община, и вдруг их начинают выживать и выметать. Почему? Это ислам? Радикальный ислам? Мне кажется, ответ очень простой — это произошло после того, как начались войны, в которых участвуют, прежде всего, представитель стран Запада в Ираке. Может быть, для спасения христиан — это притормозить военные действия постхристианского мира?

Ширинай Досова: Согласна. Потому что до того, как американцы вошли в Ирак, там было 850 тыс. христиан. Представьте себе, что осталась десятая часть. Вот, что случилось. Сегодня погромы на христиан в Сирии, потому что поддерживаются повстанческие войска. Что говорят сирийцы? Вы христиане, вы ставленники, вы на них работаете. Конечно, не надо поддерживать, но, с другой стороны, и зло должно быть наказуемо.

Яков Кротов: Я Вам процитирую отца Дмитрия Смирнова: «Нас Господь призывает не отвечать злом за зло».

Ширинай Досова: Да, и это правильно. Сейчас в сирийскую национальную коалицию, которая ищет признание из других стран, вошло 9 министров, и ни одного представителя от христиан. А ведь в этой стране проживает 10% христиан. На этой конференции были люди из Египта — отец, у которого убили сына. Из Сирии были беженцы. Сейчас Германия приняла 5 тыс. беженцев из Сирии. Мальчик из Ирака — убили жену-христианку именно за христианство. Какой ислам? Радикальный ислам.

Яков Кротов: Отвечать ли злом на зло?

Ширинай Досова: Не надо злом на зло. Но есть другая сторона. А если ребенок идет по улице, с ним делают какое-то зло, не отвечай — проходи мимо. Это же другая ситуация. Есть какие-то вещи, где защита жизни должна быть.

Яков Кротов: Согласен. Но когда мы говорим о христианах в странах Востока, мы говорим все-таки не о детях. Они меньшинство, но это не означает, что они дети.

Пан Михал, в русской прессе принято говорить, что копты — это христиане. Справедливо такое отождествление — копт-христианин? Что преобладает? Насколько слилось вероисповедание с национальностью? Можно ли себе представить секулярного неверующего копта, секулярного египтянина? И что значит — радикальный исламист? Это египтянин, исповедующий особый ислам? Кто сверг «Братьев-мусульман» — мусульмане умеренного толка или секулярные? Ощутимо ли в Египте присутствие такого нового для Востока элемента как человек, который религиозно не идентифицирует себя.

Михал Коваль: Копт и христианин это совершенно одно и тоже и в понятии самих коптов и в том, как они себя позиционируют. Египетский христианин — это копт. Я не встретил ни одного неверующего копта. Это очень религиозная община, это очень религиозные люди. Эта религиозность немножко по-другому проявляется, чем в православии. Там церковь сама по себе немножко другую роль играет. Это место веселья, это место молитв, это место сбора людей. Общение с Богом происходит не только в церкви.

Читайте так же:  Как проходит крещение девочки в церкви

То же самое происходит с мусульманами в Египте. Кстати, среди мусульман гораздо больше секулярных людей. Следует помнить о том, что Египет был одной из самых европеизированных арабских стран. Появление «Братьев-мусульман» вызвало очень сильное отторжение у самих мусульман. Потому что сами египетские мусульмане очень твердо утверждают, что не будут какие-то молитвенники, ридикалы диктовать, как нам общаться с Богом. Поэтому, я думаю, что «Братья-мусульмане» не смогли найти особо много людей, которые соглашались бы с их взглядами. Поэтому они были отторжены. Радикальный ислам отвергается здесь.

Яков Кротов: Может быть, вместо того, чтобы целенаправленно заботиться о судьбе гонимых христиан, помогать не христианам, а помогать развитию духа толерантности и терпимости и, может быть, даже секулярности в том смысле, что нельзя заботиться только о своих? Если мы заботимся только о своих, мы — христиане, то не поступаем ли мы так же, как те, кого называют радикальными исламистами? Может быть, просто изменить тактику? Цель та же остается — чтобы был мир и благоденствие, но тактика другая — не свои своих каждый защищает, а христианин защищает и буддистов, и исламистов и т. д.?

Ширинай Досова: Немцы приняли сейчас 5 тыс. сирийцев. Если один маленький город принял 250 человек, а из них 81 только христианин. Это — люби ближнего как самого себя, с одной стороны, с другой стороны — делайте добро всем.

Знаете, в чем проблема? Мы не знаем друг друга. Что думают мусульмане о христианах? У вас три Бога — и Бог, и мама Бог, и сынок Бог. У них тормоз сразу. Потому что единобожие в мозге глубоко. А что мы знаем о мусульманах? А мы знаем, что они потенциальные террористы. Это сейчас как бы прививается. Вот от незнания друг друга, у нас какая-то отчужденность. Мы не хотим знать друг друга. Почему мы не хотим знать друг друга? Надо как-то с образованием дружить, как-то друг с другом уметь говорить.

Хорошо, что есть такая конференция, которая озвучивает ситуацию. Есть проблема христиан. И не надо на это закрывать глаза, что все хорошо. Мы знаем, что даже в нашем постсоветском пространстве запрещаются общины, не регистрируются общины. Конференция была посвящена тому, что Европа это не только евро, что это европейские ценности, главная из которых — это свобода религии. А в мусульманских странах запрещается христианство. Что сегодня делается в этих странах? Сколько христиан гибнет? Это другая сторона, что Христос предупредил — будете гонимы.

Яков Кротов: В Нигерии много убивают христиан. Жертвами нападения пастухов в Нигерии стали 18 христиан — напали на христианскую деревню. В Нигерии, если ты принял христианство, ты нарушаешь традицию, ты ушел из нашего мира, ты променял его. Как к тебе теперь относиться? Ты становишься врагом традиционным ценностям. И тогда встает вопрос — в России тоже ведь в преамбуле о свободе совести 1997 года значится, что православие, буддизм, иудаизм составляют традиционные ценности. Сейчас предложение Мизулиной — закрепить православие как традиционную религию в Конституции России. И шаг влево, шаг вправо будет считаться ересью. Может быть, прежде чем, предъявлять претензии к Нигерии.

Ширинай Досова: Заняться самими собой. Согласна. Потому что вот это протаскивание такого православия, какого-то, извините, махрового. Если мы хотим претендовать на какое-то демократическое государство. Что тут говорить?! Протестанты тут переживают гонения.

Яков Кротов: В России?!

Ширинай Досова: Да. Попробуйте, арендуйте в Москве здание для церкви? Вы встретите какие сопротивления! И все-таки — нет принуждения в религии. Все-таки ислам предполагает, что все имеют право верить, во что они хотят. Это мое личное дело — верить или не верить. Это мой личный выбор.

Вот уже XXI век. Уже пора на земле как-то уметь договариваться. Если мы претендуем, что мы то, и се, и т. д., а договариваться друг с другом, уметь слушать друг друга не умеем. Пусть он останется при своем. Не надо с пеной у рта идти его убивать за его убеждения. Пусть он верит, во что хочет.

Яков Кротов: Конечно, пострадать за Христа достойно и праведно. Но я бы сказал, пусть лучше уедут в Германию, в США, в Швецию, в Россию, чем страдать.

Ширинай Досова: Так, Павел сказал: «Гонят вас? Бегите!» Но с другой стороны, если страдаете, Христос сказал: «Вы блаженны, когда вас гонят».

Яков Кротов: Все непонятно — гоним ли ты за Христа или гоним ли ты за наполеоновские походы, за английскую колонизацию и т. д. Вы упомянули демократию. Я процитирую отца Дмитрия Смирнова: «Гонения на христиан могут проявляться и в европейских странах, когда запрещают христианские гимны в школах, ограничивают праздник Рождества».

Ширинай Досова: Да, крестик нельзя надевать.

Яков Кротов: Дмитрий Смирнов и сказал ехидно, что же это в Англии происходит — диктат меньшинства над большинством в самой неприличной форме. Какая же это демократия, когда народ не может проявить свою власть, будучи в своей стране большинством? На самом деле, демократия — это защита прав меньшинства. А что тогда в Германии? У Вас создалось ощущение, что христиан там гонят?

Ширинай Досова: Выступала молодая девушка из Пакистана, 30 лет, которая организовала фонд. Этот фонд в поддержку девушек, которых выдают насильно замуж на мусульман-пакистанцев. Ее девочкой 11 лет привезли в Австрию. Через 10 лет из Австрии тайно вывезли в Пакистан как бы в гости. А там сватовство, никуда не денешься. Она бежит из этого Пакистана. В Австрии на нее уже стали гонения пакистанцев, которые имели свою общину. Она бежала в Германию. В Германии ей чуть ли не охрану приставили. Она говорила о том, что христианство здесь гонимо, потому что она не находит поддержки тому, что она переживает. Если она считает, что это гонимо, то что же говорить о странах, где попробуй Библию достань. Однако в Германии Кораны раздают — пожалуйста.

Яков Кротов: Так Вы все-таки за что? Чтобы и там Библию раздавали, или чтобы тут Коран запретили?

Ширинай Досова: Пусть здесь Коран раздают, а там Библию раздают.

Яков Кротов: Вы за такой передел мира, что в Германии только Библия.

Ширинай Досова: Нет, нет. В Германии раздают Коран. Были противники этого. Пусть раздают.

Яков Кротов: Библию в Германию можно раздавать?

Ширинай Досова: Обязательно! В мусульманской стране можно раздавать Библию? Нужно! А почему не разрешают?

Яков Кротов: Во-первых, я противник раздачи Библии, потому что на халяву и уксус сладок. Я бы предпочел продать.

Ширинай Досова: Но мы идею берем, мы понимаем, что за идея стоит.

Яков Кротов: Что меня беспокоит. Что такое гонимость? Когда Господь говорит о гонениях, он говорит: «Враги человеку — его домашние». Господь ведь говорит не о национальных различиях, а о нравственном выборе. Украл или не украл. Ты отказался участвовать в воровстве, и ты такому давлению подвергнешься! Гоним ли он за Христа, если он был замаран в коррупции? Как бы так жить свято, что если уж тебя гонят, ты мог твердо сказать, что это за Христа, а не за национальность?

Ширинай Досова: Согласна. Другая сторона. Христос сказал: «Идите, научите все народы». Христиане имеют посланничество. Они ученики. Они несут весть во все страны. У них призвание такое.

Яков Кротов: И у индуистов такое призвание, и у кришнаитов.

Ширинай Досова: Пусть они всем этим занимаются. А каждый слушает и выбирает, что ему нравится. Не нравится — отвернись. Для этого не надо брать топор, вилы и убивать человека. Поэтому мир сегодня такой очень непростой. То, что христиане гонимы — надо признать.

Яков Кротов: Когда мы говорим, что Господь нас послал проповедовать, да, это верно. Но мусульманин, услышав это, содрогнется и скажет: «Оставьте мой народ в покое». Да, мы призваны проповедовать Евангелие народам, но проповедуем Евангелие народам и народ перестает быть народом. Народ превращается в миллион разных людей. То, что были люди — русские, тибетцы — исчезают и становятся миллионы. Они в свете божьем, в свете свободы становятся очень разными. Свобода превышает национальное, и тогда уже нет народа, а есть миллиарды людей перед Богом. И каждый сам отвечает на призыв любви.

Ширинай Досова: Согласна. Но Христос все-таки избрал учеников, и они пошли. Они пошли в Египет, в Сирию, по легенде в Таджикистан. И Слава Богу.

Яков Кротов: Поэтому, я думаю, что мир между нами возможен.

Яков Кротов

Историк и священник, ведущий рубрики Радио Свобода «Между верой и неверием»

Официальный сайт Московского Патриархата

  • Патриарх
  • Новости
  • Документы
  • Межсоборное присутствие
  • Публикации
  • Организации
  • Персоналии
  • Фото
  • Видео
  • Аудио
  • Анонсы
  • Тысячелетие преставления равноапостольного князя Владимира

  • Архиерейский Собор-2021
  • Архиерейский Собор-2017
  • Архиерейский Собор-2016
  • Архиерейский Собор-2013
  • Архиерейский Собор-2011
  • Поместный Собор-2009
  • Архиерейский Собор-2009
  • Патриарх
  • Высший Церковный Совет
  • Межсоборное присутствие
  • Синодальные учреждения
  • Московская Патриархия
  • Епархии и Экзархаты
  • Поместные Церкви
  • Церковь и государство
  • Церковь и общество
  • Наука и образование
  • Издательства и СМИ
  • Памятные даты
  • Старообрядчество
  • Межрелигиозные отношения
  • Инославие

Главные новости

В праздник Рождества Христова на российских телеканалах и портале Патриархия.ru пройдет прямая трансляция Патриаршего богослужения

В день памяти святителя Петра Московского Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Александро-Невском скиту

В канун Недели 30-й по Пятидесятнице Святейший Патриарх Кирилл совершил всенощное бдение в Александро-Невском скиту

Святейший Патриарх Кирилл совершил молебное пение на новолетие в Храме Христа Спасителя в Москве

Состоялось последнее в уходящем году заседание Священного Синода Русской Православной Церкви

Архив

  • PDA-версия сайта
  • Наши баннеры
  • Экспорт новостей
  • Список печатных СМИ, получивших гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви»

13 июня 2011 года в ходе рабочей поездки в Египет председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион выступил на встрече с преподавателями и студентами университета Аль-Азхар.

Уважаемые преподаватели и студенты университета Аль-Азхар!

Благодарю вас за возможность встречи и, надеюсь, доброй беседы в стенах старейшего и авторитетнейшего в мире исламского университета. Ваш университет возник в X веке, несколькими веками раньше, чем первые университеты в Европе.

Я являюсь архиереем Русской Православной Церкви и выступаю перед вами по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В апреле прошлого года Святейший Патриарх был гостем вашего университета. Надеюсь, что мое посещение Аль-Азхара станет продолжением того диалога, который был начат Предстоятелем нашей Церкви.

Сегодня я предстаю перед вами как христианин ? один из более чем двух миллиардов христиан на нашей планете. Нынешний христианский мир разделен на западную и восточную части. Восточная христианская традиция включает в себя Православные Церкви и Древние ориентальные Церкви. Одной из Древних ориентальных Церквей является Коптская Церковь, которая на территории вашей страны насчитывает около 10 процентов верующих. Православная Церковь состоит из пятнадцати Поместных Церквей, одна из которых ? Александрийская ? включает в свою каноническую территорию Египет.

Русская Православная Церковь ? самая многочисленная Поместная Православная Церковь. Она насчитывает свыше 150 миллионов верующих и располагается также в странах, где большинство составляют мусульмане, ? Казахстане, Таджикистане, Узбекистане, Азербайджане, Туркменистане. Сегодня, после десятилетий богоборческих гонений в XX веке, наша Церковь активно развивается. Церковное присутствие можно наблюдать в самых различных сферах общественной жизни.

Я приехал из России, где мирно и по-добрососедски проживают на протяжении более десяти веков православные и мусульмане. В России представители ислама с уважением относятся к Православной Церкви; мы тесно сотрудничаем как с руководителями Совета муфтиев России, так и с Центральным духовным управлением мусульман России, а также с муфтиятами, входящими в Координационный совет мусульман Северного Кавказа. В России никогда не было межрелигиозных войн и крупных конфликтов на религиозной почве. У нас в стране, где мусульмане являются религиозным меньшинством, они пользуются не меньшими правами, чем православные.

Сегодня мы отчетливо видим, что, к сожалению, есть силы, которые заинтересованы в разжигании межрелигиозной розни, создании очагов нестабильности в разных уголках мира. Для этого широко используются современные информационные технологии, социальные сети, методы «промывки мозгов». Именно сейчас, как никогда ранее, важен активный межрелигиозный диалог, целью которого является свидетельство каждой из общин о своей вере и традиции, а также укрепление мира. Я приехал к вам, чтобы вместе подумать, как нам, людям веры, отвечать на вызовы секулярного мира, а также противостоять попыткам разжигания межрелигиозных конфликтов.

Наши религии призывают к миру и добрососедству. В Евангелии Бог заповедует нам любить своих ближних так, как мы любим себя. Христиане считают мусульман своими ближними. Диалог между нами понимается как разумный инструмент общения и поддержания мирных отношений религиозных общин. Мы руководствуемся словами Нового Завета: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12:18).

Священная книга мусульман Коран также говорит о необходимости уважительного отношения к христианам со стороны приверженцев ислама.

Коран упоминает «благочестивых» ? носителей традиционных религий единобожия (т.е. иудеев и христиан), которые остались верны изначальным заветам своих учителей ? Моисея и Иисуса Христа, «держащим прямо Тору и Евангелие» (Коран, 5:66). Они и мусульмане призваны стремиться «опережать друг друга в добрых делах» (Коран, 2:148). Коран учит, что мусульмане и христиане призваны идти своими путями к Богу: «…Каждому из вас Мы установили закон и путь…» (Коран, 5:48). Сосуществование различных видов монотеизма ? трех авраамических религий, согласно Корану, имеет глубокий смысл: «…Если бы Аллах пожелал, то сделал бы вас одной общиной, однако Он разделил вас, чтобы испытать вас тем, что Он даровал вам. Состязайтесь же в добрых делах. Всем вам предстоит вернуться к Аллаху, и Он поведает вам о том, в чем вы расходились во мнениях» (Коран, 5:48).

Именно обилие добрых дел, сказано в Коране, указывает на преимущество того или иного направления авраамической традиции: «…И творите добро, поскольку Аллах любит творящих добро» (Коран, 2:195). Коран прямо говорит, что именно по этому критерию будут судимы представители авраамических религий: «Воистину, верующим, а также иудеям, христианам и сабиям, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и совершали праведные деяния, уготована награда у их Господа. Они не познают страха и не будут опечалены» (Коран, 2:62).

История знает множество примеров толерантности мусульман по отношению к христианским храмам и иудейским синагогам. Монастырь святой Екатерины на горе Синай избежал разграблений и сохранил свои уникальные рукописи и святыни именно благодаря такому отношению египетских мусульман.

По мысли Корана, нельзя навязывать иную веру христианину: «Нет принуждения в вере. Стала ясной разница между стезей праведной и заблуждением. И кто не верует в идолов, а верует в Аллаха, тот держится за крепчайшие узы, коим нет расторжения…» (Коран, 2:256).

Коран говорит о Евангелии как о законе для христиан, содержащем в себе, подобно Торе, «руководство к прямому пути и свет»: «Вслед за пророками Мы отправили Ису [Иисуса], сына Марьям [Марии], с подтверждением истинности того, что было до него в Торе. И Мы даровали ему Евангелие, а в нем ? свет и праведный путь в подтверждение тому, что в Торе, и ниспослали наставление для богобоязненных» (Коран, 5:46). Священная Книга ислама призывает христиан следовать Евангелию: «Пусть последователи Евангелия судят согласно тому, что Аллах ниспослал в нем…» (Коран, 5:47).

Мусульмане на протяжении многих веков жили бок о бок с христианами, в частности, в Египте. Положение христиан в мусульманском мире определялось обстоятельствами места и времени, однако их традиционный статус, сформировавшийся в период Арабского халифата, оставался практически неизменным.

Главная проблема в настоящее время, на мой взгляд, состоит в том, что в последние десятилетия становится все больше людей, стремящихся в угоду собственной гордыне исказить древние установления, разжечь межрелигиозные войны. Вспомним, что и первое братоубийство на земле свершилось «по религиозным мотивам»: жертва праведного Авеля была принята Господом, а жертва Каина — отвергнута (Быт. 4:3-8), поэтому Каин в злобе и зависти убил Авеля.

Гордецы, действующие своим разумением, а не по воле Творца, приводят свой народ к катастрофе. Иисус Христос называл лжепророков «волками хищными» (Мф. 7:15), а пророк Исайя предупреждал народ, чтобы он не следовал «пророку-лжеучителю», насаждающему заблуждение и ведущему к погибели (Ис. 9:15-16). Далее он же говорит: «…Так как этот народ приближается ко Мне устами своими… сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих… мудрость мудрецов его погибнет и разума у разумных его не станет» (Ис. 29:13-14).

Такие лжепророки породили проблему религиозного сектантства. К сожалению, иногда мусульмане отождествляют их представления с общехристианскими. Мы видим сегодня, как лидеры различных харизматических сект, именующие их христианскими Церквами, провоцируют людей на необдуманные поступки ради собственного, как сейчас модно говорить, «пиара». Вспомним пастора из Флориды, который совершил кощунство в отношении Священной книги ислама ? Корана. Такие лжепастыри не имеют ничего общего с подлинным христианством. Существуют и сектантские движения, которые занимаются агрессивной и неуважительной к местным традициям деятельностью среди мусульман. Все это ведет к искажению образа христианства, подобно тому, как и действия исламских сект представляют ислам в извращенном виде. Я понимаю возмущение мусульман, религиозное чувство которых оскорбляют эти псевдохристиане. Но я призываю не отождествлять их с христианами восточной традиции ? православными и коптами, которые уважают ислам и никогда не оскорбляли то, что священно для мусульман.

Аналогичная проблема существует и в мусульманской среде. Есть люди, которые, называя себя мусульманами, проповедуют ненависть и призывают к убийствам людей иных религий, в частности, христиан. Они, несмотря на имеющиеся в Коране запреты насилия над христианами как «людьми Книги», присваивают себе авторитет и право решать, кто из последователей Христа заслуживает смерти. Показательно, что их жертвами становятся не только христиане, но и многие мусульмане, которые, будучи приверженцами традиционных направлений ислама, объявляются «отступниками» или «лицемерами». Подлинной трагедией стала необъявленная война, которую эти люди объявили муфтиям на Северном Кавказе. Одной из последних их жертв стал председатель Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анас-хаджи Пшихачев. Буквально на прошлой неделе в Дагестане убит ректор исламского теологического института Максуд Садиков, а в прошлом году экстремисты убили единственного на постсоветском пространстве доктора шариатского права, выпускника дамасского университета Абу-Нур Муртазали Магомедова.

Читайте так же:  Церковь на улице привокзальная

Трагедия состоит еще и в том, что чуждые Корану идеи ненависти к христианам в последнее время усиленно распространяются среди исламской молодежи. Недавно в Египте были подожжены коптские храмы, но ведь Коран говорит о том, что места молитвы Богу необходимы: «Если бы Аллах не удерживал одних людей другими, то были бы разрушены и монастыри, и церкви, и синагоги, и мечети, где постоянно призывается имя Божие» (Коран, 22:41-42).

Все вы знаете, что в последние месяцы происходят акты насилия в отношении христиан-коптов, которые составляют в настоящее время около 10 процентов населения Египта. Коптские храмы, которые стоят здесь многие столетия, пытаются уничтожить, а христиан ? заставить покинуть Египет. Но ведь копты ? коренные египтяне. Они с уважением относятся к исламу и законам Египта, горячо любят свою родину. Как и мусульмане, христиане хотят видеть свою страну независимой и сильной. Уверен, если египтяне-мусульмане и египтяне-христиане будут жить в мире, соревнуясь в добрых делах, это и будет исполнением воли Бога. Конфликт между египтянами выгоден только врагам Египта.

Чтобы преодолеть разделения, нам необходимо найти то, что нас объединяет. И, как оказывается, у наших религиозных общин есть много общего: мы одинаково стремимся противостоять разрушительной секулярной идеологии, отстаивать семейные ценности и традиционную мораль. Сегодня верующие люди сообща свидетельствуют о глубоком моральном кризисе, в котором находится современное общество. Я назову лишь некоторые, хорошо известные глобальные проблемы.

Окружающий нас мир всегда был полон насилия, страданий и несовершенства. Однако бытие человечества имеет смысл, если между людьми устанавливаются отношения искренности, дружбы и жертвенности. Сегодня мы наблюдаем кризис доверия в межличностных и международных отношениях, который вызван всепроникающим эгоизмом, рассматривающим окружающих людей как средство удовлетворения собственных амбиций.

Мировые экономические отношения являются выражением несправедливости, которая ставит одни государства в положение сверх потребления материальных благ, а другие ? за черту бедности. Экономическая элита пытается подчинить цели наибольшей выгоды любые общественные отношения как внутри, так и за пределами государств. Самым наглядным доказательством глубокой болезни мировой экономики стал глобальный кризис, порожденный человеческими пороками, которые оказались сильнее казавшихся безупречными систем контроля и регулирования.

Упоминание прав человека в наши дни нередко связано не столько с обеспечением богодарованной свободы личности, сколько с политическими технологиями, превращающими человека в объект манипулирования. Человеческой свободой сейчас оправдываются посягательства на чувства верующих, на признанные нравственные нормы, регулирующие общественную и семейную этику, отношения между родителями и детьми. Мы испытали чувство стыда, когда в датской прессе появились карикатуры на основателя ислама. Оскорбление религиозных чувств мусульман при этом оправдывалось свободой слова и прессы.

Посмотрите, что происходит с семейными ценностями в некоторых западных странах. По существу, традиционная семья упраздняется как отживший общественный институт. В публичном пространстве культивируются идеи половой распущенности, разврата, допустимости супружеской измены, однополых сожительств. Разрушение семьи ? это мина замедленного действия, способная подорвать нравственный базис целых поколений. Ведь именно семья позволяет передать от родителей к детям веру, уважение и почитание старших. Если под влиянием современной популярной культуры отношения детей и родителей перерастают в торговый контракт, то это обесценивает и вырождает семью.

Кампания за уравнивание прав гомосексуальных сожительств с традиционными семьями в глазах верующих людей ? недопустимая попытка нивелировать различия между пороком и добродетелью.

Зачастую борьба за свободу женщин превращается в стремление последних освободиться от «навязанных стереотипов», что приводит к разрушению нравственных ограничений, связанных с целомудрием будущих матерей. В результате мы сталкиваемся с неуклонным ростом проституции, сексуального рабства и торговли людьми.

Все упомянутые выше вызовы ? это необъявленная война против людей, придерживающихся традиционных ценностей, в которой они проиграют, если не объединятся вокруг общего представления о добре и зле. Да, между нами много различий, но мы близки в вопросах традиционной нравственности, понимания необходимости добродетельности и мирного сосуществования.

Поэтому мы, христиане и мусульмане, должны выступить единым фронтом против общественных пороков, сообща отстаивать право жить по своим убеждениям, воспитывать детей по вере отцов, быть свободными от насмешек и издевательств со стороны людей, которые забыли свое прошлое и пренебрегли духовным наследием предков. Вера делает нас свободными, а этого не могут терпеть люди, поклоняющиеся кумирам современного мира: богатству, ложно понимаемой свободе, страстям и эгоизму.

Мы призваны свыше к тому, чтобы жить в мире, к взаимному уважению и противостоянию безнравственному нечестию. Будем же вместе отвечать на вызовы современного мира, защищать наше право жить, основываясь на традиционной нравственности. Это необходимо не только для нас с вами, но и для блага будущих поколений!

Христиане в исламских странах

Как живут христиане в странах, где большинство населения является приверженцами ислама? Этот вопрос сегодня как никогда актуален, поскольку очень много говорится о мусульманах, эмигрировавших в европейские страны, имеющие глубокие христианские традиции, и очень редко обращают внимание на ситуацию, в которой живут христиане в исламских странах.

Исчезновение христианства с территорий, завоеванных исламом

Прежде всего, обращает на себя внимание чрезвычайно любопытный факт: во всех странах Северной Африки (Египет, Ливия, Тунис, Алжир, Марокко), до мусульманского нашествия (завоевание Египта в 640-642 н. э., Триполи, Туниса и Алжира в VII-VIII вв.), несмотря на набеги вандалов, существовали процветающие христианские общины, давшие Вселенской Церкви такие великие имена, как Тертуллиан, как епископ Карфагена св. Киприан, который принял мученическую смерть в 258 году, такие великие личности, как епископ Иппоны св. Августин и епископ Руспе св. Фульгенций. После арабского завоевания Христианство было до такой степени подавлено Исламом, что сегодня можно говорить о его реальном присутствии только в Египте, где живут ортодоксальные копты и другие небольшие общины христиан, представляющие в целом 7-10% населения страны.

То же самое следует сказать о ближневосточных странах (Ливан, Сирия, Палестина, Иордания, Месопотамия), где существовали процветающие христианские земли до исламского завоевания, и где сегодня присутствуют всего лишь отдельные, очень небольшие христианские общины, за исключением Ливана, где христиане составляют значительную часть населения.

Что касается современной Турции, то в первые века от Рождества Христова она была землей, которая дала христианству лучшие плоды как в области литургии и богословия, так и монашеской жизни. Нашествие турок сельджукидов и завоевание Константинополя Мехметом Вторым (1453 г.) привели к созданию оттоманской империи и к практическому разрушению Христианства на анатолийском полуострове. Таким образом, в сегодняшней Турции христиан насчитывается около 100 000, среди которых небольшое число православных, живущих вокруг Фанара, где расположен престол вселенского Патриарха Константинополя. Этот престол считается первым в православном мире, с ним состоят в церковном общении восемь Патриархатов и многие западные и восточные автокефальные Церкви, общее число верных которых достигает 180 миллионов человек.

Исторические факты констатируют, что во всех местах, где Ислам устанавливался воинственным путем, молниеносно завоевывая обширнейшие территории, христианство, которое было там чрезвычайно процветающим и глубоко укорененным в течение веков, практически исчезло, либо сократилось до маленьких островов в бескрайнем исламском море. Трудно объяснить, как такое могло произойти. Отметим, прежде всего, тот факт, что очень часто новые мусульманские завоеватели благосклонно принимались христианским населением, которое с трудом переносило господство византийцев и непомерные тяготы их налоговой системы. С другой стороны, византийская империя, из-за постоянных войн, которые она должна была вести, чтобы сдерживать продвижение народов севера на юг (лонгобардов) и славян, из-за религиозных конфликтов (иконоборчество и разрыв с Церковью Рима) и из-за социальных проблем, которые вносили сумятицу и ослабляли империю, она была не в состоянии противостоять наступлению исламских войск, которые, спустя несколько лет после смерти Мухаммеда (632 г.), завоевали Сирию (636 г.), Персию (636 и 641 гг.), Иерусалим (638 г.), Египет (640-642 гг.) и Северную Африку, и бросились на восток, завоевав Бухару и Самарканд в 709 и 711 гг., и на запад, перейдя чз Гибралтарский пролив (711 г.), завоевав большую часть иберийского полуострова и направившись к Нарбоне (720 г.). И только поражение при Пуатье (732 г.), которое нанес мусульманам Карл Мартелл 1 остановило наступление ислама на Европу.

В действительности уменьшение числа христиан в этих странах до незначительного меньшинства происходило не по причинам религиозного преследования, а из-за тех условий мусульманского государства, в которых они были вынуждены жить. Конечно, преследований христиан в мусульманском мире хватало. Но сначала они были скорее исключением, чем правилом. «Самые решительные и жестокие преследования имели место в середине IX века под предводительством Аль-Мутаваккиля, и еще более жестокие — позже, в Египте, в начале XI века, под предводительством Аль-Хакима Би-Амр-Аллаха. В эпоху мамелюков бахритов (1293-1354 гг.) преследование приобрело систематический характер: историки мусульмане сообщали о десятках разрушенных церквей и о массовых насильственных обращениях. Нетерпимость достигла тогда своего пика, как продемонстрировали недавние исследования исторических документов» 2 .

Однако следует напомнить, что в эпоху правления династии халифов аббасидов — которая правила с 749 по 1258 гг. н. э., столицей которой был Багдад, основанный Аль-Мансуром, вторым халифом династии — христиане, проживавшие в регионах, завоеванных исламом, играли важную роль как в области культуры, так и в управлении государством. Действительно, когда арабы мусульмане завоевывали такие страны, как Сирия и Египет, они изумлялись высочайшиму уровню культуры этих народов в области философии и науки, великолепие церквей, монастырей и общественных зданий также вызывало их восхищение. Желая приобщиться к этим культурным ценностям, они использовали христиан, чтобы перевести на арабский язык произведения Аристотеля и аристотелевых толкователей, таких как Александра из Афродисии, Платона и неоплатоников, Порфирия, Гиппократа и Галена; Эвклида и трактаты по математики, тригонометрии и астрономии. Поскольку между VI и VIII вв. многие из этих произведений были переведены на сирийский язык, халифы аббасиды организовали группы переводчиков, составленные из христиан сирийцев, чтобы перевести эти произведения на арабский.

В области управления государством, в первые века ислама, христиане занимали важные посты, пусть даже в большинстве своем эти посты не были руководящими. Очень ценился труд медиков-христиан, которых часто приглашали руководить больницами. К сожалению, несмотря на все это, положение христиан внутри мусульманского общества было таким, что оно постепенно привело их к исчезновению, или свело их количество до незначительного меньшинства. Почему?

Воинственный лик ислама: «джихад»

Государство, основанное Мухаммедом, было полностью теократическим: то есть в нем все было подчинено Аллаху и Корану, «Книге», которую он «явил» своему Посланнику и Пророку Мухаммеду. Поэтому закон мусульманского государства должен был быть обязательно кораническим, то есть шариатом. Согласно мусульманскому праву, мир разделен на три части: дар аль-харб (земля войны), дар аль-ислам (земля ислама) и дар аль-ахд (земля договора), то есть страны, с которыми был заключен договор. В него входят государства, в которых действует коранический закон и которые управляются мусульманскими правительствами; все остальное — это земля неверных, то есть дар аль-харб, против которой мусульмане, хотя бы теоретически, находятся в состоянии войны, которая будет длиться до тех пор, пока весь мир не покорится исламу. Затем эти страны также станут странами договора.

Со странами, относящимися к «земле войны» канонический исламский закон не признает других отношений, кроме отношений, свойственных «священной войне», джихаду, что обозначает «усилие» на пути Аллаха, и имеет два значения, оба из которых равно важны, и которые нельзя разделять, как если бы одно не могло существовать без другого. В первом значении джихад обозначает «усилие», которое мусульманин должен совершать, чтобы оставаться верным предписаниям Корана, и совершенствовать, таким образом, свою «покорность» (ислам) Аллаху; во втором он обозначает «усилие», которое мусульманин должен совершать, чтобы «бороться на пути Аллаха», то есть, чтобы бороться против неверных и распространять ислам по всему миру. Джихад — это важнейшее предписание Корана, тем более, что его зачастую причисляют к основополагающим предписаниям — в качестве шестого «столпа» — ислама.

Послушание предписанию вести «священную войну» объясняет тот факт, что история ислама является ничем иным, как историей бесконечных войн, которые велись с неверными для завоевания их территорий: сразу после смерти Мухаммеда (632 г.), под прдводительством четырех халифов, которых называли «верноидущие» (ар-Рашидун), Абу Бакра, Омара, Османа и Али, полчищам арабских бедуинов, плохо вооруженным, но воодушевленным идеей ислама удалось нанести поражение византийским и персидским войскам, значительно превосходивших их численностью и вооружением, но уступавших им в силе духа, завоевав с невероятной быстротой такие большие страны, как Сирия, Персия и Египет, и прежде всего Иерусалим, названный Омаром Аль-Кудс после того, как он завоевал его в 638 году. Все это произошло всего лишь шесть лет спустя после смерти Мухаммеда и споров, кто должен наследовать ему и стать во главе уммы, то есть исламской общины.

Для мусульман победы над византийцами и персами были знаком благоволения Аллаха: повторялось «чудо» битвы при Бадре, где Мухаммед, возглавив 300 человек, разгромил 1000 жителей Мекки, выступивших против него. Таким образом, войны нашествия ислама продолжались, ведя мусульман на запад в самое сердце Франции, на северо-восток до Самарканда, на юго-восток до Индии и современной Индонезии.

Но вся история ислама управлялась идеей завоевания христианских земель западной Европы и восточной империи Рима, столицей которой был Константинополь. Так, в течение долгих веков ислам и христианство сталкивались в жестоких сражениях, которые, с одной стороны, привели к завоеванию Константинополя (1453 г.), Болгарии и Греции, а с другой — к поражению оттомансклой империи в морской битве при Лепанто (1571 г.).

Но и после Лепанто ислам не утратил своего завоевательского духа. Исламское продвижение в Европу было окончательно остановлено только в 1683 году, когда Вена была освобождена от оттоманской осады войсками христиан под предводительством польского короля Яна III Собесского. В предыдущие столетия взятием Гранады в 1492 году было завершено христианское перезавоевание Испании, а в 1061-91 годах норманны освободили Сицилию от арабов, завоевавших ее в IX-X веках. В самом деле, почти тысячу лет, начиная с завоевания Испании, начатого в 711 году Тариком — арабским властителем, от имени которого произошло название Гибралтар (Гебел-эль Тарик: Гора Тарик) — и с завоевания Сицилии вплоть до второй осады Вены в 1683 году, Европа находилась под постоянной угрозой ислама, который дважды ставил ее на грань выживания.

Таким образом, в течение всей своей истории ислам демонстрировал свою воинственность и дух завоевателя во славу Аллаха. Здесь нечему удивляться. Истина состоит в том, что «мечом ислама» не всегда двигал и руководил дух религиозности, то есть желание распространить ислам и завоевать новых мусульман, что означает «покорные» Аллаху, истинному Богу, единственному (вахид) и единому в себе (ахад). Тем не менее, дух «религиозного» завоевания, осуществляемого с помощью джихада, всегда жил в исламе, в послушание Корану, который неоднократно призывает «верующих» «бороться на пути Бога», «за дело Бога» против язычников, которым предлагается альтернатива — либо обратиться в ислам, либо быть убитыми; а также против «неверных», то есть против «народа Книги» (Ахл аль-Китаб), куда они относят христиан, иудеев и сабеев, которых следует подвергнуть особому режиму. В частности, Коран призывает верующих приносить в жертву настоящую жизнь ради будущей, потому что воины, павшие в священной войне против язычников и неверных, являются «мучениками» (сура 3, 140), и поэтому Аллах простит им все дурные деяния и дарует им в награду рай, где они будут наслаждаться всеми материальными и духовными радостями. Что касается «людей Книги», мусульмане должны «сражаться с ними … пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными» (сура 9, 29). «Священная война является религиозным долгом, и ее следует предпринимать с намерением (ният) распространять ислам» 3 .

Согласно мусульманскому праву христиане, иудеи и последователи других религий, ассимилировавшиеся в христианство или иудаизм («сабеи»), которые проживают в мусульманском государстве, относятся к низшему общественному классу, несмотря на то, что они могут принадлежать к одной и той же расе, являться носителями одного и того же языка, и иметь одно и то же происхождение. Закон ислама не признает понятий национальности и гражданства, имеет значение только приналежность к умме, единой исламской общине; поэтому мусульманин, будучи частью уммы, может чувствовать себя как дома в любой исламской стране: он подчиняется тем же законам, имеет те же обычаи и пользуется тем же уважением.

Относящиеся же к «народу Книги» подлежат «дхимме», который является своеобразным двусторонним договором, состоящим в том, что исламское государство разрешает «народу Книги» проживать на его территории, терпит его религию и «гарантирует» ему «защиту» от внешних врагов. Так «народ Книги» (Ахл аль-Китаб) становится «защищенным народом» (Ахл аль-Дхимма). В обмен на такую «защиту» «народ Книги» обязуется платить исламскому государству налог, бремя которого лежит только на дееспособных мужчинах, исключая женщин, детей, больных и старых, а также они обязаны платить налог на землю, на которой живут.

Что касается свободы отправления культа, то всем подлежащим режиму «дхимма» запрещены только внешние его проявления, такие как звон колоколов, крестный ход, торжественные похороны, публичная продажа предметов культа или других товаров, запрещенных для мусульман. Мусульманин, женясь на христианке или иудейке, должен будет позволить ей свободно исповедовать свою религию, и разрешить ей есть пищу, дозволенную ее религией, даже если такие продукты как свинина и вино запрещены для мусульман. «Народ дхиммы» может сохранять или восстанавливать церкви и синагоги, которыми уже обладают; но если нет договора, позволяющего им получать землю в собственность, онги не могут сооружать новые места культа, потому что делая так, они заняли бы мусульманскую землю, которую нельзя уступать никому, поскольку она является «священной» землей Аллаха.

В суре 9, 29 Корана утверждается, что «народ Книги», кроме того, что он должен платить двойной налог, следует подвергать и другим ограничениям: они обязаны одеваться особым образом, им запрещено носить оружие и ездить верхом. Кроме того, «дхимми» не могут вступать в армию, быть государственными деятелями, свидетельствовать на суде среди мусульман, брать в жены их дочерей, быть опекунами малолетних мусульман или иметь слуг мусульман. Они не могут быть наследниками мусульман, так же, как и мусульманин не может быть наследником христианина.

Читайте так же:  Причастие в церкви детей до 7 лет

Прекращение договора «дхиммы» может произойти, прежде всего, в случае обращения «народа Книги» в ислам; но мусульмане, особенно в первые века, относились не особо благожелательно к таким обращениям, потому что оно влекло за собой значительные убытки для казны, процветание которой зависело от количества «дхимми», которые платили личную дань и земельный налог. Прекращение договора «дхиммы» могло происходить, кроме того, в случае неисполнения «договора», то есть когда «дхимми» брали в руки оружие против мусульман, когда они отказывались подчиняться или платить налоги, когда похищали мусульманку, когда сквернословили или оскорбляли каким бы то ни было образом пророка Мухаммеда и исламскую религию, и, наконец, когда пытались обратить мусульманина в христианство. В соответствии с тяжестью каждого их этих преступлений, наказанием могли быть конфискация имущества, продажа в рабство или смертная казнь, за исключением случаев, когда осужденный христианин обращался в ислам. Тогда любое наказание отменялось.

Последствия договора «дхиммы»: «эрозия» христианства

Очевидно, что состояние «дхиммы», длившееся веками, медленно, но неуклонно, привело почти что к исчезновению христианства на мусульманских землях: положение гражданской подчиненности, препятствовавшее христианам занимать общественные должности, и положение религиозной подчиненности, не позволявшее открыто исповедовать свою веру и развивать ее, ставило христиан перед необходимостью либо эмигрировать, либо, что случалось чаще, перейти в ислам. Тем более, что христианин не мог жениться на мусульманке, если не примет ислам, так же и потому, что их дети должны будут воспитываться в исламе. Кроме того, для христианина, перешедшего в ислам, открывалась возможность получать с легкостью развод, в то время, как христианство развод запрещает. С другой стороны, христиане, находившиеся на мусульманских землях, были сильно разобщены между собой — а зачастую даже враждовали — поскольку принадлежали к Церквам разных конфессий (Церкви халцедонские и не халцедонские) и обрядов (восточно-сирийской, антиохийской, маронитской, копто-александрийской, армянской, византийской), таким образом, всякая взаимопомощь практически исключалась.

Режим «дхиммы» длился более одного тысячелетия, хотя не всегда и не везде он отличался суровостью «условий Омара» 4 , согласно которым христиане не только не имели права строить новые церкви и реставрировать старые, пришедшие в упадок, а если и получали разрешение на строительство по доброжелательности мусульманского правителя, церкви должны были быть небольших размеров, ее здание должно было выглядеть гораздо скромнее окружающих ее зданий); а самые большие и красивые церкви должны были трасформироваться в мечети. Естественно, после того, как церковь захватывалась подобным образом, она уже не могла принадлежать христианской общине, поскольку место, ставшее мечетью, не могло иметь иного назначения.

Следствием режима «дхиммы» стала «эрозия» христианских общин и переход многих христиан в ислам. Причин этому было множество: экономические, социальные, политические, чтобы найти лучшую работу, чтобы пользоваться большим уважением в обществе, чтобы принимать участие в административной, политической и военной жизни и чтобы не жить в условиях постоянной дискриминации. В последние века система «дхиммы» претерпела некоторые изменения в сторону ослабления, так же и потому, что в мусульманских странах начали придавать значение таким понятиям, как «гражданство» и равенство всех граждан перед государством. «Тем не менее на практике, даже после распространения западных политическиих представлений об обществе, традиционные понятия не утрачивали своей актуальности, оставаясь в подсознании. Современное понятие гражданства, несмотря на значительные усилия интеллектуалов всех направлений, медленно и с огромным трудом пробивает себе путь в большинстве арабо-мусульманских стран. Складывается впечатление, что в основной ориентации многих мусульманских стран, (даже если это откровенно не указывается в законах), классические категории «уммы» и «дхиммы», доминирующей общины и других, более или менее подчиненных общин, остаются неизменными. Христианин, желая того, или нет, вновь сведен к положению «дхимми», даже если этот термин больше не упоминается в современном праве большинства исламских стран 5 .

Современное положение христиан в исламском мире

Каково сегодня положение христиан в исламском мире и каковы их перспективы на будущее? Напомним прежде всего, что присутствие христиан в мусульманском мире не является одинаковым. В странах Магриба (Тунис, Алжир, Марокко) христианство почти полностьтю исчезло: большая часть христиан, проживающих там, европейского происхождения; лишь единицы из них имеют исламское происхождение. В Египте копты 6 , являясь меньшинством, все же представляют значительную группу населения. В других странах Ближнего Востока (Ливан, Сирия, Иордания, Палестина, Ирак) — включая Египет — христиан насчитывается 6-7 миллионов, то есть 6,3% населения.

Чтобы понять настоящее положение этих христиан, необходимо обратиться к истории XIX и XX веков. В XIX веке в оттоманской империи, где действовала система «миллет», были введены так называемые «регламентации». Речь шла о либеральных реформах, введенных в законодательство страны с 1839 года (когда султан Абдул Меджид провозгласил равенство всех подданных перед законом) по 1876 год (дата обнародования первой Конституции). С первой половины XIX века вплоть до начала первой мировой войны (с распадением оттоманской империи) в арабском мире возникает движение «возрождение» (нахда), навеянное западным влиянием. Это движение было особенно сильным в области литературы, языка и мышления. Многие интеллектуалы были увлечены либеральными идеями.

С другой стороны, христиане завязали прочные связи с западными державами — в частности с Францией и Великобританией, — которые, после распадения оттоманской империи, получили протекторат над странами, входившими в нее. Этот факт дал христианам большую гражданскую и религиозную свободу, и позволил им повысить свой культурный уровень. Кроме того, в первой половине XX века зародились различные политические партии националистического и социалистического толка, такие, как социалистическая партия арабского возрождения, основанная в конце тридцатых годов в Дамаске сирийским преподавателем Мишелем Афлазом, приверженцем греческо-ортодоксальной Церкви. Затем, в 1953 году эта партия слилась с Народной Сирийской партией, основанной в 1932 году так же приверженцем греческо-ортодоксальной Церкви, ливанцем Антуном Саада. И, наконец, в различных исламских странах возникли политические режимы, вдохновленные либеральными и светсткими принципами европейского запада.

Эти факты вызвали в исламском мире сильную реакцию, причиной которой был страх, что светские идеи и «испорченные» нравы западного мира, отождествляемого с христианством, нанесут вред чистоте ислама и станут смертельной опасностью для самого его существования. Эта реакция поддерживалась сильной обидой на западные державы, осмелившихся взять политический верх над исламом, над «лучшей из общин, которая выведена пред людьми» (Коран, сура 3, 110), и навязать свои «развращенные» обычаи «общине (умме), которая призывает у добру, способствует справедливости и препятствует нечестию» (там же, сура 3, 104).

Так родился «радикальный исламизм», который взял на себя функцию выразить отношение мусульманских масс к сложившемуся положению: Хасан аль Банна, Саид Кутб, Абд аль Кадыр Уда в Египте с братьями Мусульманами; Абул-Алла аль Мавдуди в Пакистане и Аятолаа Хомейни в Иране являются их наиболее значительными свидетелями и последователями; среди других групп следует упомянуть исламский фронт спасения в Алжире и множество других 7 .

Возрождение фундаменталистского и радикального исламизма

Радикальный исламизм, стремящийся к тому, чтобы в каждой мусульманской стране был установлен шариат, постепенно набирает силу во многих этих странах, где проживают отдельные группы христиан. Очевидно, что установление шариата сделало бы очень трудной жизнь христиан, и само их существование было бы под постоянной угрозой. Этим объясняется тотальная эмиграция христиан из исламских стран на запад: в Европу, Соединенные Штаты, Канаду и Австралию. Несомненно, что это бегство вызвано не только утверждением исламского фундаментализма, свою роль в этом играют социальные, экономические и военно-политические мотивы; но тот факт, что их религиозная свобода может быть — или уже — серьезно ограничена установлением шариата, делает их пребывание в исламских странах невозможным. В любом случае, достоверно известно, что за последние десятилетия «количество арабов христиан, эмигрировавших из Египта, Ирака, Иордании, Сирии, Ливана, Палестины и Израиля, приближается к трем миллионам, что составляет от 26,5 до 34,1 процентов от общего числа христиан, проживающих в настоящее время наБлижнем Востоке» 8 .

В этой связи не следует недооценивать серьезные факты, произошедшие недавно и нанесших ущерб христианам в некоторых странах исламского большинства: так, в Алжире варварски убиты исламскими фундаменталистами епископ Орано монс. Клаверие (1996 г.), семь монахов траппистов из Тибехирини (1999 г.), четверо Белых Отцов (1994 г.) и шесть монахинь различных конгрегаций. В Пакистане, насчитывающем 3.800.000 христиан из населения в 156.000.000 человек, 96% из которых — мусульмане, 28 октября 2001 года несколько фундаменталистов ворвались во время мессы в церковь св. Доминика в Бахавалпуре и расстреляли 18 христиан. 6 мая 1998 года католический епископ Джон Йозеф был лишен жизни за то, что протестовал против закона о богохульстве, который предусматривает смертную казнь тому, кто будет обвинен в нанесении оскорбления Магомету, в том числе «выраженное словами или жестами, прямыми или косвенными намеками». Так, например, согласно этому закону, говоря, что Иисус Христос есть Сын Божий, наносится оскорбление Магомету, который утверждал, что Иисус не Сын Божий, но Его «слуга». Поэтому закон о богохульстве подвергает жизнь христиан постоянной смертельной опасности.

В Нигерии, где шариат был введен в качестве государственного закона, несколько миллионов христиане стали жертвами различных форм преследования. Серьезные события произошли на юге Филиппин и в Индонезии, которая со своим населением в 212 миллионов человек является самой населенной мусульманской страной в мире. Огромные трудности испытывают христиане Явы, Восточного Тимора и Молукке. Но самая трагичная ситуация, — о которой, к сожалению, забывает западный мир! — это положение в Судане, где север является арабским и мусульманским, а юг — черным и христианским. Со времен президента Нимейру в стране сохраняется состояние гражданской войны между севером, провозгласившим шариат и намеренным установить его силой и кровью по всей стране, и югом, который стремится сохранить и защитить христианскую идентичность. Север страны использует всю свою военную мощь, — финансируемую экспортом нефти на запад, — чтобы разрушать христианские деревни, препятствовать доставке гуманитарной помощи, убивать скот, который является чуть ли не единственным источником выжывания для многих суданцев на юге. Исламисты похищаю девушек христианок, которых перевозят на север страны, насилуют, продают в рабство в качестве наложниц пожилым богатым суданцам. Согласно ежегодному отчету правозащитной организации Amnesty International за 2001 год, «к концу 2000 года, гражданская война, вновь вспыхнувшая в 1983 году, стоила жизни почти двум миллионам человек и стала причиной вынужденного переселения еще для 4.500.000 человек. Десятки тысяч человек бежали от террора, оставив свои дома в верхнем течении Нила, в регионе, богатом нефтью. К этому их вынудили воздушные бомбардировки, массовые смертные казни и пытки».

И, наконец, следует напомнить о факте, о котором часто «забывают»: Саудовская Аравия является крупным поставщиком нефти в западный мир, и этот последний, следовательно, заинтересован в том, чтобы не портить своих отношений с этой страной. Действительно, в Саудовской Аравии, где действует ваххабизм 9 , не только невозможно построить церковь, или даже самое маленькое место для отправления христианского культа, но строго запрещено под страхом тяжкого наказания осуществлять этот культ и носить знаки христианской веры. Таким образом, миллион христиан и христианок, работающих в Саудовской Аравии, лишены любой практики и любого христианского знака. Они могут участвовать в мессе, или в другой христианской практике — и даже тогда с серьезной опасностью потерять работу — только в помещениях иностранных нефтяных предприятий. К сожалению, Саудовская Аравия тратит миллиарды нефтедолларов не на улучшение благосостояния своих бедных граждан, или бедных мусульман других стран, но для того, чтобы строить в Европе мечети и медресе и финансировать имамов мечетей всех западных стран. Можно напомнить, что строительство римской мечети на Монте Антенне, построенной на земельном участке, безвозмездно переданном в дар итальянским правительством, была финансирована в основном Саудовской Аравией, и она строилась специально для того, чтобы стать самой большой мечетью Европы в самом сердце христианства.

Вспоминая об этих фактах прошлого и настоящего, мы были намерены подчеркнуть то значение, которое имеет в жизни народов религиозная свобода, а следовательно, необходимость того, чтобы в каждой стране эта свобода была предоставлена всем гражданам и религиозным группам, какой бы ни была их численность. В самом деле, религиозная свобода затрагивает самую глубину человеческой личности: поэтому отрицание свободы, или хотя бы только ее ограничение глубоко ранит людей, и вынуждает их либо жить жизнью, наполненной скорбной и унизительной дискриминацией, либо эмигрировать в другие страны. Поэтому с большой обеспокоенностью воспринимается тот факт, что в этих странах мусульманского большинства намерены ввести шариат в качестве государственного закона, обязательного для соблюдения всех граждан, также и для не мусульман. Это явилось бы не только несправедливым принуждением, но также серьезной политической ошибкой, потому что поставило бы государство, действующее подобным образом, вне международного сообщества, которое признает в свободе — и в религиозной свободе в том числе — один из своих конституционных принципов.

Именно на основе принципа религиозной свободы Италия намерена заключить Соглашение с мусульманской общиной, проживающей в нашей стране. Это было невозможно сделать до тех пор, пока разным группам мусульман, живущим в Италии, не удалось создать единое представительство, которое могло бы вести полномочные переговоры с итальянским правительством и принять обязательства, распространяющиеся на всех мусульман Италии. С другой стороны существуют проблемы — особенно касающиеся семейного права, положения женщин, права наследования — которые создают немалые трудности для создания такого Соглашения, которое не вступало бы в противоречие с итальянскими законами. Мы желаем, чтобы эти трудности были преодолены, дабы мусульмане Италии чувствовали себя полноправными гражданами страны, храня и свободно исповедуя свою религию, и не образовывали своеобразные изолированные «гетто», — это повредило бы всем, — не интегрированные в итальянское общество.

Джузеппе Де Роза S.I.

Перевод: София Халходжаева (AGNUZ)

Источник: La Civilta Cattolica 2003 IV 160-173
тетрадь 3680.

Примечания

1 Считается общепризнанным, что поражение при Пуатье остановило исламское наступление на Францию. На самом же деле оно продолжилось: в 735 году арабы овладели Арлем и Авиньоном; от Прованса они проследовали в Дельфинат, дошли до Лиона, заняли Валанс и предали огню церкви в окрестностях Вены. Только в 759 году Пипину Короткому (сыну Карла Мартелла) удалось освободить Нарбону, положив конец исламскому завоеванию Франции, в то время, как Испания прочно оставалась в руках арабов под именем Андалусия и столицей Кордовой, став сначала эмиратом, во времена правления омайяда Абд архиепископ-Рахмана, в 756 году, а затем в 929 году — халифатом, который длился вплоть до 1031 года.

2 S. K. SAMIR, «Le comunita cristiane, soggetti attivi della societa araba nel corso della storia», in A. PACINI (ed.), Comunita cristiane nell’islam arabo. Una sfida del futuro, Torino, Fondazione G. Agnelli, 1996, 80. Del p. Samir la nostra rivista ha pubblicato numerosi articoli.

3 F. M. PAREJA, Islamologia, Roma, Orbis Catholicus, 1951, 425.

4 Речь идет об «условиях», содержавшихся в документе, который приписывается халифу Омару, умершему в 644 году, но который вероятнее всего был написан при правлении Омара II (681-720). Он крайне ограничивает права «дхимми». Среди прочего, запрещается обращение в христианство, приговором в этом случае была смерть, как для обратившегося мусульманина, так и для обратившего его христианина: это «наказание за отступничество» (хадд аль-ридда).

5 Ср. S. K. SAMIR, «Le comunita cristiane. », cit., 85 s. Ограничения режиму «дхимма» были введены сначала « капитуляциями», которые были предметом договора, в соответствии с которым мусульманское государство предоставляло христианскому государству право осуществлять юрисдикцию над своими гражданами, которые находились на территории мусульманского государства. Название договора происходит от слова «капитула», то есть глава, на которые делились договоры этого типа с оттоманской империей. Первая из этих «капитуляций» — по образцу которой затем составлялись все остальные — была подписана между королем Франции Франциском I и оттоманским султаном Сулейманом (Солимано) I, в 1536 году. Второе ограничение дхиммы имело место в оттоманской империи после принятия конституции миллета (религиозная община, нация), согласно которой каждая религиозная община имела право самоуправления в соответствии со своими общественными и административными законами. Каждый миллет (нация) имел признанного главу, представлявшего интересы своих единоверцев перед оттоманским правительством.

6 Термин «копт» происходит от греческого Aigyptos (Египет), превратившегося в арабском в Кубт или Кибт, и обозначает христиан уроженцев Египта, Церковь которых, начиная с V века, считалась монофизитсткой, а потому преследовалась византийцами: это объясняет тот факт, что арабы — принятые с благосклонностью египетским населением — с легкостью завоевали Египет в 641 году. В XIX и XX веках коптская Церковь принимает имя коптской «ортодоксальной». Недавно (1973 и 1988) она подписала с католической Церковью документ о христологической вере. Патриарх, — которым сегодня является Шенуда III, — восседает в Каире; он является патриархом Александрии и всей Африки. Численность коптов ортодоксов (есть также небольшое число — 150.000 — коптов католиков) колеблется (согласно статистики) от минимального показателя в 3.200.000 человек до максимума в 6.000.000 и 8.000.000 человек. Около 400.000 коптов проживают в диаспорах (в Европе, США, Канаде, Австралии); в Италии есть две епархии коптов (в Милане и Турине-Риме).

7 M. BORRMANS, «Prefazione», in P. BRANCA, Voci dell’Islam moderno. Il pensiero arabo-musulmano fra rinnovamento e tradizione, Genova, Marietti, 1991, XI.

8 B. SABELLA, «L’emigrazione degli arabi cristiani: dimensioni e cause dell’esodo», in A. PACINI (ed.), Comunita cristiane nell’islam arabo, cit., 141.

9 Ваххабизм — это реформатское движение ислама, отличающееся крайним экстремизмом и направленное на сохранение ислама в его изначальной чистоте. Он восходит к шейху Мухаммад Ибн Абд аль-Ваххабу, распространившего свое реформатское движение в Аравии в 1740 году. Целью реформы было «утверждение исключительности культа, которым следует обращаться к Богу и соответствующая борьба, которую сделует вести против любой формы многобожия и дерзких попыток внести новшества в религию. Кроме того он предлагал применять исламский шариат во всех сферах жизни» (Абд Аллах аль-Салих аль-Утаомин, История Саудовской Аравии, Палермо, Sellerio, 2001, 55). Шейх аль-Ваххаб нашел покровителей в семье Саудов, распространявших свою власть на всю Аравию, которая поэтому называется «Саудовской». Саудовская династия все еще правит Аравией, и считает своей миссией распространить ислам на весь мир, строя мечети и медресе и призывая всех людей обратиться в ислам. Ваххабихмом вдохновлены все фундаменталистские и радикальные движения, рожденные в исламе, особенно Братья мусульмане (аль-Ихван аль-муслимун), возникшие в Египте в 1928 году, последователи которых убили египетского президента Садата в 1981 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *